Архив рубрики: Свидетельства Славы Божьей

Царство Божье для всех народов

Пастор-Эльшан-Вагиф-оглы-Сафаров
Пастор Эльшан Вагиф оглы Сафаров

Азербайджан – преимущественно мусульманская республика. И если в Баку об Иисусе Христе знают, то, отъехав от Баку 20 километров, понимаешь, что здесь о Нем ничего не знают или слышали какие-то легенды о пророке Исе.

Моя сестра Венера и ее муж уверовали в Иисуса Христа в Ярославле и через какое-то время приехали на родину. Я встретил их как подобает – с русской водкой. Жил я тогда «весело» – сильно пил, да и наркотики употреблял.

Мы с семьей жили в Баку, мне за два года до этого подарили однокомнатную квартиру. Однажды я пьяный лежал на кровати и увидел под кроватью какую-то коробку, перевязанную крест-накрест бечевкой. Я позвонил человеку, который подарил мне эту квартиру, и он сказал, что прежний хозяин уезжал из страны, все коробки у него в чемодан поместились, а одна – нет, и что я могу смело эту коробку выбросить. Я открыл коробку, а там Библия. Жена уговаривала меня эту книгу выбросить, потому что она «о русском Боге». А я решил положить на подоконник, и если кого русского увижу – подарить им. Так Библия и лежала у нас на подоконнике. Потом мы продали квартиру и купили дом

Когда приехала Венера, они попросили меня отвезти их в церковь. Я в то утро был после сильной пьянки, с женой поругался, у меня был магазин автозапчастей, и надо было его открыть. Я долго метался – открыть магазин или отвезти сестру, но потом все-таки повез Венеру в церковь. Во время служения я стоял в стороне, но слышал и видел все происходящее. И вдруг у меня слезы навернулись. Два раза я порывался уйти со служения, но что-то внутри останавливало меня, и в конце служения я покаялся перед Христом в своих грехах. Я закрыл глаза, и мне показалось, что все кругом горит. Открыл глаза – ничего не горит. И я понял, что это мое греховное прошлое сгорело.

Потом я поехал на работу, кому-то магазин передал и поехал домой, потому что отношения с женой тогда были очень нехорошие. Это было 21 октября. А как я потом узнал: с 20 на 21 октября жена решила повеситься. Она позвонила моей маме, сказала, что больше терпеть мои греховные выходки не может, та согласилась, что терпеть меня невозможно, предложила жене самой решать, что делать. Развестись жена не могла, потому что я сильно бил ее и мог просто убить ее за это. Вечером 20-го она поцеловала сыновей перед сном, заглянула в комнату, где я спал, и спросила: «Эльшан, водка или мы?» Я ей сказал: «Водка, отстань». У нее на дереве напротив дома уже была накинута веревка. И вдруг вскакивает наш младший сын (ему тогда было тринадцать), обнимает ее за ноги и говорит: «Мама, ты же рассказывала, что когда тебе было тринадцать, у тебя мама умерла? Ты же говорила, как плохо жить без матери. Мама, не надо, не умирай». Жена, не понимая, откуда он все знает, уложила его спать. Утром, в половине шестого, она решила повторить свою попытку. Только она открыла дверь, сосед выехал со своего двора, и его машина сломалась прямо перед нашим домом. Ей пришлось ждать, когда он отремонтирует машину и уедет. Только он уехал, второй сосед выезжает из своего дома, и его машина ломается на этом же месте. Она все ждала, когда он уедет, уже магазины начали открываться, дети в школу пошли. Жена решила отложить все намеченное на следующий день.

Часов в пять вечера я приехал домой радостный, она в это время что-то жарила на кухне. Я попытался что-то объяснить ей, но она отстранила меня. И я никак не мог ей объяснить, что я теперь другой, люблю ее, люблю своих детей. Тут к нам в гости приехал мой друг с женой. Мы с ним часто вместе выпивали. А в этот день я его спросил, будет ли он пить. Он, в свою очередь, удивился: «Что за странный вопрос?» А я сказал ему, что больше пить не буду. Он стал меня ругать, что я стал муллой, религиозником. Оказывается, моя жена слышала это. Друг со своей женой уехал, а я лег спать. Жена, обдумывая услышанное, решила посмотреть, что будет дальше и дать мне последний шанс, не вешаться.

На следующий день я собираюсь, готовлю рубашку, и вдруг жена подходит и говорит (а мы давно уже с ней не разговаривали): «Эльшан, можно мы с детьми с тобой поедем туда, где ты был?» Я, конечно, согласился. Старшему сыну тогда было четырнадцать лет, младшему – тринадцать. В следующее воскресенье мы поехали в церковь, там они приняли Христа своим Господом, старший сразу получил крещение Духом Святым. У нас началась новая жизнь.

Тогда у меня было два магазина, и вдруг денег стало все меньше и меньше. Я работал, не воровал, пришлось закрыть магазины, стал работать таксистом. Но не хватало уже на самое необходимое. Каждый день я зарабатывал только на килограмм муки, даже готовый хлеб для нас было покупать дорого. Однажды жена готовила тесто, а я ей предложил: «Давай вернемся в прежнюю жизнь, мне стыдно перед вами, что я никак не могу вас обеспечить». Но жена отказалась, сказала, что уж лучше так.

И мы прожили в таких трудностях три года. Все вместе закончили библейскую школу. С первого же дня я стал ходить к своим старым друзьям, многие из которых были наркоманами и алкоголиками, говорил им, что жизнь можно изменить. Некоторые из них приняли это, некоторые ругали меня.

Восемь-девять месяцев я ездил на своей машине по республике, говорил людям об Иисусе Христе. Пасторы в Баку не знали, что со мной делать – у меня еще не было христианского образования, но служил Богу я очень много и усердно.

Обычно, люди в Азербайджане спрашивали, не русские ли у меня родители, что я служу «русскому Богу», и очень удивлялись, что я абсолютный азербайджанец. Постепенно ко мне домой стали приходить уверовавшие люди. Мы тогда переехали в Агдаш, это самый центр Азербайджана.

Сейчас у нас есть церковь. Мы прошли через многое – иногда меня не принимали, ругали, а иногда – с радостью слушали.

Шесть лет я ездил по республике, все время на колесах, дороги были ужасные. Я начал молиться, и начались ремонты.

Сейчас, слава Богу, дороги хорошие, как зеркало, налажена вся инфраструктура.

Бабушка до...
Бабушка до…

Однажды один парень пришел в нашу церковь, мы познакомились. Он очень удивился, что Эльшан – это я. Оказывается у него есть родственник мулла. Несколько радикально настроенных людей собрались пойти ко мне и запретить мне строить церковь.

Они собрались и пошли, идти им было 700-800 метров. Было это три месяца назад. Но они так и не дошли до меня – Бог им не дал. Он защищает нас, а мы часто даже не знаем об этом.

Я очень мечтал поставить большую палатку, чтобы провести большое собрание, поделился этим со своим старшим пастором в Баку. Это было в 2013-м году. Я молился и в один момент понял, что государство будет мне помогать. Прошло некоторое время, и вдруг мне позвонил глава комитета по работе с религиозными организациями, который много ругал меня до этого, даже унижал. И вот он звонит и говорит, что им был звонок «сверху», что в глубинке есть пастор, который хочет провести

...и после исцеления
…и после исцеления

собрание на праздник Пасхи, и ему надо помогать. И мы поставили большую палатку, провели большое собрание. В первый раз к нам пришло 35 человек. Потом мы провели в палатке праздник Рождества, потом опять Пасху… Сейчас нас уже около ста человек. И весь город знает, что здесь христиане, они читают Библию, молятся и поклоняются Иисусу Христу. Чиновники

приходили к нам на собрание, увидели, что у нас все хорошо, мы соблюдаем

все законы, и обещали еще нам помогать. Мы посылаем людей в другие районы Азербайджана, открываем там библейские школы. В Агдаше мы начали строительство молитвенного дома.

Наша страна – светское демократическое государство, поэтому по нашей Конституции религии равны. Мы знаем все свои права и обязанности, исполняем все законы. Но большое количество людей далеки от веры, как некогда был и я.

У нас есть много свидетельств, как Бог действует в жизни людей. Люди исцеляются по молитве от рака, мы молились – и один мертвый воскрес. Одна бабушка была совсем согнута, ходила на четвереньках, руки были в мозолях. Я помолился, и она разогнулась! Мы смогли увидеть ее лицо, что было раньше невозможно.

Вместе со мной сейчас служат Богу мои сыновья. Старшему уже двадцать два года, а младшему – двадцать один. Они отслужили в армии, сами пошли и попросились. Причем, Бог сделал так, что они служили в очень хорошем месте. Многие люди думали, что я их устроил туда за взятку, но на самом деле это был ответ на мои молитвы. И зачем бы мне тогда был нужен Бог, если бы все мои проблемы решали деньги? Я с Богом дружу, а не с деньгами. Наверное, скоро я перееду в другой район, чтобы там тоже начать церковь. Я понимаю, что пастор должен жить рядом со своими людьми, потому что «пастух должен пахнуть своими овцами». Они могут в любой момент прийти ко мне, попросить помолиться за них, спросить совета, смотрят на меня как на отца. Так что отдыхать нам сейчас некогда.

Пастор Эльшан Вагиф оглы Сафаров,
г Агдаш, Азербайджан

Где же они, золотые дети?

Захватывающая история про девочку Аню и других детей,
которые уже не надеялись встретить свою маму, но все-таки дождались

.
.

Несколько месяцев назад весь интернет заполонили шокирующие фото маленькой девочки. На ее покрасневшем личике синюшными жилами вздулись вены, цинговый рот растянулся в беззвучном плаче, на истощенное тело даже не надета – наброшена – маечка. Многие не могли взглянуть на это фото и не вскрикнуть от ужаса. Ребенок в столь страшном состоянии был сфотографирован для Федеральной базы данных детей-сирот, по которой потенциальные усыновители ищут детей, чтобы забрать в свою семью.

Понятно, что шансов на то, чтобы не только найти родителей, но и даже выжить, у малышки практически не было. В социальных сетях и форумах поднялась целая буря эмоций. Волонтеры, которые видели девочку за год до этого, были возмущены: еще тогда она была вроде бы нормальным ребенком средней пухлявости. Приемные мамы, блоггеры да и просто неравнодушные люди искали виноватых и решали, что же делать, куда отправить ее на обследование, кому пожаловаться, и так далее. Может быть кому-то и приходила в голову бредовая идея забрать Аню домой и этим спасти ее, но никто не решался.

Анечка оказалась красавицей

Через несколько дней всевозможных ахов и охов одна женщина написала: «Я поеду за Аней». Знакомьтесь: ее зовут Наталья Кажаева, она из Самары. Наталья человек верующий, посещает церковь. В позапрошлом году она забрала из детского дома мальчика Степу, но не остановилась на этом. Между мальчиком Степой и девочкой Аней в семье Натальи появились Андрей, Лиза 12-ти лет и 16-летний Вова. Дома ее ждали и две родные дочки – красавицы-подростки.

Все интернет-пользователи, хоть как-то коснувшиеся этой темы, проливали слезы счастья. Кто-то пообещал ей, что уже через год девочку будет не узнать. Вместо истощенного изможденного ребенка появится любимая мамина красавица. Но они ошиблись. Для волшебного превращения не понадобилось так много времени. Уже через полгода Анечка стала пухленьким улыбчивым счастливым ребенком. Девочка, которая в 4 года весила всего 7 кило, выросла на 9 сантиметров!!! Появились попа, щечки, красивые кудряшки. Аня пошла, заговорила, затанцевала, но самое главное – начала интересоваться окружающим миром.

«Растем! Умнеем. Начала интересоваться игрушками. Сегодня достаточно долго с интересом катала машинку. Научилась нажимать кнопки на музыкальных игрушках. Пытается (и не без успеха) сама одевать колготки и штанишки. Очень много времени проводит на ногах. Ходит за одну ручку. Проявляет интерес к мультфильмам, еще несколько дней назад они ее совершенно не интересовали. Ну и самое главное – начала общаться с нами. Научилась просить пить. Научилась говорить «дай», причем совершено осознано. Последовательно может показать где у нее ручки, ножки, носик, ушки и все остальные части тела, показывает, где мама, а где Аня. Очень четко знает свое имя и сразу отзывается, когда к ней обращаешься.

Уверена, что скоро общение у нас станет более осознанным», – пишет Наталья на своей странице в Фейсбуке.

Андрей
Андрей

Самое главное, что у Ани не оказалось никаких серьезных болезней, которые могли бы привести к такому состоянию. Просто, как считает Наталья, у Ани очень тонкая душевная организация. Для того, чтобы хоть как-то успокоить свою тревогу, избавиться от одиночества, она гоняла еду во рту и срыгивала ее. Так и успокаивалась. Уж если взрослые, испытывая страх и депрессию, теряют аппетит и вес, что же говорить о маленьком ребенке, который остался совсем один посреди враждебного мира.

Страшные диагнозы – не помеха счастью

Аня – не единственный не очень здоровый ребенок в семье Натальи. Степка, которого она забрала первым, приехал к ней домой на инвалидной коляске. Сейчас это обаятельный крепыш, настоящая мамина поддержка и опора. Ходит он самостоятельно, даже костылями почти не пользуется.

«Врожденная спинномозговая грыжа, парапарез нижних конечностей (проще говоря, ступни обоих ног парализованы), шунтированная гидроцефалия, олигофрения в стадии дебильности, энурез, энкопрез, астма, операция на желудке… Как вы думаете, как выглядит ребенок с таким набором диагнозов?», – говорит Наталья, показывая последние Степкины фотографии.

Один боишься? Заберу двоих

Через некоторое время Наталья поехала в Мордовию за Андреем. У 11-летнего мальчика было ДЦП и множество других диагнозов. Но самое главное, хотя он числился в 4 классе, он не посещал занятия и так и не научился считать и писать.

Благотворительный фонд вывозил его на лечение в Москву, и там он начал ходить на костылях. Но вернувшись в детский дом, он постепенно забыл о них – не очень-то там разбежишься, да и мотивации особой нет – и стал передвигаться ползком, как делают практически все дети с проблемами опорно-двигательного аппарата.

Владимир
Владимир

Когда Наталья приехала за ним, мальчик просто разревелся от испуга. Оказалось, что кто-то сказал ему, что в семье он будет никому не нужен, его деньги заберут, а самого отправят в психушку. Наталья уехала домой одна, но потом вернулась. Андрей сказал, что один боится ехать, а вот с подружкой Лизой (тоже кстати с серьезными проблемами со здоровьем) – не против. В гости, посмотреть, что да как будет. Наталья думала одну ночь, а потом решила: заберу двоих. Через несколько дней она привезла домой «не только сыночка, но и лапочку дочку».

Дома Андрей с Лизой занимались на тренажере, гимнастикой. Им делали массаж. Cпинка у Андрея выпрямилась, ножки укрепились. Он пошел в обычную начальную школу и с успехом догоняет своих сверстников. Лиза расцвела, решились многие проблемы со здоровьем.

Будущих защитник всех униженных и оскорбленных

В том же году Наталье написал 16-летний Вова. Оттуда же, откуда она забирала Андрея и Лизу. Просто спросил, как дела.

Завязалась переписка. Оказалось, что Вова мечтает стать юристом и помогать таким же, как он – детям-сиротам с инвалидностью и ДЦП. Но все, на что он мог рассчитывать – интернат для инвалидов и признание недееспособным. Тем же летом Наталья забрала и его. Огромная компания поехала отдыхать на море, а в сентябре Вовик впервые пошел в школу. В десятый класс.

Не так страшна адаптация, как ее малюют

Наталью часто спрашивают, как она справляется с адаптацией детей, ведь все-таки все уже не маленькие, со сложившимся характером и привычками. Наталья говорит, что не замечает особых проблем. Конечно, случается всякое, но неразрешимых ситуаций не бывает. Наталья гордится своими детьми и радуется их успехам. «На самом деле дети будут такими, как к ним относиться. Относишься как к здоровым – будут здоровыми. Относишься как к золотым – будут золотыми», — считает она.

Лиза
Лиза

Когда знаешь, что Бог на твоей стороне, справляться с адаптацией и болезнями легче, ведь есть Божья поддержка и уверенность в том что все получится с опорой на Него. Да и на самом деле чудесным образом все складывается очень даже благополучно.

Особым детям особенно нужна семья

Многие потенциальные приемные родители месяцами и годами стоят в очереди, чтобы забрать идеального малыша с хорошим здоровьем подходящей национальности и цвета глаз. Конечно, это их право. Однако в эти же месяцы и годы тысячи замечательных детей ждут своих родителей. Или уже не ждут, понимая, что их то уж точно никто не возьмет. Потому что у них ограниченные возможности. Проблемы со здоровьем. Для многих весь мир ограничивается стенами комнаты, кровати с железной решеткой. Как в тюрьме. Только не потому что они совершили какое-то преступление, а всего лишь из-за того, что у них не ходят ноги. А на самом деле таким детям особенно нужна семья. Мама и папа для них – это не просто близкие люди, это открытая дверь в этот мир. Их ноги, руки, глаза, уши. Это возможность поправить свое здоровье, а в некоторых случаях – и просто элементарно выжить.

Чудеса преображения происходят с детьми постоянно, когда они попадают в любящую семью. Их творит Бог. Но для того, чтобы изменить жизнь ребенка, Ему нужна семья, в которую Он может его поместить.

Елена Чуйко

Почти все дома
Почти все дома

Герои среди нас

Присмотритесь, они могут быть рядом с нами. Они проходят мимо нас, а мы их не замечаем. Старенькие, сухонькие, они пересчитывают мелочь в магазине, потому что не хватает на хлеб или кусочек сыра. Они могут сидеть на лавочке, наслаждаясь первыми солнечными днями весны и вспоминая о том, что им пришлось пройти семьдесят лет назад и после…

Хотя они не часто вспоминают об этом и тем более не любят рассказывать, уж слишком это было тяжело. Приходилось полностью забывать о себе, о своих элементарных потребностях, таких как еда или гигиена. Они прошли через страх, пот, кровь и слезы – для того, чтобы спасти свою страну, нас – своих потомков, победить в войне, которую назвали Великой Отечественной.

И правда, воевало все Отечество – от самых маленьких до самых старых. Кто мог держать оружие в руках или быть полезным на фронте – уходили в самую гущу боевых действий. Даже четырнадцатилетние девчонки и мальчишки, преодолевая страх, отправлялись практически на верную смерть. А кого не брали – трудились на заводах и помогали родителям, чтобы не только выжить в жуткий голод, но и помочь фронту.

Лешкинова Елизавета Дмитриевна:

Лешкинова  Елизавета Дмитриевна
Лешкинова
Елизавета Дмитриевна

Не люблю рассказывать о военном времени. Воспоминания это не простые, тяжелые. Когда началась война, я закончила 7 класс. Закончила курсы бухгалтеров и пошла работать в Управление железной дороги. Меня назначили бухгалтером на воинские перевозки.

На Северной железной дороге стали организовывать поездные бригады и отправлять их на фронт. Начальник дороги вызвал меня и сказал, что хочет и меня отправить. Мне тогда еще и семнадцати не было.

Он мне и говорит: «Что же Вы, у нас и пятнадцатилетние воюют». После этого мне уже неудобно было отказываться.

Был организован поезд, в котором были все дорожные службы. Мы пробыли в Иваново два месяца, и нас отправили на карело-финский фронт. Это был 43 год.

В нашем поезде были все службы: и путейцы, и движение, и связисты, и санитары. Я тогда хорошо печатала на машинке, и поэтому работала при штабе. Моей обязанностью было всех организовывать и собирать. Непросто было: поезд был большой, и за день приходилось не раз и не два его обходить.

Елизавета Лешкинова с подругой, 1945 г.
Елизавета Лешкинова с подругой, 1945 г.

Мы доставляли на фронт грузы и солдат. Иногда грузы были особо секретные: мы даже не знали, что везем. Потом несколько километров проезжали до линии фронта, собирали раненых и отправляли их домой. За ранеными ухаживали, перевязывали.

Одним словом, насмотрелись всего.

Нас разбомбили сразу же, как только мы приблизились к карело-финской границе. Бомбежка была без конца. В нашем поезде погибло много людей. Мы собирали своих раненых коллег.

Нас без конца бомбили. Мы иногда неделями в свои вагоны не заходили, жили в окопах, землянках. Кроме того, на освобожденных территориях очень много подрывалось людей. Стоит только немного подальше от железнодорожного полотна отойти, как подорваться можно.

За время нашей службы погибло очень много специалистов железной дороги. На их место Управление присылало новых людей. Но несмотря на страх и бомбежку, вернуться домой нам даже в голову не приходило. Мы всегда поддерживали друг друга и не считались с собой. После фронта я осталась астматиком – простудилась очень сильно и не лечилась. До этого ли было. Все терпели.

Я чудом выжила. Один мой брат погиб под Москвой. Другой случайно остался жив. Он был ранен под Ленинградом и попал в госпиталь. Оттуда увозили одного генерала, и тот взял с собой двух бойцов, один из них был мой брат. Потом этот госпиталь разбомбили.

В 46 году я вернулась в Ярославль, а потом меня послали в Германию в группу советских войск. Я там проработала 6 лет.

Первое время там было непросто: враждебная обстановка, да и не пускали нас особо никуда с базы.

Всю жизнь война преследует меня. У меня и муж – участник войны. Мы встретились позднее и вместе уже 50 лет. Он до сих пор не любит вспоминать о том времени.

Перцева Елизавета Васильевна:

Перцева Елизавета Васильевна
Перцева Елизавета Васильевна

Когда началась война, мне не было и года. Я была совсем маленькая, когда папа уходил на фронт, но уже помню, как мы ждали его. У нас висело черное большое радио, и мы постоянно слушали сводки информбюро. Он воевал на передовой, был связистом. Поэтому, наверное, и рассказывать не любил. После войны его отправили на Дельневосточный фронт, и домой он пришел только в 46 году.

Я маме помогала во всем. Носила корзины из лесу с орехами, грибами. Дрова держала, пока она их пилила. Маленькими пальчиками набивала табак в папиросные гильзы, чтобы мама могла отправить на фронт – хоть какое-то утешение солдатам.

Маме кто-то привозил шерсть, она ее пряла, а мы с сестрой мотали клубки до изнеможения. Потом она вязала варежки с тремя пальцами и краги и тоже отправляла на фронт. А еще мама и все соседи шили кисеты для солдат.

Есть нам было совсем нечего. Суп варили из лебеды, конского щавеля. Ели крапиву просто так. Листочек свернем, пожмем немного, и пахнет он свежим огурцом. Клевер, орехи – все растения были наши. Пили из любой канавы, лужи – слава Богу, никто не заболел.

Василий Перцев (в центре) с однополчанами
Василий Перцев (в центре) с однополчанами

Мы все тащили в рот. Глодали костяные гребни и пуговицы. Свекла была лучшим лакомством – мы ее вялили на солнце и ели вместо конфет. Стояли в очередях за хлебом – у нас никогда не было целой буханки – получали одну треть на троих. Мама даст маленький кусочек хлеба – мы его положим в стакан, зальем кипятком – ой, какая вода вкусная, хлебом пахнет. Выпьем, еще раз заливаем, пока труха хлебная не потеряет весь вкус и запах.

Все соседи поддерживали друг друга. Придет письмо с фронта – все соберутся, читают. Люди сами голодали, но делились друг с другом.

Когда закончилась война, радости нашей не было предела. Знакомы и незнакомые бежали навстречу друг другу, делились новостями, обнимались, плакали от радости. Ходили на станцию встречали фронтовиков. И после войны поддерживали друг друга.

Титова Анна Федоровна:

Титова  Анна Федоровна
Титова
Анна Федоровна

Когда война началась, мы жили в Воронежской области. Нас в семье было 10 человек: 8 детей и мама с папой. Старшие остались все малограмотные. Они еще до войны разъехались, папа – на фронт ушел. Осталась я за старшую. Я их поднимала.

Топить нечем было. Я бурьяна принесу охапку – а он сгорит быстро и тепла нет. Таскала кукурузу, а с бахчи арбузы, дыни. Так и питались.

Всех трактористов забрали на войну. Остался один инвалид-тракторист. Нас послали на поле учиться. Но после того, как я под трактор попала, отправили на сахарный завод.

Потом из военкомата пришла повестка, меня забрали в тыл, на трудовой фронт. Сначала на окопы послали. Потом сразу перебросили на пути железной дороги. Это было в 41-42 году под Воронежем. За линией фронта шли, железнодорожные пути восстанавливали. Рукавицы у нас были худые, руки как примерзнут к рельсам – жуть.

В начале 43 года немец узнал, где мы прокладываем, и начал бомбить. В 3 часа ночи ударил в угол нашей части, где спали моя бабушка и сестра. А я, ее сноха и ребенок были в другом крыле здания, далеко от них. Нас отшвырнуло, и мы остались живы, а сестра моя и бабушка на наших глазах погибли.

Когда разбомбили, нас быстро собрали и отправили в Ярославскую область в Варегово на торфпредприятие. Работали мы на третьем участке. Нас больше не бомбили. Рядом был немецкий лагерь, мы вместе с немцами работали. Немец — немцем, а живого человека жалко. Они, бедные, очень замерзали.

Аня Титова
Аня Титова

Жили мы в бараках. В 3 часа утра уходили на работу. Приходили в 10 вечера. Была у нас спецовка брезентовая, бахилы и штаны. За день намокали, а ночью не успевали сохнуть. Утром мокрое надевали, так на работу и шли.

Когда я приехала в Варегово, мне из Воронежа прислали письмо: брат валяется в канаве и от голода помирает. Мама больна, на ее руках еще две младшие мои сестренки. Я поехала за ними и привезла всех четверых. Положила их в бараке и ухаживала за ними. Отработаю смену на эстакаде и иду в ночь чистить картошку. Вот ночью картошку почистим, лук, а потом кухонная рабочая нальет мне супу, картошки, и тихонечко, пока повар спит, из двери-то и выпускает. Знала, какое у меня положение. Я приходила домой и родных своих откармливала.

Накормила их, напоила, побежала на пекарню дрова колоть. Дадут мне там горячего хлеба. Домой приду, разрежу его и снова их покормлю. А сама могла и ничего и не поесть. Так я их четверых и выходила.

Работала я в Варегово до 49 года, а потом переехала с родными в Ярославль. Брат мой всегда говорил: «Что случится с Анюткой, не переживу». Он помнил, что я им была за мать и за отца.

У меня 9 внуков и 9 правнуков, но троих из них я уже похоронила. Все в молодом возрасте, и все как-то бессмысленно. Трое моих детей умерли тоже рано. Дочка умерла во время родов. Оставила мне троих внуков: 6, 9 и 13 лет. Я их поднимала. Пять лет назад во время неудачной операции стала инвалидом еще одна моя дочь. Я за ней ухаживаю до сих пор.

Я считаю, что Бог дает мне и силы, и терпения. Я каждый день в 5 утра встаю и полы намываю. Меня не забывают, не бросают, все любят. Потому что я очень добрая. Придут, например, соседи — кто за сахаром, кто за дрожжами, я последнее отдам, а сама пойду куплю.

Так я и прожила такую тяжелую жизнь, но Бог мне ее все продлевает. Лошади столько не работали сколько я проработала.

Ребят всех подняла на ноги. Все дельные, лишь бы жили да здоровы были.

Тятенкова Роза Александровна:

Тятенкова  Роза Александровна
Тятенкова
Роза Александровна

До войны я успела не только школу закончить, но и поучиться в Москве в Энерго-механическом техникуме. Потом, когда война началась, мне так захотелось к маме, и я уехала в Киржачский район Владимирской области. Сразу же стала работать на заводе Красный Октябрь, который выпускал осветительную аппаратуру для автомобилей, единственный на всю страну. В войну, правда, мы еще делали головки для минометов.

Сначала я работала на электрической подстанции. Нас бомбили все время, но в завод ударили только один раз – тогда погибла женщина в соседнем корпусе. А так немцы все больше попадали по деревьям – там до сих пор в лесах огромные воронки.

Первое время мне часто снилось — видимо, был такой случай: налет, я на подстанции одна. Свет-то выключила, и туда-сюда торкаюсь – никак не могу выйти.

Там я поработала недолго, и меня перевели в отдел технического контроля в основном здании. В начале февраля 1943 года я и еще несколько девчонок с завода собрались на фронт добровольцами.

Сначала нас поездом везли. Обучать – не обучали. Что умеешь, тем и сгодишься. Определили в Пятую стрелковую гвардейскую дивизию. Практически два месяца мы стояли под Старой Руссой, там на передовой шли бои.

Мы стояли немного сзади линии фронта. Помню, была весна, и мы из одной воронки все воду таскали, и мылись, и пили ее. А потом из нее голова конская показалась.

Роза Тятенкова, 1943 г.
Роза Тятенкова, 1943 г.

Поначалу я служила в отделе тыла машинисткой. Однажды начальника тыла не было, а с передовой приехали за обмундированием. Что делать? Я звонила ему, звонила. Не дозвонилась, сама и выдала обмундирование, сколько по накладной было. Через какое-то время я все-таки сообразила, что надо предупредить. Дозвонилась до командира и рассказала. Он ничего, сказал, что я все правильно сделала. Потом мне уже по секрету сообщил знакомый, что за такое самовольство и расстрелять могли.

Когда шел бой, недалеко от передовой развертывался медсанбат и нас, штабных девчонок, посылали туда. Но в сам санбат шли только самые тяжелые. Тех, же кого легко ранило или средней степени тяжести, сажали рядышком на землю. И к дереву прислонят, и положат, где место найдут. везде. Мы их перевязывали, ухаживали за ними, поили, кормили. Санитары приносили раненых, и мы им помогали размещать солдат. А если очень много раненых было, они оставляли носилки, и обратно бежали, а мы уж своими силами как могли справлялись. Мне помогло то, что я еще на заводе закончила курсы медсестер.

В штабе я сводки печатала для информбюро, новости писала. Все документы готовила, какие надо. В быту все было просто.

Мы везде жили в палатках, прямо в лесу или на поляне. Вот только помнится на каком-то озере стояли, там жили в домах.

Мне можно сказать, повезло. Девчонки с нашего завода в основном попали в батальон, который занимался стиркой. Но они были и постарше меня и покрепче. Я же была маленькая, худенькая.

В конце апреля нас с этого места сняли. Везли на грузовиках, по грязи, лесами. Ехали на поезде через Рыбинское море и мимо Ярославля. Хотелось с родными, конечно, повидаться – да как? Телефонов-то тогда не было. Нас перебрасывали на Воронежский фронт. Там тоже стояли.

Мы все время были на передовой. Нас и бомбили, и обстреливали. На воронежском фронте прямо сзади наших палаток всегда стояли «катюши». Спрятаться было особо негде во время обстрела. Окопы были ближе к передовой, а сзади были наши палатки. Как могли, так и прятались. Обстрел? Ложись на землю и лежи.

В октябре дошли мы до Днепра, стояли как раз на берегу реки. Написали мне длительный отпуск по состоянию здоровья, и я поехала домой. Провожали меня сначала на лошади. Мы только проехали – минометная болванка сзади. Еще чуть-чуть – и попала бы по нам. Я упала, побежала на холм. Довезли до Харькова – там все дома темно-серые. Может, специально их перекрасили?

Эти люди пожертвовали многим для того, чтобы мы – их дети, внуки и правнуки – могли жить в мире и благополучии. То, что они прошли, они не смогут забыть никогда. А мы можем выразить им свою благодарность не громкими словами, а тем, что не будем проходить мимо них, когда им нужна помощь. Донести сумки, помочь с ремонтом или на огороде, подарить цветы или тортик одинокой бабушке – это лишь маленькая толика того, что может согреть их сердце и напомнить о том, что воевали-то они не зря.

 

Исцелить инвалидность сердец

В конце марта «легендарный», как его окрестила российская пресса,
Ник Вуйчич впервые посетил Россию.

28 марта в Общественной палате Российской Федерации состоялась пресс-конференция, посвященная данному событию. Цель приезда — встреча со своими поклонниками и просто читателями в Москве и Санкт-Петербурге, проведение мотивационных лекций и презентация своей новой книги «Любовь без границ. Путь к потрясающе счастливой любви»».

Ник Вуйчич
Ник Вуйчич

В переполненный зал Ника внесли на руках из-за того, что у него нет конечностей. Ни одной. И, тем не менее, в зал вошел Победитель. Это было ясно с первой минуты. Прежде всего, поражала его удивительная улыбка. Улыбка человека, который знает вкус победы и любит жизнь. Его взгляд был наполнен любовью и добротой, с чем журналисты на пресс-конференциях сталкиваются нечасто. Никакого официоза, все просто и свободно. Для журналистов это было непривычно, но они приняли его манеру выступать. Речь Ника, а говорить он начал сразу же после приветствия, обличала в нем превосходного оратора, умеющего с первой секунды брать внимание аудитории. А то, как он живо, свободно и открыто держался на публике, говорило не только о большом опыте выступлений, но и о том, что он любит и умеет общаться с людьми, и его сложно застать врасплох.

Ник передал привет от своей семьи, рассказал о своей жизни и о причинах, побудивших его посетить Россию:

«Не сдавайтесь! Я приехал в Россию не просто ободрить людей, которые страдают, моя цель – исцелить инвалидность сердец. Ведь самая большая инвалидность – это страх. Страх перед будущим, страх потерпеть неудачу, страх оставаться одиноким.

Каждый человек прекрасен, вы прекрасны такие, как вы есть, и я, Ник Вуйчич, без рук и без ног. И неважно, есть ли у вас работа или нет, неважно, что вы достигли, важно кем вы являетесь и любите ли вы людей. Не сдавайтесь, будьте уважительны к себе и другим, верьте в себя в свое будущее.

Когда я был маленьким мальчиком, меня спрашивали: «Кем ты хочешь стать?», и я понимал, что не смогу быть ни фотографом, ни полицейским, ни хирургом. Я не представлял, какой будет моя жизнь, но я искал цель в этой жизни и понимал, что не буду счастлив, пока не пойму, что мне делать.

Я понимаю, что на моих похоронах не будут говорить, чего я достиг, но будут вспоминать, какие переживания я принес людям.

Ник Вуйчич с семьей
Ник Вуйчич с семьей

Поэтому я бросаю вызов людям, вы должны понять, кто вы, и думать о том, кем вас будут считать ваши дети.

Я бы хотел быть лучшим другом моим детям. Я боялся, что никогда не смогу обнять мою жену, взять ее за руку, но теперь я понимаю, что главное — то, что я могу обнимать ее сердцем.

Да, и у меня были и взлеты, и падения, но это часть моей жизни, и я бы не был самим собой, если б не прошел через это.

Когда мне было 10 лет, надо мной так издевались в школе, что я пытался покончить с собой, я сделал попытку утопиться в ванной, но по милости Божьей я еще здесь. Почему я не ушел из жизни? Я знал, как меня любят родители, какой болью для них будет, если я уйду. Может быть, не у всех из вас хорошие родители, но считайте меня своим другом. И даже если вы не увидите чудо, вы можете быть чудом для других.

Когда мне было 15 лет, я попросил Бога войти в мою жизнь, и сегодня я верю в Бога. Я не православный, и не католик, главное для меня — не быть в деноминации, а жить в вере в Иисуса. И Он помогает мне, когда я прошу.

В 19 лет я начал выступать публично, и однажды ко мне подошла девочка и сказала: «Никто раньше не говорил мне, какая я красивая и что меня любят!». И тогда я понял, что я должен рассказывать людям о надежде, любви и человеческом предназначении.

Когда мне было 24 года, я выступал в Калифорнии, находясь перед большой аудиторией. И вдруг я увидел мужчину, который держал на руках маленького мальчика. Я не мог поверить, что этот малыш, которому только девять месяцев, не имеет ни рук, ни ног, а только одну ступню, так же, как я. Я взял его на сцену, обнял и положил свою ступню на его. И он улыбнулся, а все вокруг плакали. Я не могу передать свои ощущения в этот момент, наши родители обнялись, и теперь родители этого мальчика знают, что с ним все будет в порядке».

После этой речи выступили организаторы конференции, которые говорили о важности визита Ника именно в это время. Они рассказывали о том, как и почему произошла эта встреча, выражали ему благодарность и свое восхищение.

В зале помимо журналистов было множество людей с ограниченными возможностями, которые также благодарили Ника. У журналистов было немного времени для вопросов. Корреспонденты «Комсомольской правды», «Православие и мир» и других средств массовой информации интересовались его впечатлениями о России, о том, знает ли он об условиях, в которых живут в нашей стране люди с ограниченными возможностями. Были также уточняющие вопросы о его книге, о его жизни.

Журналист «Русского репортера» спросила Ника, как можно остановить войну, и что делать, когда две страны начинают ненавидеть друг друга.

– В мире сегодня много хаоса. Я не знаю, как остановить войну, если бы я знал, я бы это сделал. Я видел много страданий и понимаю, что политика есть политика, но в любом случае нам необходимо оставаться сильными внутри себя, и я молюсь о мире. Вчера я был в больнице, где находятся дети, ставшие жертвами войны. Дети, привезенные с обеих сторон фронта. Я хотел бы, чтобы люди, которые принимают решение в пользу войны, могли познакомиться с этими детьми и их семьями.
Сотрудник «Нового радио» попросил рассказать Ника о том, какое место в его жизни занимает вера.

— Даже если у вас прекрасные отношения с женой, даже если вам принадлежит весь мир — этого недостаточно! Поэтому я верю в Бога и в прощение человека через Иисуса Христа. Каждое взаимодействие имеет значение, просто нужно найти план Бога для себя лично. Не я источник вашей надежды, не какие-то спикеры или ораторы, они не могут быть этим источником, нужно нечто большее. Кто-то сказал, что надежда умирает последней, но для меня она не умирает никогда, она идет за пределы этого мира. Поэтому я имею эту силу, я знаю, что у Бога есть план для каждого из нас. Необходимо верить в это, и однажды смерти не станет.

Молодой человек из зала попросил Ника дать совет той части молодежи, которая хочет что-то сделать для мира, но не получает поддержки.

– Все начинается с мечты. Конечно, я благодарен Богу, что родился в стране с большими возможностями, и я знаю, что не любая мечта может осуществиться, но я видел многих людей, которые достигали своей мечты, несмотря ни на что.

Когда я сказал своим родителям, что хочу стать мотивационным спикером, они не верили, что это возможно. Моя мечта была самая сумасшедшая из всех, и она осуществилась. Но даже когда сбывается малая часть мечты, это очень важно.

Мои мечты безумны и огромны. Например, моя мечта сегодня – чтобы четыреста миллионов молодых людей на Земле жертвовали по одному доллару в день, чтобы прекратился глобальный мировой голод. Я верю, что ваше поколение может положить конец голоду в мире. Не правительства. Не миллиардеры. А именно – молодое поколение, которое станет огромнейшей силой. Мечтайте по-крупному.

У меня есть друзья с потрясающими историями. Один молодой человек жил в страшной нищете в Бразилии, он был чистильщиком обуви, это была его профессия, то, чем он начал заниматься с трех лет. И однажды, когда он перебегал дорогу, его сбила машина. Если бы не случайный прохожий, который оказался врачом, он бы умер. И тогда этот мальчик сказал: «Я буду врачом». И он начал усердно работать, чтобы пробиться, получить образование и поступить в медицинский вуз. Сегодня у него 150 больниц и 22 тысячи сотрудников. Вот это воодушевляющая история!

Услышав вопрос, как вы воспитываете своего сына, улыбнувшись, Ник ответил:

— Чтобы правильно воспитать своих детей надо любить их и поощрять, любить и поощрять, дисциплинировать, а потом любить и поощрять, и еще две последние важные вещи в воспитании детей: любить и поощрять.
Говорите своим детям, какие они прекрасные, не говорите с ними просто о школе, учитесь постигать их мир, и учите их жизненным вещам, проводите с ними время, делайте все, чтобы они почувствовали, что вы их друг, а не просто папа.

Во время конференции было множество выступлений, слов благодарности не только от журналистов, но от представителей различных благотворительных фонтов. Находящиеся в зале инвалиды также задали вопросы, делились своими историями из жизни, своим творчеством, Казалось, что эта пресс-конференция никогда не кончится, и очень хотелось, чтобы она длилась как можно дольше. Атмосфера была совершенно исключительной по своей доброжелательности, теплоте, открытости, люди плакали, казалось, что сердца таяли и уходила какая-то жесткость, черствость и суетность.

Пожалуй, самый неожиданным был финал пресс-конференции. Сергей Щетинин, представитель «Российского союза спасателей», поблагодарил Ника Вуйчича за встречу и вручил ему орден «За мужество»: «Спасибо за тот подвиг, который вы совершаете ежедневно. Вы также спасаете жизнь людей, как и мы, может быть даже больше!»

Ник Вуйчич поблагодарил за высокую честь и сказал:
Я бы хотел прийти к каждому из вас, посидеть в гостях, выпить кофе, к сожалению, это не в моих силах. Помните о Боге и знайте, что я с вами. Спасибо за честь и любовь!

Нельзя не отметить, что в канун Светлой Пасхи Христовой Ник Вуйчич выступал в одной из самых рейтинговых программ — «Субботний вечер с Андреем Малаховым», и ту атмосферу, что была на пресс-конференции, он принес в студию. Люди плакали, слушая его историю, но не от жалости к человеку без рук, без ног, а от того, что исцелялась инвалидность их сердец.

Страх уходил, приходила вера, любовь, принятие. И еще возникало восхищение этим удивительным человеком, одна встреча с которым способна глубоко затронуть сердца множества людей.

Факты:

Ник Вуйчич родился с синдромом тетраамелии (отсутствие всех четырех конечностей).

Он родился в очень любящей семье, и это сильно повлияло на его отношение к себе и к своей жизни. Его отец – пастор протестантской церкви. Сам Ник – глубоко верующий человек и очень одаренный спикер. В своих выступлениях он всегда говорит о личной вере в Иисуса Христа.

Ник научился быть сильным, верить, любить и прощать. Благодаря своему жизненному опыту, в чем-то совершенно уникальному, Ник Вуйчич написал такие мотивационные книги как: «Жизнь без границ. Путь к потрясающе счастливой жизни»,

«Неудержимый. Невероятная сила в действии» и «Будь сильным. Ты можешь преодолеть насилие (и все, что мешает тебе жить)».

Россия стала 55 страной, которую посетил Ник Вуйчич. Он выступает с лекциями около 250 раз в год. Ник встречался с 13 президентами, выступал с трибун восьми парламентов, на сегодняшний день его аудитория насчитывает 8 млн.человек.

Ник Вуйчич с юности мечтал о создании семьи. Три года назад он женился на необыкновенной девушке Канаэ, о которой написал в своей книге «Любовь без границ. Путь к потрясающе счастливой любви». Их первому сыну уже два года, супруга Ника беременна вторым мальчиком.

Остается только сказать, что все возможно верующему, как говорит Писание!

Ирина Манкина

 

Великая заповедь с обетованием

Семья Князевых-Ерохиных
Семья Князевых-Ерохиных

40 лет вместе

Сергей Иванович Князев

Наша семья живет в поселке Некрасовское. Старшие дети Таня и Лена учились в местной средней школе. В 1989 году старшая дочь поступила в Ярославское училище №31, где и услышала Благую Весть от подруги, которая посещала евангельскую церковь. Своей радостью она поделилась с младшей сестрой Леной, которая в 1991 году уехала учиться в Ярославский медколледж. Впоследствии она стала ходить в церковь с Таней. Со временем, нам, родителям, стало интересно, куда ходят наши дети, поскольку мы стали замечать положительные изменения в их характерах, поведении. Зимой 1992 года мы пришли на богослужение и приняли покаяние, а позднее и водное крещение. Бог помог нам встать на правильный путь. Наши сердца наполняла радость, мы наконец-то поняли смысл жизни, она по-новому открылась нам. Спустя время к нам в гости часто стали приходить верующие люди, с которыми можно было много беседовать о Боге и Библии. Мне очень нравилось, что мы, христиане, помогаем друг другу проходить трудности жизни, радуемся друг за друга, когда все хорошо. Каждое воскресение мы с удовольствием ездили на служения «Церкви Божьей». Летом 1994 года у нас в поселке была создана своя евангельская церковь. Это было удивительное время.

В декабре 1995 года у нас родилась третья дочь – Лиза. Это особая благодать и милость от Бога, когда дети с рождения в церкви. Мы с супругой вложили в нашу дочь основы христианского воспитания, способствовали развитию ее талантов и способностей, приобщали к служению в церкви.

А в прошлом году Лиза окончила школу с золотой медалью и стала студенткой Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

Бог отвечает на наши молитвы. Мы видим, как Его благодать и милость пребывает на семье наших родственников — Ерохиных.

На примере этой семьи можно увидеть, как Бог действует в жизни тех, кто Ему верен, что верующим в Него все содействует ко благу.

Мы очень благодарны Богу за Его милость, за то, что Он простил нам наши грехи, дал новую жизнь и благословение.

Ольга Сергеевна Князева

Я благодарна Богу за моего любимого мужа, прекрасных дочерей и внуков.

Мой муж любящий и заботливый не только к своей семье, но и к окружающим людям: он с удовольствием помогает всем, кто обращается к нему за помощью и советом. Все, кто знаком с Сергеем, знают его как яркого и позитивного человека.

Муж ведет активную общественную деятельность в поселке, занимает должности в районе: он является председателем общественной комиссии при полиции, заместителем председателя избирательной комиссии, а также членом призывной комиссии военкомата.

Помимо деятельности на благо поселка, Сергей увлекается лыжным спортом и фотографией, по-особенному любит снимать природу во все времена года. Не так давно в нашем краеведческом музее прошли две фотовыставки его работ, которые были по достоинству оценены жителями поселка.

Я очень горжусь своим мужем и восхищаюсь им!

Летом прошлого года мы с Сергеем были приглашены в Губернаторский Дом на традиционный праздник «День семьи, любви и верности» для награждения медалью за сохранение семейных устоев, пронесенных через долгие годы совместной жизни.

«Семья — единство помыслов и дел». Эти слова были девизом праздника. Но этого бы не было, если бы не Бог. Наша жизнь — тому пример.

Дело в том, что в тот момент, когда мы с мужем уверовали в Бога, наша семья была на грани развода. Виной тому – алкоголь.

Сергей — коммуникабельный и доброжелательный человек, очень любит общение с людьми, причем независимо от их возраста и социального статуса. Да и работа у него была интересная – начальник базы отдыха, на которую всегда приезжало много отдыхающих. И, к сожалению, Сергей пристрастился к алкоголю. Из-за этого возникало множество проблем, которые вытекали в серьезные ссоры и неминуемо привели бы к разводу.

Но когда я пришла в церковь и начала молиться за спасение мужа, Бог не только освободил его от алкогольной зависимости, но и координально изменил: семья сохранилась, отношения восстановились и стали даже лучше, чем были в молодости.

Я всегда верила и знала, что Бог есть, что Он слышит не только наши молитвы, но и молитвы наших предков. Я хорошо помню свою бабушку Лизу, в честь которой мы назвали третью дочку. Бабушка читала Библию в то время, когда эта книга была запрещенной, рассказывала мне о Боге.

Но не только в моем роду были верующие люди — бабушка моего мужа была певчей в православной церкви в Тутаеве, а дедушка – дьяконом. Их фамилия – Ушаковы. На данный момент двое их потомков являются пасторами местных церквей, у них прекрасные семьи, их дети усердно служат Господу.

Мы благодарны Богу за Его милость и благодать, за то, что Он простил нам наши грехи, искупил нас от зла и дал нам новую жизнь.

20 лет вместе

Елена Ерохина

У меня замечательные родители, очень добрые и любящие, но из-за мягкого характера, они не привили мне уважение к себе.

Мудрая заповедь от Бога гласит, что дети должны почитать своих родителей, ее соблюдение дарует долголетие и благословение.
С моим мужем мы познакомились в церкви. Я очень хотела, чтобы все было правильно, молилась за наш брак, благословляла будущих детей. Меня очень удивляло почтительное и уважительное отношение Алексея к своим родителям, особенно к маме!

Глядя на него, я изменила свое отношение к близким, за что очень ему благодарна! Я начала почитать своих родителей, делами показывать свою любовь и заботу к ним!

Изучая Библию, многие слова вызывали внутренний протест. Например, «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу»- звучало старомодно и не актуально. Но я решила повиноваться Библии, переосмыслила многое и поняла, что любовь и мир в семье невозможны без уважения супругов, что это- не «восточные» предрассудки, а Божья благодать- быть под покровительством мужа, почитать и уважать его! Мы почти двадцать лет в браке и очень счастливы!

Алексей Ерохин

Мне очень повезло с женой! Впервые Лену я увидел в церкви, когда пришел на Пасхальный праздник. Пришел, увидел, полюбил. Через год мы поженились.

Сейчас мы уже почти двадцать лет вместе, и я могу с уверенностью сказать, что для меня нет более близкого человека, чем

Лена, она — мой лучший друг! Без ее поддержки я не смог бы достигнуть того, что мы имеем сейчас. Все эти годы она доверяет мне, а доверие есть проявление уважения к своему супругу, что очень ценно и важно, но, к сожалению, мало ценится в современном обществе.

Все свое детство я наблюдал, как моя мама уважительно относилась к своим родителям. Думаю, что это качество передалось и ко мне. Изучая Библию, я увидел, что уважение родителей – это одна из заповедей Божьих. Да еще и с обетованием: Бог обещает долголетие тем, кто почитает отца и мать.

Я благодарен Богу за то, что Он дал мне замечательную семью: славную жену, детей, которые любят Бога. И если раньше старшие дети ходили в церковь, потому что мы туда их водили с детских лет, то теперь они сами искренне хотят служить Богу.

Это самое важное в моей жизни.

Верен Обещавший

.
.
.
.

Я думаю, что пришло время сесть и написать все то, что сделал для нас Бог. Я про Софу и ее историю. Я ждала пока она пойдет своими ножками, чтобы выложить хотя бы несколько фотографий того, что было…

Эти фото были сделаны, когда чудо уже было явно. Если вы посмотрите, то увидите, что ножки уже приспущены вниз, и на Софочке надета кофта. Это чудо! Когда она родилась ножки были подняты к головке и не опускались ни на сантиметр. Их не могли даже силой отодвинуть. Ручки не отодвигались от тела, поэтому кофточку надеть было нереально. Когда я поднимала Соню, чтобы помыть, ее ножки так и были вверху, и за подмышечки ее я взять не могла. Ее ножки были выгнуты назад в коленках, и ВСЕ без исключения врачи сказали мне, что коленки находятся сзади, как у кузнечика. Ножки и ручки были прямые, как палки, и не сгибались. На ножках страшное косолапие. Средние пальчики на ручках и ножках были согнуты во внутрь ладошки и тоже не отодвигались. Вот такой родилась моя балерина. Моя девочка! Мне сказали сразу: это генетика, это не лечится, она будет ЛЕЖАЧЕЙ больной.

Когда я ее увидела, то прямо там, в реанимации, возложила на нее руки и сказала: «Ты будешь здорова. Будешь жить и возвещать дела Господни»! Мне не передать все то, что я пережила, да и дело не во мне. Плача с утра и до вечера, я мечтала проснуться, чтобы вытереть холодный пот с лица, поняв, что это всего лишь сон. Но это не происходило. Я никогда в своей жизни не разговаривала так много с Богом. Я говорила с Ним, а Он со мной. И тех ответов, и откровений, которые я получила тогда, хватит на целую книгу! В общем, мне говорили врачи: «Она не сядет, не встанет, ну и тем более не пойдет. Больной, прикованный к кровати».

А моя дочь села, встала и пошла!!! И как написано в Писании: «Верен Обещавший»! Сначала у нее начали опускаться ноги. Мы просто молились. Поскольку врачи не знали, что делать, они наблюдали. Ножки сами сделали круг, что видно по следующим фотографиям! После этого мой лечащий врач рассказывал, что есть ребенок с таким же диагнозом, и у него ножки были подняты на 90 градусов (а у нас на 180), и у того малыша силой опускали ноги, сковывая цепями, и все равно не получилось ничего. А тут Бог опустил все Сам! Потом мы молились дальше, и нам сообщили, что у Софушки коленки на месте, где и должны быть! После я видела, как ручки начали отодвигаться от тела по миллиметру. Сейчас ручки полностью поднимаются!

Софья-3Потом Бог дал нам отличного врача, который выровнял ей косолапие и ведет нас по сей день. А потом еще и удивительного массажиста, которая просто подарок от Бога!!! Мы постоянно делаем массажи, и еще есть то, что Бог исцеляет в процессе. Но Софа уже сама сгибает ручки и кушает, рисует, ходит, танцует — в общем, абсолютно здоровый и нормальный ребенок! Она делает все, что делают другие дети, кроме одного, что она делает в тысячу раз больше — болтает! Без умолку и постоянно. И то ли еще будет! У нас до сих пор стоит диагноз неизлечимой болезни. Но нет ни одного диагноза, который был бы сильнее моего Бога! И совсем скоро, конечно если этого захочет сама Софа, я буду приглашать всех в Большой Театр на ее выступления, потому что моя дочь будет танцевать и будет лучшей! И те люди, которые говорили, что исцеление и чудо невозможно, будут сидеть на первом ряду и видеть силу и Славу Божью!!!»

Пастор Юлия Синицина

Самое большое чудо в нашей жизни

Артур и Мелине Айвазян
Артур и Мелине Айвазян

Мелине

В армянских семьях принято говорить о Боге, даже если образ жизни семьи не совсем христианский. Есть некая набожность в культуре нашего народа. Например, культ семьи, бережное отношение к женщине, уважение к мужчине, почтение к старшим, забота о детях – все это в традициях нашего народа и имеет христианские корни.

Когда я была совсем маленькая, моя мама и тетя стали ходить в евангельскую церковь. Они учили меня молиться, петь песни о Боге, так что года в три я верила, что Бог есть. В это время мы переехали в Ярославль, в церковь мы не ходили, но вера в Бога мне очень помогала. Мы жили в районе Перекопа, ситуация там была не очень благополучная. Во дворе мы гуляли с разными детьми, но мои родители были за меня спокойны. Они нам с братом доверяли. Когда я росла, то замечала и наркоманов, и алкоголиков в районе, пугал Детский дом поблизости. Но христианская вера научила меня различать, что хорошо, а что плохо, и я могла отстаивать свои взгляды. Например, я говорила, что не курю, и просила не дымить в моем присутствии. Удивительно, но с моим мнением считались.

Запомнился один случай. Когда мне было шесть лет, мы поехали погостить в Армению. Я была дома одна, бабушка работала в огороде. И вдруг у меня очень сильно разболелся живот. Мне стало страшно. Я в тот момент вспомнила песни прославления и, прогуливаясь по саду, прославляла Бога. Боль прошла, и необыкновенная радость наполнила мое сердце, ощущение счастья и теплоты. Это был Дух Святой.

В Ярославле моя семья дружила с семьей Броян, они приглашали нас в церковь, но папа не торопился прийти туда, он сначала хотел понять, правильная ли это церковь. В это время у моих родителей были проблемы. В такой ситуации только Бог может помочь. Давид Броян предложил моему отцу искать помощи у Бога, помолиться, ожидая чуда. И Бог помог.

С того момента мы всей семьей стали ходить в церковь. Я до сих пор помню мое первое впечатление от церкви: «Я вернулась домой», — сказала я в тот момент про себя.

Бог помог мне поступить в Медицинскую академию. Но там начались некоторые трудности. Я всегда была прилежной ученицей, и мне хотелось все понять. К сожалению, знания там были только с материалистической точки зрения, альтернативной версии не было. Моя вера немного угасла. Но в то время в моей жизни происходило много такого, что научно не объяснить. Вера в Бога – она сверхъестественна. Она как бы «над» материальным миром, «вне» его.

Самуэль
Самуэль

Как, наверное, все девушки я думала о замужестве, о семье, но постоянно молиться о своем суженном я стеснялась. Моя мама рассказала о том, что можно составить список качеств, которые хотелось бы видеть в своем будущем муже. Но, поразмыслив, я решила, что Бог лучше меня знает, кто мне нужен. Я так и сказала Богу, что доверяю Ему в этом вопросе, я верю, что у Него есть человек, которого Он приготовил для меня. Это была моя первая и последняя молитва о будущем муже.

С Артуром мы познакомились по интернету. В соцсетях было много внимания ко мне со стороны мужчин. Но я не воспринимала все это серьезно. Первый раз, когда мне написал Артур, я проигнорировала, как обычно, его письмо. Потом, когда он написал второй раз, решила ответить именно ему. Посмотрев на его фото, мне показалось, что он жизнерадостный, добрый и яркий человек. Самое интересное, что так и оказалось. Потом он спросил, верующая ли я? Я в тот момент поняла, что он — от Бога.

Из большого количества мужских обращений я ответила на сообщение именно верующего человека. Так наша переписка переросла в глубокие отношения. В пользу Артура было то, что он не навязывался. Мы просто, по-дружески общались, это дало мне возможность почувствовать себя свободно, нескованно и быть собой в общении с ним. Когда мы познакомились,

Артур ходил в церковь всего три месяца, и многое в нем не соответствовало христианскому характеру, но всякий раз, когда мне хотелось прекратить общение, Бог сверхъестественным образом работал с ним и менял его.

Наш союз сейчас очень счастливый, и я не представляю, какими бы были наши отношения без веры в Бога! Артур переехал из-за меня в Ярославль, начал тут свой бизнес, очень переживал, потому что не все было успешно в самом начале, а содержать семью надо было. Тем более, что у нас родился сын.

Пожалуй, сын – это самое большое чудо в нашей жизни. Уже то, что он родился здоровым – невероятно. Даже врачи это признали. Он был двенадцать часов без воды и семь раз обвитый пуповиной. Если бы он рождался естественным путем, задохнулся бы. Но так как матка не раскрывалась, то мне пришлось делать кесарево сечение. Это спасло малыша.

А через сорок дней у нас произошла трагедия. Артура рядом не было, он защищал диплом в Пензе, а у меня были госэкзамены, выпускной. Я держала сына на руках, была в длинном платье и, случайно зацепившись, упала на улице на колени на бетонное покрытие. Из-за этого упал вниз головой мой сын. Из всех родственников, которые оказались рядом со мной в эту трудную минуту, только я как медик понимала всю угрозу жизни и здоровью ребенка. У него был ушиб головного мозга, гематома, два перелома. Врачи мне сказали, что только 50 на 50 процентов, что он будет здоров. Слишком велик риск того, что он станет инвалидом, эпилептиком, а возможен и летальный исход. Нам дали сутки, которые показались вечностью.

Главное, как сказали врачи, не было соответствующих симптомов – рвоты, судорог и так далее.

Я сильно молилась Богу, ждала от Него знака. А моя мама напомнила мне мой сон, который был накануне. Мне приснилось, что я в какой-то палате, то ли в больнице, то ли в санатории. И кто-то свыше мне говорит: «Ты получила свое исцеление». Я не знала тогда, к чему это, но в свете происходящих событий, сон оказался пророческим.

Когда у ребенка гематома спала, врачи мне сказали, что мы с ребенком пролежим в больнице как минимум месяц. Каково же было их удивление, когда они выписали нас через несколько дней. Опасность миновала, ребенок активно шел на поправку.

Сейчас мой малыш радостный, здоровый, глядя на него невозможно поверить, сколько он уже пережил. Я очень благодарна Богу за все то, что Он уже сделал в моей жизни, и верю, что это только начало.

Артур

В моем роду мужчин воспитывали быть властными, мол, «мужик все решает».

Несмотря на то, что мы верили, что Бог есть, жили по своим понятиям.

В 1997 году бабушка стала ходить в церковь. Она привела туда меня и брата, когда мы были еще маленькими. Помню, как мы покаялись, ходили на служения. Тем не менее, после 11-ти лет я уже не ходил в церковь. Однако знание о том, что есть грех, есть Бог, и что есть границы, которые нельзя переходить, у меня осталось.

И потом, будучи подростком, я видел последствия разборок, как молодых людей привозили мертвыми. Как видел, что делает с человеком алкоголь, наркотики. Я видел, во что превращает человека казино. И мы с братом знали, что это все не для нас. Мы знали, что такой путь – погибель, хотя общались с такими людьми.

Я хотел начать свой бизнес. И я шел к этому.

Когда меня призвали в армию (ВДВ), моя мама удивилась, как легко я пошел. «Как будто на один день идешь», — сказала она.

А я с утра помолился и был уверен, что Бог со мной будет все это время.

В армии я молился, читал Слово, помню, в карауле своему другу, русскому парню, говорил о Боге, о том, что я не ходил в церковь десять лет, но когда вернусь из армии, обязательно буду ходить в церковь. Не сразу исполнил я свое слово. Но Бог ответил на мое решение. Мой друг стал ходить в церковь и пригласил меня. Я откликнулся.

После армии я продолжил учебу в Пензе. В то время на сайте «Одноклассники» я увидел Мелине, и Бог мне сказал, что она будет моей женой. Бог приготовил ее для меня. Мы немного общались, когда я сказал: «Мы будем вместе». Так и произошло.

Ради нее я приехал в Ярославль и сразу пошел к ее отцу сказать о серьезных намерениях.

Мы стали вместе ходить в церковь. Но по-настоящему меня изменило армянское служение, которое недавно началось в нашей церкви. Я почувствовал желание служить Богу. Пастор Артур Степанян учил меня тому, что значит быть наставником, что значит быть служителем.

Начало моего бизнеса было не очень легким. Я сначала хотел открыть свое дело в Ярославле, но Бог усмотрел для меня другое, Его воля была в том, чтобы я работал в Пензе. Однако трудности пошли нам с женой на пользу. Мы научились доверять Богу в финансах.

Через некоторое время с семьей мы переезжаем в Пензу. Мы едем туда не только, как молодая семья бизнесмена, но как служители.

Артур и Мелине Айвазян

Верь, пока молодой!

Амир Аль-Кадхи, Марина Скворцова и Галина Кочешкова – молодые христиане «Церкви Божьей» города Ярославля. Они выросли в церкви, они молоды, позитивны, любят детей и готовы заниматься с ними бесконечно. Бог позволил им избежать многих проблем, через которые пришлось пройти их неверующим ровесникам.

Галина Кочешкова
Галина Кочешкова

Я очень благодарна отцу за то, что он привел меня в церковь, рассказал о Христе, когда я была совсем ребенком. Если бы не это событие, моя жизнь была совсем другой.

Не знаю какой, но мне почему-то кажется, что лучше без веры в Бога она бы не была.

Мне было примерно пять лет, когда я впервые оказалась на служении для детей. Сначала я, конечно, мало что понимала, ходила, потому что водил отец. Но потом постепенно я стала больше понимать о вере, о Христе. Я училась из Библии, что значит верить, любить, прощать, что значит дружить, понимать и поддерживать другого человека, что значит слушаться и уважать родителей. И в семье, в церкви меня наставляли хорошо учиться в школе, уважать учителей, достигать целей, признавать свои ошибки.

Однажды на одном из служений наш пастор Наталья проповедовала о правильном отношении к родителям. На истории своих отношений с мамой она показала, как важно любить и почитать родителей, даже когда не все понятно, ясно и гладко в отношениях с ними. А надо сказать, что у нас с папой всегда были самые замечательные отношения, самые лучшие. О таких, наверное, кто-то из детей мечтает, а мне они были просто даны Богом. И я всегда их ценила. Но отношения с мамой были сложнее, нам непросто было друг друга понять. И от этого в моем сердце была боль. То служение для меня стало поворотным, потому что я плакала, простила маму и стала больше ее понимать. Мое поведение в отношении ее изменилось. И посещение церкви открылось для меня совсем по-другому. Для меня это стало не просто каким-то религиозным правилом, а жизненной необходимостью. Духовная жизнь оказалась важной, интересной, она словно заиграла другими красками.

Когда я стала подростком, то задумалась о профессии, о призвании. Я начала искать то, что по-настоящему увлекло бы меня, и чему бы я хотела посвятить свою жизнь. Мне хотелось кому-то помогать, как мне помогали служители в церкви. Когда мой друг Амир сказал, что хотел бы помогать в детском служении, то я вдруг почувствовала, что эта идея и мне нравится. И вот уже несколько лет я служу детям. И все больше это занятие меня увлекает. Сначала мне не хватало уверенности, но постепенно она пришла, благодаря наставлениям и советам старших служителей.

Сейчас я учусь в Ярославском педагогическом колледже и мечтаю посвятить свою жизнь детям. Как показала практика, детям нравится, как я преподаю. От этого я очень счастлива, ведь когда человек находится на своем месте, он испытывает огромную радость, а его труд приносит максимальную пользу другим людям. Так благодаря церкви, я думаю, нашла свою цель в жизни, свое призвание.

Еще я заметила, что молодежь, которая верит в Бога, отличается от неверующей молодежи. И не только тем, что одни совершают правильные поступки, а другие — нет. Ошибаются все, но у верующих людей, по-моему, больше оптимизма, какого-то внутреннего огонька, больше радости в жизни. Причем эта радость не от обстоятельств, а какая-то внутренняя, ни от чего внешнего не зависящая. Первое, что сказали, мои однокурсники, что я отличаюсь от всех позитивом. И я уверена, что причина этого – вера в Бога.

Галина Кочешкова

* * *

Марина Скворцова
Марина Скворцова

Почему я работаю с детьми? Ну, во-первых — это то, что действительно мне нравится, мне с ними бесконечно интересно, они не дают мне стоять на месте – с ними всегда нужно двигаться вперед и узнавать что-то новое. Я закончила Ярославский педагогический университет, работаю учителем английского и большую часть своего дня провожу в окружении детей разных возрастов, поверьте – это круто! Во-вторых, я понимаю, что дети – это самые важные люди, потому что они наше будущее, и мы вскоре будем жить в их мире, а эта потрясающая возможность повлиять на них сейчас выпадает не каждому. Хотя при этом, дети сегодня, как никогда, окружены злом, которое «не стесняется» оказывать на них давление. Я верю, что мы можем и должны помочь, хотя бы просто оказаться рядом в их ситуациях.

Когда я была подростком, мои родители позаботились о том, чтобы у меня были «правильные» друзья не только среди сверстников, но и старше меня. В церкви я ходила на воскресную школу и многие молодые люди, которые ее проводили, были и остаются для меня настоящими друзьями. Я знала, что могу доверять им, что они не врут, потому что я видела их жизнь. Это было очень здорово. И поэтому вскоре я захотела им помогать, и вот уже много лет в моем расписании всегда есть время для детей и подростков. Люблю отмечать с ними праздники, переписываться в социальных сетях, гулять и просто знать, как они живут.

Сейчас, например, мы готовим рождественский праздник для детей из нашей церкви. По ночам и выходным пишем сценарий, музыку и делаем костюмы. Слава Богу, что талантливые молодые ребята хотят делать эту работу для детей. Я знаю, что блеск в глазах детей и благодарность родителей «удалит» всю усталость.

Я бы очень хотела, чтобы молодежь всегда находила время для детей и подростков, ведь еще неизвестно, кому, первым или вторым, это больше нужно.

Марина Скворцова

 

* * *

Амир Аль-Кадхи
Амир Аль-Кадхи

Моя мама — русская, папа – араб. Они познакомились, когда он приехал учиться в ярославскую медицинскую академию. Оба уверовали в Иисуса Христа, ходили в церковь. Я – старший из троих сыновей.

Маму я всегда безумно любил и люблю. До сих пор помню, как я маленький, когда она уходила на работу, сильно плакал и переживал, хотя точно знал, что она вечером вернется домой. Я просто не мог без нее.

Мама сделала все, чтобы я ходил в церковь и знал Бога. Но когда я стал взрослеть, у меня появились друзья неверующие, сначала мальчики, потом по мере взросления – подростки. Я был приучен ходить в церковь, и мне хотелось угодить маме. Но в церкви мне не хватало друзей. Не было такого, что бы я пришел, и кто-то сказал: «О, Амир, пришел».

Постепенно я меня появилась какая-то своя внутренняя жизнь, и в ней не было Бога. Если случалось заболеть, то я радовался возможности не пойти в церковь.

Но мама молилась за меня, я это чувствовал, а однажды, это был осенний день, я шел из школы, и вдруг на меня сошло какое-то вдохновение, и я захотел помолиться. Придя домой, я рассказал это маме, и она очень обрадовалась. Но потом это желание угасло. Я жил как все неверующие подростки и ничем от них не отличался.

Все изменилось, когда мне было 13 лет, в походе. Там проповедовали Слово Божье, была возможность много общаться с молодежью, с подростками, и я увидел среди них тех, кто сильно и искренне любит Бога. И это меня так зацепило! Я увидел, что они другие, они какие-то особенные, мне захотелось быть таким, как они. Тогда же у меня появился и первый друг в церкви – Макс Малиновский. Мы с ним буквально сплотились. У него тоже не было друзей. И мы просто друг друга нашли!

Когда вернулись из похода, Максим стал участвовать в служении прославления, так как умел играть на гитаре. А я решил пойти помогать в детское служение. Даже сам не знаю почему именно туда, но мне сильно захотелось кому-то помогать.

Сначала мое служение было «сырым», и я понял, что если я хочу дать что-то детям примерно восьми лет, то мне придется духовно возрастать, читать Слово, молиться, по-другому относиться к своей жизни. Я стал много размышлять о нуждах этого возраста, вспоминать себя. То, что было в моей жизни неправильно – это отношения с отцом. Если мама для меня была сама любовь, то отца я боялся. Я с детства знал, что если что-то сделал неправильно, то он меня накажет. А мне так хотелось любви, принятия, прощения. И это то, что я нашел в Боге-Отце. Сейчас у меня с папой другие отношения, и я вижу, что к младшим сыновьям он более милостив. Наверное, первым детям всегда непросто, родители ведь тоже учатся быть родителями.

Сейчас я служу детям до шести лет. И то, что мне хочется донести до них – это прощающую и принимающую любовь Бога.

Это удивительный возраст, когда закладывается самое главное. И мне хочется, чтобы любовь была их базовой ценностью. И еще детям нужны друзья. Я также учу их любить и хоть немного понимать родителей, как я стараюсь понимать своего отца, ведь нашим папам и мама тоже нелегко. Они не могут дать нам всего, что хотели бы. И в любом случае они не могут заменить Бога, они не всемогущи.

Сейчас у меня в церкви много друзей. И я очень счастлив. Мне 18 лет, с друзьями не из церкви я общаюсь и очень хочу, чтобы они уверовали в Бога. За последние несколько лет, когда наши пути немного разошлись, я увидел разницу в моей и их жизни.

Да, некоторые из них, пережив сложный переходный возраст, вовремя остановились, но я не хотел бы иметь тот опыт которые имеют они. И от этого негативного опыта меня сохранил Бог.

Амир Аль-Кадхи

За шаг до пропасти

Денис

Сам я – парень ярославский. Родился и вырос здесь. Отец оставил нас, когда мне было года три. Но в памяти живет лишь то, как он в нетрезвом состоянии гонялся за мной. Как и во многих семьях, оказавшихся в таком положении, моим воспитанием занималась бабушка, а маме приходилось много работать, чтобы содержать семью. До 9-го класса я учился хорошо и особых проблем маме и бабушке не доставлял.

Но потом я связался с компанией, в которой пили, курили, нюхали клей, употребляли наркотики. В 17 лет я пристрастился к героину. Помню, что тогда бабушка отвела меня в «наркологичку». Но мне это не помогло. В итоге в 22 года меня посадили в тюрьму из-за наркотиков. Тюрьма меня не исправила, потому что наркотики были и там. В местах лишения свободы я по Интернету, благодаря сайту «Одноклассники» познакомился с Айнагуль. Я обманул ее, сказав, что хороший парень, все у меня замечательно, работаю, занимаюсь спортом. Помню, что даже смс ей посылал, Мегафон там был бесплатно.

Молитва за маленькую Софью
Молитва за маленькую Софью

Однако Айнагуль что-то уловила такое, что заставило ее попросить меня рассказать правду о себе. Пришлось сказать все, как есть.

О свободе я просто мечтал, думал, что заживу по-другому. Но, выйдя из тюрьмы, я словно «с катушек сорвался». Знакомство с Айнагуль меня не изменило. Она уговаривала меня поехать в Казахстан к народным целителям, чтобы освободиться от зависимости. Мы съездили, но, бросив наркотики, я начал очень сильно употреблять алкоголь. Доходило до того, что я вызвал «скорую помощь» по три-четыре раза в неделю. И каждый раз, мне казалось, что я умру.

Однажды во время обычной прогулки какой-то парень дал мне визитку, сказав, что освобождение от алкогольной и наркотической зависимости реально, что множество людей и семей уже были спасены. После этой встречи я пришел домой и, отдав маме визитку, сказал, что если будет совсем плохо, пусть она позвонит, там вроде помогают.

Так и случилось. Во время очередного моего «срыва» она позвонила и отправила меня пройти курс реабилитации.

Во время реабилитации я вдруг понял, что мне надо жениться на Айнагуль, сочетаться законным браком. До этого мне даже мысль не приходила в голову, что я живу как-то неправильно. Первое, что я сделал после реабилитации – сыграл свадьбу. У нас ведь не было с Айнагуль ни планов таких, ни денег. Но Бог помог, у нас получилась хорошая веселая свадьба без спиртного. Вообще для меня жизнь открылась совсем по-другому, захотелось стать отцом, устроиться на работу, помогать людям. До этого меня такие желания не посещали. Еще мы всей семьей стали ходить в церковь. И моей маме понравилось, она сказала, что теперь за меня спокойна. Если бы не Бог, не дожил я бы и до сегодняшнего дня. Я так думаю.

Айнагуль

Все мое детство и юность прошли в деревне Саратовской области. Семья моя была неблагополучной, потому отец и мать часто пили спиртное. Я и две мои сестры только и видели, что пьянки, разборки, нищету и унижение. А нам так хотелось родительской любви, заботы, ласки и тепла! Отношение у нас к себе было соответствующее. Но мечталось все равно о том, что все будет у нас хорошо, что будут любящие семьи, как только встретится каждой свой принц. Только вот как это «хорошо» мы толком не знали.

Когда мне исполнилось 17 лет, моя тетя позвала меня к себе. Я посчитала, что если буду жить в Саратове, то моя жизнь изменится к лучшему. Моя тетя очень строгая, тем не менее ее сын, мой двоюродный брат, который старше меня на два года, уже в то время употреблял наркотики. Так что моя жизнь мало изменилась, то спиртное было в семье, то наркотики. Жизнь с такими людьми – это просто кошмар. В итоге он сейчас находится в заключении, и все из-за наркотиков. В Саратове я устроилась работать официанткой в кафе.

Семья Кузнецовых
Семья Кузнецовых

В 19 лет я стала жить с молодым человеком, которого не любила, а просто искала тепла и заботы и думала таким образом восполнить острую нехватку любви. Прожили мы вместе четыре года, а потом расстались, хотя он не пил и даже не курил, но все-таки полюбить его не смогла. За время совместной жизни у нас родился сын Азамат.

Когда я познакомилась по переписке с Денисом, то решила съездить в неизвестный для меня Ярославль. Я думала, что две недели что-то решат в наших отношениях. Азамата я доверила своей маме, она в это время уже не пила, в отличие от отца.

Впервые увидев Дениса на вокзале, выпившего, с цветами, я была в шоке. Но решила, что я всего лишь в гости на две недели.

Четырнадцать дней пролетело быстро, и решила остаться жить с Денисом.

О том, что он не только пьет, но и наркотики употребляет, я узнала через три месяца. Кошмар совместной жизни с зависимым человеком для меня возобновился. Несколько раз я порывалась уйти от него, но что-то меня останавливало. Настоящий ужас я пережила, когда у него первый раз случилась передозировка. Это было в поезде, нас тогда чуть с него не сняли, но, пожалели, очевидно. И потом у него передозировка случалось не один раз, мне было страшно, но, тем не менее, я все равно почему-то оставалась с ним.

Когда я только приехала к Денису, максимум что пила – баночка пива, а потом я начала жить его жизнью, постепенно стала пить напитки покрепче, чаще и больше. Хорошо еще, что не употреблять наркотики. Скандалы в нашем доме учащались и становились громче. Иногда посреди ночи к нам стучали соседи и уговаривали остановиться, боялись, что наша разборка добром не кончится. Я отчетливо помню, что пьяные разборки зачастую начинала я. Ни с того, ни с сего, вдруг на меня нападала злость, обиды на него, претензии, я начинала ругаться, кричать, скандалить. Наша совместная жизнь становилась все хуже и хуже.

Когда Денис начал проходить реабилитационный курс освобождения от наркотической зависимости, меня предупреждали, что он изменится. Но я этому не верила. Сама я тоже нуждалась в помощи, и как зависимая от алкоголя, и как созависимая, поэтому я пошла на семинары-тренинги для таких, как я. Уже тогда я понимала, что нам может помочь только Бог, нам нужно чудо, потому что наши пристрастия были слишком сильны. Приходя в церковь, я чувствовала, что мне становилось легче, спокойнее, светлее на душе.

После того, как Денис прошел курс реабилитации, мы поженились, привезли сына от родителей. Нам говорили, что его будет сложно устроить в детский сад, но Бог нам помог, нам позвонили через три месяца после того, как мы написали заявление

А еще Бог дал нам общего ребенка, два месяца назад у нас родилась дочка Софья. Несмотря на то, что у нас с Денисом серьезные диагнозы, девочка родилась здоровой. И мы от этого невероятно счастливы.

Сейчас мне кажется, что моя мечта детства сбылась – у меня действительно все хорошо: заботливый муж, здоровые дети, нет пьянок, скандалов, в семье мир, согласие и любовь.

Теперь я молюсь о своих сестрах и родителях, чтобы у них тоже все было замечательно, без веры в Бога это невозможно, но и самому человеку надо трудиться, чтобы измениться. А все начинается с покаяния, с понимания того, что каждый человек – грешник и без примирения с Богом через покаяние ему не обойтись.

Денис и Айнагуль Кузнецовы

Мораль от молодой семьи Морарь

Анжела:

Еще когда я была подростком, я поняла, как сильно влияет на жизнь человека выбор его спутника жизни. В церкви учили, что обещание верности, которое ты даешь супругу, это не просто красивые слова, это завет, который связывает двоих людей на всю жизнь.

Моей мечтой было выйти замуж за человека, который был бы не просто христианином, а любил бы Бога всем своим сердцем, чтобы эту любовь можно было увидеть в его делах.

Торопиться я никуда не собиралась. Если честно, то я хотела стать семейным человеком где-то к 23 годам. Мне казалось, что к такому возрасту я буду уже достаточно зрелой, чтобы принимать такое ответственное решение.

Анжела и Иван Морарь
Анжела и Иван Морарь

Иван:

Я редко задумывался о том, какой именно будет моя жена.

Но я знал, что однажды мы обязательно встретимся. Я понимал, что самые лучшие отношения – это те, что вытекают из дружбы, когда ты можешь узнать человека, увидеть его сердце. Слава Богу, я понимал, что сердце гораздо важнее, чем внешняя красота. И еще я знал, что моя задача – верно служить Богу, а жену Он сам мне усмотрит.

В 2009 году я поступил в Медицинскую академию. Моей мечтой было стать врачом, поэтому я переехал в Ярославль. В этом городе я искал церковь, для меня было жизненно важно найти людей, которые по-настоящему верят в Бога. Так я попал на молодежное служение, где мы с Анжелой и познакомились.

Анжела:

Вперые Ваню я встретила в церкви. Во время молодежного служения в зал зашел молодой человек с рюкзаком за спиной. Он шел и улыбался. Удивительно, что я помню этот момент, ведь прошло уже больше пяти лет с тех пор, как это случилось. Но его улыбку я, пожалуй, никогда не забуду.

Потом оказалось, что он приехал из Мурманска, поступив в Ярославскую медицинскую академию, и что зовут его Иван.

Иван:

Если честно, то между нами возникли не столько дружеские отношения, сколько братско-сестринские, если их так можно назвать. Может именно поэтому мы смогли столько времени общаться друг с другом не влюбляясь.

Проходило время, я все больше узнавал ее. В ней я замечал много хороших качеств, которые порой даже удивляли меня.

Иногда я думал: «Повезет же кому-то!». Вот так мы дружили почти пять лет.

Анжела:

Мы оба были в команде молодежного служения, поэтому многие мероприятия организовывали вместе. Мы просто дружили, много общались. В то время я бы совсем не подумала, что когда-то мы будем вместе. Я прекрасно знала все его слабые стороны, а он мои. Вообще, когда люди влюблены, у них появляются неверотяные силы становиться почти идеальными. А мы были лишь друзьями, поэтому друг с другом мы были самими собой.

Ваня очень нравился мне как человек. Я видела, что он любит и Бога, и людей. Все, что он делал, он всегда делал как для Господа. Он всегда был приветлив, всегда готов помочь кому-нибудь. Он не пропускал служения. Он еще учился, но уже начал работать в больнице. В общем, я им искренне восхищалась. Если честно, то я очень хотела быть на него в чем-то похожей.

Иван:

Вскоре я понял, что Анжела – это тот человек, без которого я не могу представить свою будущую жизнь. Я не испытывал никакой влюбленности к ней в тот момент, хотя часто люди акцентируют свое внимание именно на своих ощущениях, принимая решение строить отношения с кем-то. Но я понимал, что чувства – это вещь приходящая, надо только приложить немного усилий. Я точно знал, что это тот самый человек, с которым мне бы хотелось прожить всю свою жизнь и что я обязательно влюблюсь в нее, если она согласиться стать моей девушкой.

В общем, я решил действовать. Однажды, провожая ее до дома, я предложил ей встречаться. Я сказал, что она может подумать столько, сколько ей надо. И еще, что я хочу встречаться с ней, не просто так, а потому, что я бы очень хотел, чтобы, если все получится, она стала моей женой.

Анжела:

Зимой, провожая меня домой, Иван спросил, хочу ли я строить с ним более серьезные отношения. Я очень сильно удивилась, потому что он совсем не был в меня влюблен, и это было видно. Конечно, я попросила у него времени подумать, но такой серьезный подход был мне по душе.

Понимаю, что все девушки разные, но я мечтала, чтобы мои отношения с моим молодым человеком начинались именно так. Я очень хотела, чтобы он не был в меня влюблен, ведь, как я уже говорила, эти прекрасные чувства иногда мешают понять, что за человек перед тобой. А у нас все было не так, ведь я прекрасно знала, какой он на самом деле, в его обычной жизни. И я знала, что у всех людей без исключения ощущение романтики уходит, и мало кто верит, что эмоции и чувства на самом деле зависят от наших решений.

Я была уверенна, что если начать проводить вместе время, то чувства придут. Слава Богу, что так считали мы оба.

Иван:

Иногда меня спрашивают, как я понял, что это она. Понятное дело, что Анжела – очень красивый человек. Это для меня тоже было важно. Но самое главное – это ее внутренняя красота, которую я заметил еще когда мы просто общались. Мне нравилось, что она человек глубокий, я редко таких встречал. И ее любовь к Богу и ее верность меня просто покорили.

В общем, предлагая ей встречаться, где-то внутри я знал, что она не откажется. Хотя ответила она не сразу. Это тоже меня порадовало, ведь наше решение было взешанным и обдуманным. И, как я и думал, стоило нам начать общаться на более глубоком уровне, стоило мне начать за ней ухаживать, как мы влюбились друг в друга.

Анжела:

В общем, я согласилась. Больше всего меня радовало, что у нас с Ваней одинаковые стандарты. Мы оба мечтаем служить Богу всей нашей жизнью, мы оба знали, что брак – это труд, что это союз не просто двоих людей, но в этом союзе еще присутствует Бог.

И еще, слава Богу, но церковь и наши родители смогли хорошо подготовить нас к отношениям. Если вдруг наши чувства начинали куда-то уходить, мы знали, что именно нужно делать, чтобы оставаться в этой первой любви. Вообще я считаю, что любовь – это не только чувства и ощущения. Все-таки, это решение, которое принимает человек. А Бог, в Свою очередь дает мудрости и сил это решение соблюдать.

Иван:

Если бы у меня спросили совет, как, на мой взгляд, дождаться ту самую, единственную, то я бы ответил, что, во-первых, нельзя никуда спешить. Лучше работай над своими отношениями с Господом, ведь именно Он придумал семью. К отношениям надо быть готовым. Некоторые люди составляют длинные списки требований к своему будущему партнеру, каким он должен быть. Вы лучше составьте список требований к себе, какими должны быть вы. И Господь в правильное время даст вам человека, которого вы достойны. Именно в правильное время, так что иногда нужно просто потерпеть, доверив все Богу.

Равняйтесь на Спиридонову!

К 85-летию со Дня рождения

Тамара Алексеевна Спиридонова
Тамара Алексеевна Спиридонова

Мне кажется, что именно родители закладывают фундамент будущей жизни ребенка, формируют его личность, характер и в чем-то его судьбу. Прежде всего, родители влияют на жизнь своих детей не словами, а поступками, своей жизнью и своим примером.

Мне повезло — мои воспоминания о маме и папе очень светлые и добрые. Мой отец с большим желанием и пониманием занимался нашим воспитанием, а нас в семье было четверо – я и трое братьев. Отец давал нам основы этикета, меня учил держать спину, красиво ходить. Он наставлял нас, чтобы мы были доброжелательными, гостеприимными.

Сам он был очень хозяйственным человеком, у него, что называется, были «золотые руки». Потому даже в самые тяжелые времена мы, его семья, не пропали. Он все умел делать, знал, как заработать.

Я на всю жизнь запомнила его отношение к деньгам, которое он и нам передал. В деньгах он любил порядок, честность, как и во всем остальном. Если мы, дети, покупали что-то в магазинах, он спрашивал с нас чек и сдачу. Мне однажды сильно досталось за то, что я безотвественно отнеслась к покупкам, то ли чек потеряла, то ли вообще не взяла, а сдачи не достаточно было. Этот урок я запомнила на всю жизнь.

Еще мне запомнились его слова о том, что шесть дней надо хорошо работать, а один день отдыхать. Никогда не забуду, как мы всей семьей отдыхали на природе. Если мама не могла быть с нами, то он один нас вывозил. Вообще он очень любил проводить время с детьми. Сам нам покупал одежду, обувь, следил за тем, что мы были чисто, красиво и даже модно одеты. И нашу маму тоже любил наряжать, она была женщина деревенская, и не умела красиво и модно одеваться. Но наш отец любил ее баловать, у нее много украшений было.

Их отношения мне запомнились также тем, что они никогда не ругались и в присутствии детей, вели себя достойно, ничего лишнего, неприличного для нашего возраста мы не видели.

Тамара Спиридонова слева
Тамара Спиридонова слева

Мама была верующей. Смиренная русская женщина с большим уважением относилась к мужу, а к нам детям – огромной заботой. Больше всего на свете она любила Бога и семью. Она ходила в церковь, даже когда это было запрещено. Когда арестовывали священников, она нам говорила: «Бога не забывайте». В Ярославле до войны действовала одна церковь, а когда в 1942 году Сталин разрешил открыть церкви и молиться, то стали работать несколько церквей. Там можно было увидеть много пожилых людей и детей, подростков. Мама туда часто ходила, особенно после войны, когда свободного времени стало больше.

Мама учила меня редко, но я, почему то это запоминала навсегда. Например, когда я взрослела, она научила меня относиться себе как к девушке серьезно и на легкие, безотвественные отношения с молодыми людьми не идти. Прежде всего, она научила уважать в себе будущую мать. И потом, если мальчишки начинали приставать, я умела говорить «нет».

Еще один урок приходит мне на память. Как то мы, подростки, решили отметить День победы, пока мама была на работе. Купили водку, выпили, сидим поем песни о войне. И тут мама решила придти пораньше. Входит, а мы во всю песни горланим. Ну, она за ремень. Ух, и побегала я тогда от нее. Больше такое в моей жизни не повторялось.

Мне запомнилось, что наша мама никогда не болела. Умерла она в 80 лет. Пришел мой брат и сказал: «Мама лежит, вставать не хочет». Я пришла к ней в комнату и спрашиваю, может, она заболела, может ей плохо. А она мне ответила, что устала жить, и чтобы мы ей не мешали, потому что она сейчас «уйдет». Так легко и умерла на наших глазах. Я удивилась тогда, какая она была красивая, щечки розовые были.

Моя мама была очень светлым человеком, во время войны в наш дом приезжали баптисты из поселка Кармановское. Они научили ее молиться по Писанию и отдавать десятину. Всю свою жизнь она была верна Господу и нам пример показала.

Меня из-за ее веры чуть из партии не выгнали, но потом я сама оттуда ушла. Хотя девушка я была очень деятельная, и идеалы партии мне нравились. Мне казались они справедливыми, невдомек мне тогда было, что они из Библии взяты.

Помимо партийной деятельности, я еще была культоргом, библиотекарем. Помню, вышла замуж, планировала в театр ходить, музей. А как увидела, что в маленькой квартирке моего мужа бабушка лет семидесяти и его старшая сестра живет, поняла, что не до театров мне будет.

Мне тогда было 18 лет, моего мужа звали Александр Спиридонов. Жили мы очень счастливо, душа в душу. Да и вообще тогда люди как-то по-другому относились друг к другу. Помню, дали нам отдельную комнату в трехкомнатной квартире, в остальных двух тоже семьи жили. И все с детьми. Так мы до сих пор, кто жив, общаемся друг с другом. И у нас остались самые добрые и хорошие воспоминания о жизни в коммунальной квартире. Жили мы дружно, даже весело, помогали друг другу.

Родились у нас с Александром три дочери: Наталья, Татьяна и Ольга. А сейчас у меня семеро внуков, семнадцать правнуков и трое праправнуков. Своих детей я учила тому, чему меня учили родители. Например, любить свою Родину. Даже если что-то плохое случится не отчаиваться, верить в лучшее, как мы, дети войны верили в победу, так и вы верой живите.

Всю свою жизнь я отработала на трикотажной фабрике, которая кормила меня и мою семью в годы войны. Школы в то время были закрыты для обучения, их передали под госпитали. А ребята от безделья кто воровать начал, кто бродяжничать, кто с плохой компанией связался. И вот тут сказалось воспитание отца. Старший брат был на фронте, а второй пошел в 15 лет на работу, его взяли на завод. Младший совсем маленький был. А меня мама устроила в артель, которая в последствии стала трикотажной фабрикой. Сначала меня не хотели брать из-за возраста, мне тогда было 13 лет, но, увидев, что я, перебирая лоскутки ткани, делаю двойную норму, согласились, сказав: «Ой, какая девочка».

Любовь к труду стала моим спасением. Впоследствии моя фотография не сходила с доски почета. Там было написано: «Равняйтесь на Спиридонову»! И этому я учила своих детей и внуков – трудолюбию.

.
.

В 1991 году я пришла в «Церковь Божью» по приглашению знакомой. Сначала богослужение показалось мне необычным, но потом я привыкла, подружилась со многими людьми. Сейчас я и две мои дочери служим Богу, помогаем людям.

В последнее время у нас появилось служение для пожилых людей, которое мне очень нравится. Наш пастор Юрий Николаевич Синицин так интересно и доходчиво проповедует и объясняет! Очень помогает то, что по образованию он врач. У пожилых людей много болезней. Но он так хорошо учит, как быть здоровым, что молитвенные записки о нуждах значительно уменьшились. То есть, люди стали больше понимать, как перестать болеть.

На служение «Золотой век» я, как и другие люди моего возраста чувствуем себя нужными. Ведь люди приходят в отчаянье, когда понимают, что они никому не нужны, что они не востребованы. Быть нужным — очень важно для человека, тем более я не привыкла бездельничать. Я и своей домашней группе говорю и своей семье: «Служите Богу и людям, и будет вам счастье!»

Библейский рецепт здоровья – исповедуйся и верь!

Два года назад у меня обнаружили саркому – злокачественную опухоль.

Надо сказать, что этот «жировичок», как я его называла, на внутренней стороне бедра был, как мне кажется, всегда. Но я была уверена, что он безобиден и никакой угрозы для моего здоровья, а тем более жизни не представляет. Ну, в последнее время он может быть немного мешал мне в машине.

Наталья Корнилаева с дочерью
Наталья Корнилаева с дочерью

Однажды случайно увидела этот «жировичок» моя мама и сильно встревожилась. Чтобы ее успокоить ее я внимательно его рассмотрела и выяснила, что этот нарост стал твердым. Я тут же обратилась в больницу. При обследовании мне сказали, что это саркома, и ее надо удалять. Отправили меня на тщательный анализ. Как говорили врачи, ситуация была более чем серьезная, и даже при хорошем исходе операции, которую мне необходимо сделать, жить мне остался год.

Что значит для человека слова врача: «Последний год жизни»? По-моему, звучит как приговор, который ни с того, ни с сего обрушивается на неподготовленного человека. Я почувствовала и страх, и безысходность, и смятение. Посыпались вопросы: почему? за что? как такое могло произойти? Мне всего немногим больше сорока. Вся прошлая и настоящая жизнь подверглась переоценке. Поднялся страх за двух несовершеннолетних детей, за моих пожилых родителей. Ведь я нужна им всем. Я вообще была всегда уверена, что со мной ничего подобного не произойдет.

И вот я стала анализировать свою жизнь. Как верующий человек и как служитель в церкви я исследовала ее, прежде всего, с духовной стороны. И обнаружила, что в моем сердце есть непрощение, ропот, недовольство, горечь, недовольство жизнью и переутомление. С каждым из этих грехом начала разбираться так, как будто это враг, который решил забрать у меня жизнь. Я дважды исповедовалась перед пасторами, открывала свое сердце, не утаивая ничего.

Я резко изменила свой график работы, стала больше находиться в Слове, в молитве, со своей семьей и с людьми, которые не отравляли мое сердце горечью и недовольством, а наполняли его верой и жаждой жить. Раньше я старалась помочь людям, которые, к сожалению, не хотели изменения ситуации, в которой находились. Они были полны ропота, горечи, разочарования. И, обнаружив, что мои усилия не имеют результата, я перестала им что-либо советовать. А свои силы решила направить на тех, кому действительно нужна моя помощь. И Бог дал мне таких людей.

Во время обследования я была шокирована, увидев, как много людей имеют сходное заболевание, и причина их болезни кроется в горечи, непрощении, озлоблении, недовольстве и ропоте.

Я познакомилась с двумя женщинами, у которых был примерно такой же диагноз, как у меня. Одна из женщин была православная верующая, а другая не имела определенных религиозных убеждений. Мы просто помогали друг другу верить, что мы победим, что диагнозы нам снимут, и мы будем жить. И вот уже два года мы периодически встречаемся, хотя нам предрекали скорую смерть.

За это время я поняла, что заповедь хранить субботний день (выходной день), это такая же заповедь, как «не убий», «не прелюбодействуй». Если человек не отдыхает, то он так же грешит, как, например, ворует. И я научилась отдыхать. Ведь до этого у меня был очень напряженный график. Я была служителем церкви и матерью-одиночкой четверых приемных детей. Я стала больше посвящать времени моей семье.

И еще, что я сделала – я запретила всем окружающим пугать меня скорой смертью. Наоборот, я открыла двери моего дома и моего сердца тем, кто мне говорил: «Будет все хорошо, ты будешь жить, ты победишь».

Конечно же, как христианка я молилась и постилась. И Господь явил свое чудо! Перед операцией я сдала анализы. Вместо десяти положенных дней, прошло двенадцать, я, моя семья и мои друзья ждали… И вот неожиданный вердикт врачей – это мезенхимома, незлокачественная опухоль, а доброкачественная. И такая редкая, что была единственной за всю историю Владимирской области. Эта опухоль неприятна своей назойливостью, она может появляться и появляться после удаления, но это была не саркома! И это была победа!

И сейчас я продолжаю двигаться в том же русле и свидетельствовать о Божьей Славе!

Наталья Корнилаева