Архив рубрики: Свидетельства Славы Божьей

Первая встреча

Татьяна Кочан

Я родилась и выросла в Германии в семье молодого, талантливого офицера.

Отец был исключительно образованным, эрудированным человеком, в связи с чем пользовался у меня большим уважением.

Дом был полон книг обо всем на свете, а вот Библии не было никогда. Советское образование, атеистическое воспитание, аналитический склад ума, домашние, школа, университеты и академии убеждали нас, что Иисус — это миф, такой же, как и мифы древней Греции, а те, кто в этом сомневаются – глупые неучи, неудачники, замаливающие свои грехи, стараясь хоть как-то оправдать свое ничтожное существование.

Воспитывались мы в очень консервативном духе. В семье родилось 5 детей, и все девочки. Моя добропорядочная мама, бывшая медсестра «скорой помощи», посвятила свою жизнь нашему воспитанию. Девственность до брака, пить-курить – боже упаси, убили бы за это! Да по-другому было и нельзя – в маленьком военном городке все друг о друге знают.

Поскольку для детей офицеров обучение в университетах Германии было запрещено, меня, 17 летнюю выпускницу школы, отправили учиться в Россию.

1989 год. Из сытой, европейской Германии я отправилась в Иваново. Я приехала поступать в университет и опоздала к вступительным экзаменам на 13 дней! Интернета и сотовых – не существует, помните. Пришлось идти в колледж, единственное учебное заведение с художественным отделением, принимавшее документы на поступление.

Училась хорошо, неплохо рисовала, пользовалась уважением и у друзей, и у учителей, серьезно занималась восточными единоборствами, при случае без страха отстаивала свою точку зрения. Мне казалось, что я чувствовала себя более свободной, чем окружающие меня. И да, я искала. Я не знаю, чего. Того, что витало в воздухе, но было для меня не уловимо. Какую-то истину вселенских масштабов! Предчувствие бессмертия толкало к поискам смысла жизни! Но на прямой вопрос «ты веришь в Бога?» я, снисходительно улыбаясь, продолжала говорить: «Нет».

Я не искала хороших, любящих людей, я не верила в их существование. Была честной сама с собой и с другими. Я не находила удовольствия в распущенности. Матом не ругалась, с мальчиками не спала, принципиально не пила, не курила, но и к лику святых себя не причисляла. Хотя в принципе, на общем фоне, смотрелась неплохо. Была горда собой, и, как думалось, не без причины. Читала в запой, особенно историю и философию. В общем, по всем показателям – хороший человек!

Я на третьем курсе. Зима. С однокурсниками отправились за развлечениями в изумительной красоты местечко – Плес. Волга окружена большими холмами, покрытыми снегом. Купола, избы, белые крыши – левитановская красотища!

Поднялись на огромную горку, закатанную местными детьми до состояния сосульки. Кто-то из однокурсников нашел длинный кусок пластика. Кто-то придумал прокатиться на нем «паровозиком». Девять девчонок уселись одна за другой. Машут мне, упрашивают сесть с ними. «Что за глупости, — говорю, – опасная идея, посмотрите, какой большой склон». Внутри — тихий голос, страшное предчувствие. Но меня уговаривают смех и холод. Я последний пассажир. В ушах засвистело от скорости и мороза.

Все орут от восторга! Наши зады побиты неровностями замерзшей горки. А я со своей камчатки пытаюсь рассмотреть, куда же мы приземлимся? Молниеносные калькуляции возможных последствий заставляют сжать зубы. Далеко впереди – старинное разбитое кирпичное здание, наша масса плюс большая скорость, угол наклона горы, огромная инерция – вовремя остановиться не получится! Первой в «паровозике» сидит Юля, девочка-дюймовочка, которая, совершенно очевидно, будет раздавлена. Она уже тоже поняла, что произойдет страшное, вижу, что барахтается ножками в попытке затормозить.

На мне тяжелые немецкие бутсы, я втыкаю их в сосульку, по которой мы несемся. Наш вагон, как тяжелую машину на льду, медленно разворачивает, и теперь я еду спиной, первой в очереди.
Удар был почти беззвучный. Стена врезалась в нас как нож в масло. Мне показалось, что мой желудок растекся по кирпичной кладке. На мне взорвался пуховик. Такое чувство что из меня силой вырвали мой скелет. Ребята из другой группы, последовавшие за нами на таком же куске пластика, врезались в нас и хлопком выдавили из меня остатки жизни.

Следующее, что помню, — то, что я стою на ногах, и вижу, как люди, с испуганными лицами, бегут в нашу сторону. Они явно кричат, но я вообще ничего не слышу. Тишина. Как будто выключили звук в телевизоре. Я пытаюсь отряхнуться. Смотрю вниз. И вижу свои ботинки, свою куртку, вижу себя лежащей на снегу в странной позе. Не сразу узнаю свое лицо. Люди, сваленные в кучу, с искаженными лицами, расползаются на коленях в разные стороны. Сначала рассматриваю все происходящее, но скоро теряю интерес к картинке без звука. Мое внимание привлекает мужчина, стоящий метрах в десяти от меня. Все в нем не поддается объяснению. Русская зима, а он одет в балахон, почти платье. Люди бегут помогать, а он даже головы не повернул в нашу сторону. Он держит в обоих руках большой меч! Мужчина стоит там как поставленный генералом солдат, застывший в напряжении, готовый к немедленным действиям.

В этот момент для меня открываются миллион вещей сразу. Это трудно объяснить, понимаю, насколько мал мой словарный запас, когда пытаюсь объяснить необъяснимое.

Я не должна была видеть его. Ангел поставлен там с целью. Если есть ангел, то есть и Бог. Прозрение втыкается в разум страшной болью. Всю свою жизнь я отрицала Его существование, и вот сейчас я, гордая собой красавица, войду в Его присутствие, где нет места моей воле или моим желаниям. Я совершенно потеряла контроль над происходящим. Здесь Он Хозяин. Он Творец и абсолютный судья! Я поворачиваюсь, не объяснить…я стою в белом тумане.. дальше тысячи моих мыслей, моих слов и дел, спрятанных желаний, все это как нечистоты вывалилось перед Ним. Перед Его лицом мою жизнь перелистывают как книгу, которую хочется спрятать со стыдом. Я в ужасе от самой себя! Я в состоянии шока от увиденного о себе в присутствии Бога! Я не вижу Его вообще! Нас разделяет толстая стена пелены, как туман. Наверное, только это и спасает меня от верной, неминуемой гибели! Несмотря на то, что Бог скрыт от моих глаз, меня окружает, поглощает невероятная любовь, от которой в горле сдавило. Я испытываю стыд и ужас, от моей гордости не осталось и следа, я смотрю на себя другими глазами и вижу, что покрыта нечистотой с головы до ног. А Он совершенно Свят, Свят, Свят! Настолько, что приоткрой Он эту завесу, и меня испепелило бы святым светом и чистотой, исходящими от Него. Всю свою жизнь я сравнивала себя с теми, кто окружал меня. И вот теперь Бог сравнивает меня с самим Собой. Я знаю, что со мной говорит Отец, переполненный ко мне Любовью, размеры и качество которой не поддаются описанию! Я очень хочу остаться с Ним!! Навсегда!

Но знаю, что не могу приблизиться к Нему. Я вопила в голос! Выла просто! Потому что только сейчас я поняла, что искала вот эту самую Любовь, искала Его, моего Творца, знающего обо мне все и неистово меня любящего! Я даже не предполагала о существование такой любви, Ее не бывает среди людей! А я ничего не могу преподнести Ему, кроме своей грязи.

«Ты понимаешь, что должна пойти в ад», – Он говорил это мягко, с горечью, жалея меня. Но говорил совершенно правильно! Я понимала, что не смогу приблизиться к Нему, столько на мне греха! А Он Судья честный! И поэтому Его решение правильно!

Мне не страшен ад, я, честно говоря, не совсем понимаю, о чем Он говорит, но я в ужасе! Я рыдаю от дикой, не физической боли в сердце и разуме. Только что я пришла к пониманию того, что всю свою жизнь искала именно Его, нашла, Он лучшее, что я когда-либо испытывала, Он лучше, чем вообще это можно себе представить. Переполненный мудростью, силой, добром, Он соответствует всем моим стандартам совершенства. Но теперь я не соответствую Его стандартам. Он Любит меня, но я должна покинуть Его! Увидеть Его, побывать в Его святом присутствии, быть настолько Любимой и не иметь возможности остаться с Ним, быть отосланной куда угодно, сохраняя память о пережитом – вот это и есть настоящий ад! Непереносимое сожаление и горе!

«Господи, прости меня, я даже не знала, что Ты Есть! Как больно! Какое горе! Я только сейчас поняла, кто я! Я даже не знала, что все мои поступки — это страшная ошибка. Прости меня, умоляю тебя, дорогой Бог!».

Мне очень хотелось подойти и обнять Его.

Когда я открыла глаза, то увидела склонившуюся надо мной Лизу. Она держала мою голову на своих коленях и дрожащим, хриплым голосом шептала: «Сейчас врач приедет, сейчас приедет». Я не могла двигаться, встать не получилось. «Скорая» до места происшествия доехать не смогла. Лед кругом! Первой приехала машина милиции, «воронок». Мои однокурсницы затащили меня на плащ-палатку, которая нашлась в «газике», и в какой-то нелепой позе запихнули в машину.

Плес – маленький городишка, деревня-переросток. Больница больше похожа на медпункт! На дворе предновогоднее настроение, воскресенье! Надо мной склоняется молодой врач, от которого явно несет перегаром.

«Что болит?»

Я даже не представляю, что ему ответить. Боль растекается по телу с каждым ударом сердца. Показываю ему свою левую руку, пальцы как сломанная вилка. Я долго лежала на снегу, но внутри – как теплый ручей разливается. Говорю об этом врачу, он нервно хмурится. Меня срочно отправляют на рентген. Много смещенных костей, выбитые суставы, но ни одного перелома.

На этом хорошие новости закончились. Разрыв печени. Внутреннее кровотечение.

Скрипя зубами душу в себе рыдания, нахожусь в настоящих муках, но не потому, что мне физически больно, я все еще в шоке от того, что пережила, разговаривая с Богом. Его голос все еще гремит в моем разуме.

Врач, держа в руках снимок, и результаты анализов, низко наклоняется и спрашивает как-то уж очень сочувственно: «Тебе что-нибудь хочется?»

Мама говорила, что такие вопросы врачи задают только перед смертью!

«Что?»

«Ты понимаешь, у тебя внутреннее кровотечение. Мы его не сможем остановить. Даже если наш «худой хирург» прибежит сейчас, он не успеет, даже если бы у нас вертолет был, мы не успеем». Немного подумав, добавил, «Тебе осталось жить максимум минут 20». Я думаю, он никогда в жизни не сказал бы такое ни одному своему пациенту, но он был не очень трезв и добр ко мне.

20 минут!.. 19,5 минут!.. 19!

А мне — 20 лет! Умирать медленно, находясь в сознании, гораздо страшнее! А еще страшнее умирать осознавая, что ты идешь в ад!

Я отвернула голову к стене. И там, в больничной палате, впервые в жизни я молилась неизвестному до этого дня Богу. Вслух.

«Бог, прости меня пожалуйста, если можешь. Прости пожалуйста! Я не знала, что ты есть! Если Ты дашь мне второй шанс, я буду служить Тебе всю свою жизнь. Я расскажу о Тебе всем, кого знаю. Ты так добр ко мне! Я этого совершенно не заслуживаю. Прости меня! Прости меня!».

15 минут… 14.5…

Врач с изумлением смотрел на меня, но ничего не сказал.

А меня накрыло как мягким, огромным одеялом. Тепло растекалось по рукам и ногам. Казалось меня нянчили и гладили по голове как младенца. Что-то происходило доброе, но я не понимала, что. Такой покой навалился, что я просто закрыла глаза и стала засыпать.

В приемное отделение врывается «худой хирург» – мужчина размером в 3XL. Крупный дядька! Быстро задает врачу вопросы, понимаю их через слово. Подлетает ко мне, хмурится и начинает отчитывать врача – почему ноги, плечи, пальцы не вправлены? Внимательно, крепко сжав губы, изучает рентгеновский снимок, смотрит на него как на вызов его способностям. Как пианист прощупывает мой живот. Говорю доктору, что мне очень хорошо, что меня как одеялом укутало, мне тепло. Думаю, я выглядела довольно глупо. Меня отправляют на второй рентген, чтобы понять сколько у меня и у хирурга осталось времени.

Какая то возня в кабинете и … брань! Как он ругался! Как он орал на «этих ослов»! С какой стати приволокли его сюда! У него сегодня День рождения! Полный зал гостей! Срочный вызов хирурга, когда хирургического вмешательства не требуется! Врач и сестра машут перед лицом хирурга бумагой с результатами анализов. Ну и «великий русский язык» через каждое слово.

Встаю сама. Дикая боль. Хирург как-то резко, но профессионально, вправляет мои пальцы и плечо. В глазах темнеет от боли.

Держась за стену, как паук ползу за ним в следующий кабинет. В дверном проеме, отделяющим скорую от приемного отделения, вижу заплаканные лица классной руководительницы и девчонок из моей группы. Юля – одна из них. Все живы!

Врачи совещаются, вернее ругаются, тыча пальцами в два отличающихся друг от друга рентгеновских снимка. Ко мне подходит медсестра со шприцем.

«А это еще зачем?» – спрашиваю.

«Обезболивающее».

«Не надо! Не надо! Я потерплю!”» (Страшно боюсь уколов)

Мне с каждой минутой все лучше и лучше. 20 минут уже прошло, а я все еще жива! Я самостоятельно встаю и подхожу к окну. То, что со мной происходит, вне моего понимания. Я больше не испытываю физической боли. Горе охватывает меня. 20 лет я жила в обмане! Мой отец страшно ошибается! 20 потерянных лет без Бога! Господи, помоги приблизиться к Тебе! Не могу остановить слезы.

Рядом с окном дверь, которая ведет на улицу. Я открываю ее, и пока врачи ко мне спиной, тихо ухожу из больницы, никому ничего не сказав. Еду в замороженном автобусе как статуя, пораженная новой реальностью, медленно прокручиваю в голове и сердце каждое слово, мысль, интонации, услышанные от Бога! Как бывший атеист пытаюсь объяснить себе логику произошедшего. Я больше никогда не смогу быть высокомерной атеисткой, я разговаривала с Богом! Господи, всю мою жизнь я жестоко ошибалась!

Три дня не появлялась в колледже. Я говорила с Богом, не останавливаясь днем и ночью, засыпая и просыпаясь на коленях.

За эти три дня я пережила всю свою жизнь буквально заново. Бог показывал мне сцену за сценой, начиная с моего детства, очень мягко объясняя, что вот это и это было неправильно, и я со слезами соглашалась и просила прощения. Просила прощения, просила и просила. А Он прощал и прощал, и прощал… с такой любовью и радостью! Вспоминая эти минуты, плачу даже сейчас, 20 лет спустя. Там, в комнате моего общежития, на коленях я переучивалась жить и думать, оценивать вещи и поступки, опираясь на Его, бесконечно мудрое мнение.

И, конечно, мой диалог с Богом не ограничился тремя днями, наш разговор не прекратился до сих пор. Но по сей день первая

Встреча с моим Отцом – это лучшее и самое очищающее событие, которое я пережила в моей жизни.

Татьяна Кочан
г. Иваново

Семейный алтарь

Гоар и Давид Броян
Гоар и Давид Броян

Семья Давида и Гоар Броян являются прихожанами «Церкви Божьей» более двадцати лет. Недавно эта супружеская пара отметила двадцать пять лет совместной жизни. Срок по нашим временам немалый. За это время они вырастили троих прекрасных детей и добились успеха во всех сферах жизни: в семье, в бизнесе, в служении. В чем секрет их успешной жизни? Думаю, они могут ответить на этот вопрос.

Гоар:
Почти тридцать лет тому моей маме Тамаре соседка рассказывала о Христе и пригласила ее в евангельскую церковь в Армении. С тех пор моя мама молится о нас, чтобы вся наша семья, весь наш род служил Богу. Мы с Давидом любим вспоминать, как нам нравилось петь духовные гимны даже когда еще мы не ходили в церковь. Мы пели их в то время, когда не было света, газа в Армении, по вечерам при свечах.

Двадцать пять лет счастливой совместной жизни

Завен, сын:
Более двадцати пяти лет назад моя мама Гоар училась в медицинском училище, а папа только что пришел из армии, и они встретились… Через некоторое время они поженились. В это время бабушка Тамара молилась за их спасение, посвящала нашу семью Богу. В Армении у моих папы и мамы родились трое детей. В Россию мы переехали, когда Мише исполнилось шесть лет, Мариам – 4, а мне было 1,5 года.
В России для моего отца была судьбоносной встреча с пастором из Твери Манвелом. Он свидетельствовал о своей жизни, и его слова коснулись сердца моего папы. В воскресенье мы всей семьей пошли в церковь. Через некоторое время папа принял водное крещение с пачкой сигарет в кармане. Он попытался после служения по инерции закурить, но почувствовал, что Бог освободил его от вредной привычки. Тогда отец выбросил сигареты и больше никогда не курил. Бог совершил много чудес в жизни нашей семьи.

Испытание

Гоар:
Самое сложное испытание для нашей семьи было в Армении, когда родился наш первенец Михаил. Маленький мальчик с восьми месяцев впадал в кому, и врачи не могли нам объяснить причину этого. А моя мама каждый день приходила в больницу и молилась за ребенка. Всему медперсоналу казалось, что она «не в себе». А мама не обращала на них внимания и просто молилась. Через некоторое время Мишу посмотрел другой врач и, обнаружив причину заболевания, отправил нас в другую больницу. Оказалось, что у ребенка была кишечная инфекция, и его неправильно лечили. В другой больнице Миша быстро пошел на поправку. Если бы не молитвы мамы, неизвестно закончилось бы все так благополучно.

Пример родителей

Михаил, сын:
Мы, дети, благодарны нашим родителям. Они дали нам жизнь, растили нас в любви, мире и согласии. Их отношения были для нас всегда примером. Глядя на них, мы многому учились, чаще всего подспудно, невзначай. Отец как глава семьи пользуется огромным авторитетом. Мы его очень уважаем и любим. Он всегда показывал нам, что значит быть кормильцем семьи, защитником и наставником. Наш папа – очень мудрый и очень щедрый человек. Его жизнь всегда показывала нам, что самое главное в жизни – быть верным Богу. А мама с бабушкой полностью посвятили себя нам.

Гоар:
Однажды Давид мне сказал, что ему важно, чтобы я была всегда с детьми. Он готов полностью взять на себя ответственность за финансовое обеспечение семьи. А за детей ему будет спокойно, если я буду рядом с ними. Ведь трое детей – это не один ребенок. Общеобразовательная школа, музыкальная, церковь – дети были очень заняты. А когда они болели, с нимиобязательно надо было находиться рядом. К тому же о такой большой семье надо было заботиться, кормить-поить-одевать, содержать в порядке быт. На все это уходят время, силы. Порой я с детьми сидела до позднего вечера, мы вместе делали уроки. А когда начались экзамены, то и ночами сидели. Вернее, дети готовились к экзаменам, а я старалась хоть как-то им помочь, например, кофе приготовить. Мне кажется, что успех детей – это успех родителей, поэтому самый главный вклад в нашей жизни – это вклад в детей. Без любящей заботы благополучие детей невозможно.

Молитва о благовестии

Михаил:
Меня никогда не привлекала жизнь неверующих людей. Мне кажется, что настоящая, интересная, увлекательная жизнь возможна только с Богом! В моей жизни мне всегда есть на Кого опереться, к Кому обраться за помощью.
В этом году я окончил бакалавриат в Политехническом университете Ярославля, и поступил на магистратуру. Но самым главным в своей жизни я считаю служение Богу – этому научил меня отец.
Я постоянно делюсь с людьми своей верой и очень благодарен Богу за то, что Он дал мне мудрость помогать людям в трудных жизненных ситуациях. Еще я служу администратором в одной из районных церквей. И мне это нравится. Никогда бы не променял то, что я имею, на жизнь без Бога. Все полнота жизни в Нем!

Чудеса по вере

Завен:
С раннего детства меня «носили» в церковь, а потом стал ходить сам. Вера в Бога моей семьи для меня – это совершено естественно, я с этим вырос. Из детства отчетливо помню, что сильно болел. Мама говорила, что при плаче я задыхался, становился буквально черным. Мои родители молились, брали пост, и потом случилось чудо. Мне было три года, когда я сказал маме, что больше не буду задыхаться, потому что Иисус меня исцелил. И действительно больше не было ни одного приступа.
Надо сказать, что учеба мне давалась не очень легко, особенно большие трудности вызывал русский язык. И вот однажды, когда мне было примерно10 лет, пастор на молитвенном служении сказал, что вера способна сдвинуть большие горы и все о чем мы сейчас будем молиться, Бог исполнит. И я попросил у Бога, чтобы мне окончить школу на «отлично». И вот в этом году я окончил школу с золотой медалью. Более того, за успешную сдачу ЕГЭ я получил знак губернатора и поступил этим летом на юридический факультет Демидовского университета. Библия говорит, что «коня готовят ко дню битвы, но победа — от Господа» (Притча 21:31). Я благодарен Богу за это чудо в моей жизни, потому что как бы я ни старался хорошо учиться, если бы Господь мне не помог, не было бы у меня такого успеха.

Семья Броянов
Семья Броянов
Бог – защита моя

Мариам, дочь:
Когда я была маленькой, заболела скарлатиной, и у меня началось воспаление почек. В результате этого у меня одна почка была выше другой и плавающая. Мы много молились об этой проблеме всей семьей. И вот в подростковый период, когда мне нужно было перейти из одной поликлиники в другую, я была на обследовании. И в этот момент обнаружилось, что никаких отклонений у меня нет. С почками все хорошо.
В учебе мне Господь помогал всегда. Однажды мне приснился, например, номер билета на экзамене и то, как я отвечаю. Я со смехом это всем рассказала, даже преподавателю. Каково же было удивление всех, когда я вытащила именно этот билет. В другой раз, я молилась о том, чтобы вытащить конкретный билет, хотя другие тоже неплохо знала. И какова же была моя радость, когда я вытащила тот, который знала блестяще! Встречалась я и с несправедливостью (по красней мере мне так казалось) в школе. Но Бог мне во всем помогал, защищал, давал мудрости. С Ним мне намного спокойнее. Сейчас я перешла на третий курс юридического факультета Демидовского университета.
Когда родители верующие, перед детьми однажды встает вопрос, а я почему хожу в церковь? Из-за родителей, из-за друзей, по привычке? Это очень смелый вопрос, на него надо честно ответить. Однажды я спросила саму себя, почему я в церкви? И ответила: потому что люблю Бога, а Он любит меня.

Семейные традиции

Давид:
Наш армянский народ силен традициями. Есть хорошие традиции, есть красивые традиции, а есть любимые традиции. Традиции объединяют народ, сплачивают, сохраняют его уникальность. Вот и в нашей семье есть свои традиции, семейные. И, пожалуй, самая яркая из них – «вечерний домашний алтарь», так можно его назвать. Каждый вечер, кроме воскресенья, потому что это день служения в церкви, наша семья на протяжении многих лет молится один час. Кто в это время дома находится, все собираются и молятся за семью, за детей, за церковь, за страну. В этом мы тоже видим наше служение Богу и желаем, чтобы алтарь нашей семьи никогда не погас! Это наш обет Господу!

Материал подготовила Ирина Манкина

Сердце без порока

диагнозВ октябре прошлого года у моего сына что-то случилось с дыханием, как будто ему не хватало воздуха, он дышал как рыба на суше. Сначала я не придавала этому большого значения, но потом моя тревога стала нарастать. Мы пошли в поликлинику, сделали там ЭХО сердца и кардиограмму. Результат был не очень хороший – подозрение на порок сердца. Когда мы пришли к доктору, она сказала: «Мне придется ставить вас на учет и срочно отправлять в Москву на операцию. Мы оформим вам квоту».

Я очень расстроилась, услышав про операцию, заплакала, а Тимофей мне потом сказал: «Мам, мне кажется, все хорошо будет.

Не будет никакой операции». Стали молиться. Мы много молились: и в церкви, и дома, и с друзьями.

Врач почему-то сомневалась в диагнозе, так как при подозрении на порок сердца ребенок должен лежать, а наш «прыгал». И она направила нас на повторное обследование, которое дало другой результат. Вторая кардиограмма показала, что расстояние стало меньше, не 1 см как раньше, а 6 мм.

Врач все равно была в сомнении и решила направить нас к лучшему детскому кардиологу в Ярославле. Там врач меня позвала и сказала: «Сами посмотрите, у него расстояние 3 мм. Для подростков – это допустимо. С возрастом это расстояние затянется». И его сняли с учета. Мы всей семьей благодарим Бога за то, что Он исцелил сердце Тимофея, и мы избежали сложной операции. Также очень благодарны всем, кто поддерживал нас в молитве.

Марина Дмитриева

Тимофей Дмитриев
Тимофей Дмитриев

Яркая жизнь против серой обыденности

Александра Клиницкая
Александра Клиницкая

Я часто слышу, о том, что жизнь верующего человека скучна и неинтересна, что нужно отказаться от всего, что так привлекательно для молодежи. Якобы, если ты обратишься к Богу, то жизнь померкнет и потускнеет. Но это неправда, и моя история — тому пример.

Благодаря Богу и поддержке своих родителей я не просто побывала, но и служила во многих странах, таких как Португалия, Испания, Грузия, Киргизия, Израиль, Швеция, Финляндия. Я встретилась с людьми разных национальностей и народностей, слушала разные языки и наречия, познакомилась с разными культурами, увидела природные, климатические особенности этих стран. Мне всего лишь 18 лет, и я уже получила огромное впечатление о богатстве, красоте и многообразии нашего мира. Уже поэтому мою жизнь нельзя назвать скучной, серой и однообразной. Я всегда мечтала много путешествовать, и Бог ответил на мои молитвы.

Мне очень повезло. Мои родители — верующие люди. Я с детства видела только любовь и уважение с их стороны. В нашем доме всегда царили мир, согласие и понимание. Мои папа и мама были примером для нас с братом, как надо любить Бога, друг друга и служить в церкви, то есть помогать людям. На мой взгляд, они очень успешные люди. И я всегда гордилась ими.

Именно они своей верой в Иисуса Христа заложили основание моей жизни. Именно они показали мне, что жизнь с Богом – это яркое и увлекательное путешествие. И кто поверит в Него, тот совершит самый главный и сильный поступок в своей жизни.

С ранних лет я посещала церковь вместе с родителями, ходила на детское собрание. В церкви я тоже видела любовь к нам, детям. И это очень важно, потому что дети тонко чувствуют отношение к себе. По-моему, это формирует важное решение, будет ли повзрослевший ребенок посещать в дальнейшем церковь или нет.

На чемпионате мира среди школ каратэ сетокан
На чемпионате мира среди школ каратэ сетокан

Я слышала о том, что вера в Бога делает молодых людей невзрачными, унылыми и слабыми, но это тоже не так. Недавно я выкрасила волосы в фиолетово-красно-розовый цвета. Просто потому, что мне так понравилось. Я ходила на служение в нашу церковь, а и в Тихвинской церкви я даже проповедовала с такой прической. И никто не осудил меня. Наоборот, ко мне подходили и говорили, что такой и должна быть молодежь – необычной, непривычной и классной!

Вера в Бога помогает мне в учебе. Например, экзамены – это время огромного стресса. И молодые люди стараются найти опору в сверхъестественном, найти таким образом поддержку. Кто во что верит! Кто призывает халяву, кто носит амулеты, кто спит на тетрадках с лекциями. Становится понятно, что всем нужно чудо! Даже если ты хорошо подготовлен, может случиться что-то непредвиденное. Я всегда обращаюсь к Богу за помощью, молюсь о его благословении и благодати! И даже когда мой мозг не справляется с объемом информации, происходит что-то, что помогает мне быть на высоте! Иногда я даже не могу объяснить, что произошло, но определенно мне пришла помощь.

Благословение будущих молодоженов в церкви
Благословение будущих молодоженов в церкви

Бог помогает мне и в спорте. Мой папа всегда был примером для меня, он любит спорт. Не так давно я стала заниматься каратэ. Раньше никогда бы не подумала о себе так. Какой-то неожиданный поворот в моей жизни! Как-то в разговоре с сенсеем я обмолвилась, что хотела бы участвовать в чемпионате мира. Мне казалось, что это не реально, что это просто мое желание.

А через некоторое время я действительно участвовала в этом соревновании! И заняла там первое место! Конечно, я трудилась, тренировалась. Но победа все равно от Господа, я верю! В этой поездке было много чудес, в том числе и финансовых.

Я продолжаю тренироваться. Спорт остается важной частью моей жизни. Приняв решение перейти в другой вид единоборств, я обрела и личное счастье! Мой тренер стал для меня не просто удивительным другом, мы полюбили друг друга, и через несколько месяцев у нас свадьба. Сергей так же глубоко верующий человек, мы вместе планируем продолжить служить нашему любимому Господу Иисусу Христу, используя для этого наши спортивные таланты и достижения!

Александра Клиницкая

С семьей в Португалии
С семьей в Португалии

Русская балалайка во Франции

Куприяновы7В школьные годы я учила французский язык, и в моем сердце зародилась мечта побывать во Франции. Но в те далекие 80-е годы эта мечта казалась несбыточной. И вот теперь, когда я стала мамой большого семейства, она осуществилась! Произошло это благодаря моим детям. Хочу рассказать об этом и поделиться впечатлениями и эмоциями, полученными во время поездки.

Мои дети занимаются в школе искусств, где их учат не только игре на музыкальных инструментах, но и привлекают к активной концертной деятельности. Выступления проходили на разных площадках: в детских садах, в школах, в филармонии, в разных городах и даже за границей.

Хочу поделиться впечатлениями о последней поездке, которая состоялась по приглашению ассоциации русско-французской дружбы и общества Красного Креста.

Перед поездкой нас потрясла информация об основателе Красного Креста Жан Анри Дюнане. И это расширило наше познание о французских героях веры, помимо Жанны Д’арк и Жанны Гийон.

* * *
Анри Дюнан родился в 1828 году в Женеве, богатой семье. Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он стал искренне верующим в Христа человеком. С тех пор каждое воскресенье он входил в мрачные железные ворота городской тюрьмы и посещал заключенных, рассказывая им о Спасителе. Для друзей-студентов он организовал еженедельные прогулки по горам, где главной темой разговора была необходимость спасении души.

Организаторские и дипломатические способности Дюнана были замечены в банке, где он работал, и его назначили представителем банка в Алжире. Вразрез со служебным положением Дюнан решил заняться собственным бизнесом. Это стоило ему потери должности, но, самое главное, его сердце стало охладевать по отношению к Богу. Дюнан построил мельницы, дома, насадил плантации, надеясь, что скоро получит необходимое разрешение на постройку водопровода. Однако ни дипломатические способности, ни сильные связи не смогли поторопить власти дать ему право на пользование водой. Дюнан был доведен до отчаяния. Ему оставался единственный путь: подать прошение императору Франции Наполеону III.

Шла война Франции и Австрии, и Дюнан отправился на поле боя в поисках штаб-квартиры Наполеона, но вместо этого нашел тяжело раненых солдат обеих армий. Дюнан пережил шок. В течение трех дней и ночей он жил среди этого кошмара, занимаясь организацией и руководством медицинской помощью. Он стал известен под именем «человека в белом», которого чтили чуть ли не как ангела. Имея помощниками всего несколько крестьян, он кормил людей и перевязывал их раны, пока, наконец не прибыли несколько врачей для организации полевого госпиталя.

Дюнан отправился искать императора. И вдруг его охватила сильная тревога. Он сел, взялся за перо и начал изливать свои воспоминания на бумагу. Его книга потрясла мир. Он подробно описал ужасы битвы вместе с ее последствиями и обратился с призывом к благотворительным организациям содействовать в оказании помощи раненым, оставаясь при этом нейтральными по отношению к конфликтующим сторонам. Поддержка из родной Женевы пришла немедленно. Примкнувшие к Дюнану отставной генерал выдающийся юрист и два врача образовали «Комитет пяти» для воплощения идеи в жизнь. Дюнан посетил несколько глав европейских государств, а затем председательствовал на первой международной конференции в Женеве, где был организован Красный Крест и принята Женевская конвенция. И вот, наконец, наступил день, когда Дюнан предстал перед императором Франции. Наполеон пообещал помочь ему с бизнесом, однако… не сделал абсолютно ничего.

Бизнес Дюнана рухнул. Он потерял все, даже состояние своей семьи. В Женеве банкротство рассматривалось, как самый наибольший позор, и поэтому Дюнану пришлось жить в Париже, а сотрудники созданного им Международного Красного Креста были вынуждены лишить его руководящего поста. Дюнан пополнил ряды нищих. У него не было ни денег, ни друзей, и часто он был не в состоянии платить даже за самый простой ночлег. Он проводил долгие, тоскливые дни, бродя по холодным парижским улицам, преследуемый воспоминаниями прошлого и своим бедственным финансовым положением. Он оставил Бога юности и возложил свои надежды на богов этого мира. И тогда, отвергнутый миром и забытый всеми, Дюнан, наконец, снова обратил свои надежды к тому Другу, который однажды сказал: «Не оставлю тебя, и не покину тебя». Он возвратился к своему Господу и Спасителю с мольбой о прощении и обновлении чувства духовной жизни и мира. Он возложил грехи своей жизни на крест Голгофы и всем сердцем поверил, что Спаситель понес на Себе его вину и наказание.

Дюнан молился словами царя Давида, записанными в Псалме 24: «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай; по милости Твоей вспомни меня Ты, ради благости Твоей, Господи!» И когда он заново отдал свою жизнь Христу, к нему вернулась радость веры. Блудный сын вернулся домой.

Дюнан был уже в преклонном возрасте, когда мир снова вспомнил о нем. Школьный директор из маленького городка в Швейцарских Альпах вдруг узнал, что этот милый почтенный старец с длинной белой бородой, проживающий в местном приюте, никто иной, как давно забытый основатель Красного Креста. Вскоре история о Дюнане стала новостью номер один во всем мире, и Дюнан стал первым лауреатом только, что утвержденной Нобелевской премии мира. Несомненно, возвращение из забвения и Нобелевская премия значили для Дюнана много, но все это было ничто в сравнении с тем, что он снова обрел Христа, и как награду — общение с Ним.

Анри Дюнан умер 30 декабря 1910г. Он завещал свое состояние, составленное из премий и наград, на благотворительные цели.

А Нобелевскую премию мира — больнице для бедных города Гейдена, где он провел, больной и забытый всеми, 18 лет.

* * *
И вот мы во Франции. Волею судьбы, помимо благотворительных концертов для детей и студенческой молодежи, дети выступали в обществе Красного Креста и в протестантском пансионате для престарелых города Монтобана (Франция).

Куприяновы3Большую роль в организации концертных поездок играет наша соотечественница Александра Кишкурно-Лемесле, которая прилагает много усилий, чтобы знакомить французов с музыкой русских композиторов и поднимать интерес к русскому искусству и языку. Александра сама закончила музыкальную школу им. Л. В. Собинова в Ярославле и ярославское музыкальное училище, очень высоко ценит уровень обучения в этих учебных заведениях. Она, многие годы живя во Франции, не теряет связь с родиной, преподавателями и музыкантами, постоянно устраивая творческие поездки. В очередной концертной программе участвовали ученики музыкальной школы, музучилища и студенты различных музыкальных вузов г. Москвы. И моему сыну представилась такая возможность. Рома был самым младшим участником этого проекта, и его инструмент и игра вызывали у слушателей большой интерес, так как балалайка для французов — это открытие чего-то нового. В детских аудиториях многие хотели рассмотреть ее поближе, потрогать и даже поиграть. Поэтому Рома устраивал мастер-класс.

Очень впечатлило то, как бережно французы относятся к памятникам истории. По сути каждое здание, где мы выступали и даже жили – вековые памятники старины. Особенно впечатлили концерты в протестантском пансионате для престарелых. Само здание напоминает дворец или замок с прекрасным садом, а внутри здания — фонтаны и замечательная картинная галерея.

Также имеется зал для духовных встреч с наличием Библии очень большого размера. Имеется зал для джазовой музыки и других мероприятий. Есть место для проведения спортивных мероприятий с прекрасными тренажерами. Все концерты прошли с большим успехом и вызывали большой интерес как у детей, так и у взрослых. Несмотря на большую насыщенную программу выступлений, наши дети были на большом эмоциональном подъеме и вдохновлены идеей сотрудничества, они нашли новых друзей из русскоязычной школы, которые организовали познавательные экскурсии по городу.

А недавно Рома получил благодарственные письма от директора пансионата для престарелых и от мэрии города Монтобан.

Я очень благодарна Господу за эту замечательную познавательную поездку, подарившую много впечатлений и новые знакомства.

Ирина Куприянова

Здесь наш дом

Семья Гусевых
Семья Гусевых

Светлана:

Я родилась в городе Мурманске. Мы жили там, пока мне не исполнилось 12 лет, потом родители развелись, и я с мамой, бабушкой и братом уехали в Ульяновск (у нас там много родственников) в надежде обосноваться и купить жилье. Прожив там три года, (я бы даже сказала «просуществовав», так как жили достаточно бедно, маме приходилось работать на двух работах), мы так ничего и не купили, потому что мама вложила деньги от продажи квартиры в Мурманске, и они прогорели. Тогда мы отправились в деревню в Ярославской области. В свое время, когда еще жили хорошо, мы купили там дачу. Ну, а после перебрались в сам Ярославль.

Так как я росла без отца, то самооценка моя была очень низкая. Себе я очень не нравилась! Вот тогда-то, лет в 16, я начала задумываться о Боге, с бабушкой по воскресеньям ходила на службу, а перед сном читала молитву «Отче наш» раза по три и каялась в грехах, потому что боялась — вдруг умру во сне, надо же быть святой для этого. А потом были гулянки и тому подобное. Для деревни это было нормальное явление. Но видя обстановку вокруг, я не хотела так жить, а по-другому не могла.

Помню, однажды зимой я одна шла по улице домой и, подняв глаза на звездное небо, просто возопила в душе к Богу и попросила показать настоящую любовь. Через несколько лет Он показал.

Бог несколько раз стучался в мое сердце. Как-то с мамой, находясь в Красноперекопском районе Ярославля, мы увидели, что толпы народа выходят из клуба, мы зашли посмотреть, спросили, что это такое, нам ответили, что это богослужение и пригласили на следующее через час. Мы не остались, так как спешили, но что-то нас туда манило. Понравилась атмосфера, что-то было там особенное.

Моей маме, когда она работала в ларьке, проповедовала семья Белкиных, подарили газету «Екклесиаст», и мама с бабушкой пришли в церковь, а спустя несколько дней, на Пасху, 15 апреля 2001 года и я пришла. Я сразу поняла, что это то, что я так давно искала, это мой дом. Впечатлила атмосфера радости, любви. Люди все открытые, веселые. Это не могло не зацепить. С тех пор я в церкви вместе с мамой и бабушкой. Бог хорошо поработал с моим сердцем и из неуверенного «гадкого утенка» сделал «прекрасного лебедя». А чтобы я расцвела, Он привел в мою жизнь Мишу.

Познакомились мы на праздновании Рождества. Там было много молодежи, и Миша мне сразу приглянулся, но за столом он сидел с какой-то девушкой и был такой галантный, что я подумала, что он «занят». После мы не виделись какое-то время, и я о нем забыла. А когда мне нужно было искать работу, Господь так сделал, что мы стали работать вместе. Причем я не хотела туда идти работать, так как ни график, ни зарплата меня не устраивали, но помолилась, чтоб воля Божья исполнилась, и меня приняли на работу. Потом уже Миша рассказывал, что он молился, чтоб Господь ему жену привел. Вот и привел.

А за развитием наших отношений следил весь «Эстет», Миша так ухаживал, что невозможно было не влюбиться. Приходя на работу, я находила на столе или цветы, или какие-нибудь подарочки, или записочки. А какие он писал стихи!!! И как трепетно ко мне относился (и до сих пор относится), как к принцессе. Раньше я такого отношения не видела. В общем, завоевал он мое сердце. И к тому же Миша соответствовал тем качествам будущего мужа, о которых я молилась. Меня однажды научили молиться за будущего мужа по Библии из 1 Тимофею 3:2-5. И одним теплым, летним вечером на берегу Волги при свете луны, встав на одно колено, Миша сделал мне предложение, и я, конечно же, согласилась.

Через год, 3 сентября 2005 года, мы поженились, причем, без Божьей помощи не обошлось, ведь денег на свадьбу не было, помочь было некому, а зарплаты были невеликие. Но мы верили и молились, и Бог все устроил.

А потом стали рождаться детки, и здесь тоже без чудес не обошлось. Дело в том, что у меня с рождения был врожденный вывих бедер. С семи месяцев до двух лет я была в гипсе, а в шесть лет мне делали операцию. Говорили, что ходить не буду, что детей не будет. Но уже тогда Бог был с нами, давал веру маме, что все будет хорошо. У Него были другие планы. Когда я забеременела первым ребенком, и мой гинеколог узнала, что у меня был вывих бедер, то хотела, чтобы мне делали кесарево, но мы молились, и я родила сама. Причем, чудесно, что все мои детки весили больше четырех килограммов. Это мог сделать только Господь.

Сейчас у нас три сыночка и лапочка-дочка. Чтобы описать все чудеса, которые сделал и делает Бог в нашей жизни, не хватит места. Но я не устаю благодарить Его за все, что Он мне дал: замечательного мужа, деток, любящую маму и бабушку, друзей.

Только с Господом я обрела настоящий мир, радость и могу смело сказать, что я самая счастливая!!!

Михаил:

Родился и вырос я в Ярославле. Отца у меня не было, и воспитывался я бабушкой, так как мама постоянно выпивала. Еще маленьким я стал задумываться о Господе, однажды нашел на улице календарик с молитвой «Отче наш» и периодически ее читал. А когда бабушка умерла, меня определили в детский дом. Я тогда учился в седьмом классе.

Жизнь в детском доме сильно отличается от жизни в семье, пришлось привыкать к новым условиям. Однажды к нам в группу пришел человек, который стал что-то рассказывать о Боге, я ничего не понял, но в конце стали раздавать Библии. Их было немного, а желающих гораздо больше. Так как я был сзади всех, то поняв, что мне не достанется, рванул вперед, буквально выхватив последнюю Библию из рук пастора Андрея Дириенко (это был он!). Эта Библия до сих пор у меня дома. Я пытался тогда ее читать, правда, ничего не понимал. А еще когда был в детском летнем лагере, заметил там странного паренька (он оказался из моего же детского дома, только из другой группы), мне сказали, что он верующий. Он вызвал у меня интерес, и я стал за ним пристально наблюдать. Даже один раз мне разрешили посмотреть, как он молится вместе с еще одной верующей женщиной, которая работала в библиотеке. Она же давала христианские брошюрки и пригласила на служение, написав свой телефон. Мы с другом туда и отправились, когда смена закончилась.

Как только я вошел в церковь, Бог коснулся моего сердца, и я сразу понял, что это мой дом. С тех пор я в церкви, с Господом и понимаю, что если бы не Бог, то судьба моя была бы незавидной, ведь столько друзей и знакомых из детского дома сегодня в тюрьме, кто-то спился, многие не имеют семьи, детей. А Бог поменял всю мою жизнь и даровал замечательную жену — мою принцессу и прекрасных детишек. У нас родились три сына, и мы так мечтали о дочке. И вот Бог ответил на нашу молитву. Если бы не Бог, не Библия, не церковь, я не знал бы, как строить семью, а сейчас я уверен в том, что все будет хорошо, потому что наша жизнь построена на правильном основании – на основании Слова Божьего.

Редакция газеты «Екклесиаст» поздравляет семью Гусевых с рождением долгожданной дочери Кристины!

Наш путь к счастливой жизни

Анастасия и Амир Аль-Кадхи
Анастасия и Амир Аль-Кадхи

Анастасия:

До девяти лет я жила в Оренбургской области с бабушкой. Мама уехала в Ярославль на заработки, где познакомилась с женщиной, которая привела ее в «Церковь Божью». Моя мама сильно изменилась, после того, как стала христианкой. Вера в Бога повлияла на нее положительно. Она стала добрее, радостнее, у нее появилась уверенность как в себе, так и в жизни вообще.

Когда мне исполнилось девять, бабушка умерла, и мама забрала меня к себе. Так я приехала в Ярославль и тоже стала ходить в церковь.

В течение нескольких месяцев я знакомилась с христианской верой, с Библией. Потом я приняла Христа в свое сердце. Ко мне пришла уверенность, что есть Тот, Кто всегда мне поможет и поддержит в трудную минуту. За двенадцать лет посещения церкви у меня никогда не было мысли оставить ее или Бога.

Через несколько лет я пошла в служение подросткового прославления, оно помогло мне многому научиться и духовно вырасти.

В 16 лет я познакомилась с Амиром, мы начали дружить, общаться, постепенно пришла симпатия друг к другу, и примерно через год мы начали встречаться. В церкви мы были научены тому, что даже если парень и девушка встречаются, то у них до свадьбы не должно быть сексуальных отношений. Чистота отношений до брака и верность друг другу после свадьбы – это азы христианской веры для будущих семейных пар. Вне церкви царит совсем другая философия, и мало кто из молодежи может ей противостоять.

В отношениях с Амиром сначала было все практически идеально, но через полгода, мы начали больше раскрывать свои характеры и узнавать друг друга с неожиданных сторон. Были и ссоры, и расставания, но мы все равно не могли друг без друга и опять начинали общаться, встречаться. Любовь к Богу, Его помощь и мудрость помогли нам преодолевать трудности. Мы учились строить отношения, учились быть вместе, понимать наши различия, учитывать интересы друг друга.

Несмотря на то, что мы молоды, Господь давал нам сверхъестественную мудрость, терпение, смирение и кротость. Как оказалось, строить отношения не так просто, как кажется на первый взгляд, это и слезы, и радость, взлеты и падения, но если вы вместе, любите друг друга и строите отношения с Богом, тогда ничего не страшно, все возможно!

Через четыре года наших отношений Амир сделал мне предложение, это было неожиданно и очень волнительно. Все наши трения забывались в одну секунду! Я ответила «да», и счастье, любовь нахлынули на меня с огромной силой!

Не откладывая дело в долгий ящик, мы на следующий день объявили о помолвке и начали планировать свадьбу. Это оказалось тоже не простым делом, очень непростым. Так как мы оба учились и мало зарабатывали, у нас не было денег на свадьбу. Но был Всемогущий Отец, который всегда нам помогал. А в период подготовки к свадьбе это чувствовалось особенно ярко — в этом мы видели Его благословение и расположение!

Мы подали заявление в загс и начали делать, все, что от нас зависело. В течение подготовки Бог делал огромные чудеса в нашей жизни, благословлял нас финансами и давал силы все сделать и успеть. За полтора месяца до свадьбы, денег не хватало, и все что мы могли, — это уповать на Бога! Буквально за пару дней до свадьбы все было оплачено. По вере (и это было очень дерзновенно!) мы выбрали ресторан в самом центре, на Набережной, (это мы вообще не могли себе позволить), но по любви Божьей нам сделали скидку 50%, и все получилось так, как мы спланировали.

Это было замечательное, славное время, спасибо Богу за все, что Он для нас сделал, и мы знаем, что это только начало нашей счастливой благословенной жизни!

Амир:

Когда мне было тринадцать лет, родители отправили меня в христианский подростковый поход. Этот поход изменил мою жизнь! Я пережил настоящую встречу с Богом, обрел новых друзей. По приезду я решил, что хочу служить в церкви, и через некоторое время начал помогать в детском служении. На подростковой конференции в начале 2011 года я познакомился с Настей. У нас оказались общие друзья, и мы начали много общаться. Дружба постепенно перерастала в симпатию, которая оказалась взаимной и спустя год мы начали встречаться. Первые полгода отношений были весьма романтичны. Но когда мы начали узнавать друг друга лучше, стали всплывать первые «подводные камни». Слава Богу за наших родителей, лидеров и пасторов, которые помогали нам мудрыми советами и наставлениями. Конечно, в наших отношениях не все было гладко, и не раз ссоры переходили в слезы. Но Господь давал нам мудрость и терпение. Благодаря Ему, мы находили в себе силы прощать друг друга и любить, несмотря ни на что.

С Настей мы встречались четыре года, и это было великолепное время! Она поддерживала меня в моих начинаниях, радовалась моим победам и помогала преодолевать трудности. Со временем наши характеры изменились, мы научились быть поддержкой и лучше понимать друг друга.

В январе 2015 года я сделал Насте предложение! И она, конечно же, согласилась. В преддверии свадьбы было очень волнительно, но я знал, что эта девушка сделает меня одним из счастливейших мужчин на земле. Во время подготовки были некоторые сложности, но наш любимый Бог все покрыл своей благодатью. Я никогда не понимал, почему некоторые мужчины плачут, когда видят свою будущую жену в первый раз в свадебном платье, и на венчании 23 июля я все сразу понял. Настя была такой необыкновенной, моему восхищению не было предела!!! И весь наш день свадьбы прошел просто великолепно.

Сейчас я уже полгода как счастливый муж. После свадьбы наша любовь стала еще крепче, мы вместе открываем для себя новые грани наших отношений и узнаем друг о друге каждый день что-то новое. Я продолжаю помогать в детском церковном служении, и моя любимая жена меня в этом поддерживает. Господь не перестает удивлять нас все новыми и новыми чудесами в нашей жизни. Спасибо Ему за мою чудесную жену, служение и за все, что Он для меня делает!

Мой христианский путь

Семья Поляковых
Семья Поляковых

Путь к Богу – самый главный путь в жизни человека. У каждого он свой, уникальный. Цепочка, казалось бы, случайных обстоятельств, встреч, событий может готовить наше сердце для самого главного в жизни решения – сказать «да» Богу, то есть, когда Господь становится самой главной Личностью для человека. В моей жизни это произошло в 1991 году. Когда мне было семнадцать лет, я был обычным парнем, ничем особенным не выделялся, как многие, выпивал, ругался матом, курил (даже не помню, в каком классе начал), слушали с друзьями «Сектор Газа», «Кино», «Алису», играли в карты. Нас не тянуло на какие-то особо рискованные приключения, было все, но, как говорится, в разумных пределах. С другой стороны, начало девяностых было временем перемен в стране, временем пробуждения надежд и ожиданий чего-то лучшего. В сочетании с юным возрастом для меня это было очень вдохновляющее время. Это было время полной свободы слова, в том числе в духовной сфере. В детстве я любил читать фантастику, она как бы уводила из будничной жизни и вселяла веру во что-то невероятное, запредельное. С перестройкой рынок заполнился дешевой литературой, эксплуатирующей тему сверхъестественного и загадочного в очень широком спектре: от домовых до летающих тарелок. Мне все это было интересно, и я наполнял себя подобной информацией в больших количествах.

И вот в этот достаточно оптимистичный период случается событие, которое очень сильно повлияло на мою жизнь. Трагически погибает один из моих лучших друзей, которому на тот момент было всего пятнадцать лет. До этого я не сталкивался со смертью так близко. Эта трагедия побудила меня впервые серьезно задуматься о Боге. Я где-то нашел небольшую православную книжку, которую дважды прочитал. Но заботы и другие события довольно успешно заглушали мои духовные поиски. Прошло около полугода, когда Бог постучался в мое сердце еще раз. Однажды вечером, направляясь куда-то со своими друзьями, мы встретили нашего общего знакомого, который шел на служение протестантской церкви и пригласил нас пойти с ним. Я считал, что культурный и образованный человек, должен как минимум, побывать на богослужениях в разных церквях, поэтому мы согласились. То, что сразу привлекло мое внимание в церкви – это люди. Проповедь я не понял и не запомнил, но даже сейчас помню, что люди показались мне в хорошем смысле особенными, какими-то настоящими, искренними. Было видно, что они действительно знали Бога, о Котором говорили. Именно в этот день моя жизнь, удивительным образом, приобрела новое звучание, и мне стал открываться новый, доныне неведомый мне мир. Интересно то, что вдохновленный в этот день в протестантской церкви, я на следующий день крестился в православной, а вечером поехал на служение опять в протестантскую. Для меня не была важна разница в форме богослужения. Было важно то, что обе эти церкви помогали мне приближаться к Богу. В конечном итоге, я стал прихожанином протестантской церкви, но благодарен и православной церкви, которую я также посещал в этот период моей жизни. Я читал подаренную мне Библию, вникая в то, что слышал в церкви. В то время я определил для себя следующий простой принцип: «Если Бога нет – глупо ходить в церковь, если Бог есть – глупо туда не ходить».

Мне нравится планировать свою жизнь, но основные судьбоносные события происходили незапланированно, как подарок от Бога. Так произошло мое обращение к Богу, так же мы встретились с моей будущей женой. Конечно, во-первых, я об этом молился, во-вторых, смотрел по сторонам, в-третьих, читал умные книжки о семейной жизни. Спустя какое-то время я устал выбирать из девушек, которые были в круге моего общения, и просто помолился, сказав Богу: «Господь, для меня главное служить Тебе, если в Твоих планах есть для меня жена, пусть она появится в нужное время». В то время я работал на одном из предприятий города и служил в церкви как волонтер. Дни и вечера были заняты, и мне не трудно было забыть об этом вопросе. Не прошло много времени, как в моей жизни появилась ОНА. Впервые мы встретились в церкви, куда Татьяна первый раз пришла по приглашению подружки. Оказалось, что мы учились в одной школе и живем в соседних дворах. Это значит, что путь после служения домой у нас был на одном автобусе. Так мы и познакомились. Анализируя события того времени сейчас, мы понимаем, что цепочка случайностей была Божьей рукой, соединяющей наши жизни.

Сейчас мы живем вместе уже двадцатый год. Не всегда было легко, но, разве должно быть в жизни все легко? Я думаю, что жизнь верующего человека отличается не отсутствием проблем и трудностей, а тем, что полагающийся на Бога человек способен через все пройти, и своей жизнью прославить Бога. За эти годы мы видели, как Господь совершил множество чудес для нашей семьи. Одно из них мы увидели в марте этого года, когда Бог исцелил нашу младшую дочь Лизу от страшной болезни. Доктора, которые были в это время с нами, могут это подтвердить. Несколько дней назад жена с дочкой были на приеме у врача, которая изучив карточку Лизы, спросила: «А вы знаете, что с вами произошло чудо?». Бог подарил нам трех прекрасных дочерей, таких же красивых и умных, как мама.

Пастором я даже не мечтал быть. Для меня это было настолько возвышенно, что я не видел себя в этом образе. Просто мне нравилось помогать людям и что-то делать в церкви. Понимал, что самое ценное, что будет важно всегда – это то, что мы делаем во имя Иисуса Христа, то есть служить людям. Думаю, что самое главное — не позиция человека, а то, кто он внутри, в душе. Если он внутри служитель, если он способен принять Божью любовь и передать ее людям – это главное.

Примеры для меня в этой сфере – мать Тереза и Федор Петрович Гааз. Мир полярен. С одной стороны он наполнен богатством, роскошью и тщеславием, с другой — бедностью, страданиями и нуждой. Люди стремятся к первому и хотят забыть о втором.

Когда мы забываем о тех, кому хуже, чем нам (а такие люди есть всегда), мы перестаем быть благодарными Богу, за то, что мы имеем. Мое «спасибо» Богу – это в том числе, помощь ближнему. Для меня богатый человек не тот, кто просто много имеет, а тот, кто своим богатством много делает и помогает другим. Сегодня есть много возможностей организовать эту помощь, сделать ее наиболее эффективной. Я благодарен за многие государственные социальные программы, работающие в нашей стране. Но ни одно государство не может решить все проблемы без активного участия его граждан. Сегодня нужны не революции, а забота друг о друге, взаимная помощь и поддержка. По крайней мере – это христианский путь.

Пастор Игорь Поляков

Спасательный круг

Приемная семья Лилит и Александра Гореловых воспитывает 17 детей

Отчетливо помню, как впервые увидела беспризорного ребенка. Мальчик лет десяти лежал на полу в метро. Я подошла, спросила, где его родители. Мальчик открыл глаза и послал меня на три буквы.

Я поднялась наверх, нашла милиционера и сказала про ребенка. Он послал меня туда же, куда и мальчик. Мимо шли толпы людей. Я постояла рядом и поехала по своим делам. А что я могла сделать? Так я успокаивала себя и ничего не сделала.

Лилит и Александр Гореловы с младшими детьми Лизой и Артуром. Фото из личного архива
Лилит и Александр Гореловы с младшими детьми Лизой и Артуром. Фото из личного архива

Но есть другие люди. Их очень мало, и многие принимают их в лучшем случае за сумасшедших, в худшем — за изобретательных мошенников. Никого не виню: поверить в существование других почти невозможно, потому что отсутствует привычная мотивация действий — делать для себя. Как сказал один замечательный доктор — это биологично: каждый инстинктивно действует в свою пользу для сохранения себя и потомства. Именно поэтому и нужно рассказать о Гореловых

В этом году Департамент соцзащиты Москвы осуществил пилотный проект по имущественной поддержке приемных семей, принявших на воспитание пятерых детей старшего возраста или детей-инвалидов. Новация программы состоит в том, что ее участникам безвозмездно предоставляется жилье.

Одним из первых участников этого проекта стала семья Лилит и Александра Гореловых. Вся Москва была украшена фотографиями этой семьи, а в октябре Гореловы наконец закончили ремонт и переехали в пятикомнатную квартиру в новом доме у станции метро «Тимирязевская».

За двадцать лет Лилит стала приемной матерью для 26, а помогла 120 детям.

Родных детей у них с мужем шестеро.

А в квартиру на «Тимирязевской» въехали 17 человек, из них 7 детей были взяты под опеку в рамках проекта Департамента соцзащиты.

И с чего, как вы думаете, началась жизнь на новом месте?

С доносов.

Соседи и один из бывших опекунов детей Гореловых написали на них жалобы во все возможные инстанции. И целый месяц их проверяли комиссии: из дирекции единого заказчика (делают ремонт в выходные и вечернее время), МЧС (захламили проход и в случае пожара весь дом сгорит), из районной опеки (откуда у них столько детей? наверняка украли), из Департамента соцзащиты (небось, Гореловы — сектанты) и т.д. и т.п.

Ни одна из жалоб не подтвердилась. Но тридцать дней из жизни украдены. Во имя чего? Так общество самоутверждается на фоне этих чудаков. Почему это никому «просто так» пятикомнатную квартиру не дают, а этим дали?

* * *

Я переступаю порог и оказываюсь на острове. Посреди острова стоит огромный стол, покрытый новенькой клеенкой. За ним сидят взрослые, малыши, подростки, пахнет яблоками, сыром, супом и чистой посудой. Все оживленно разговаривают, а младенец пьет из бутылочки, не вынимая изо рта палец — у него режется зуб. Лилит объясняет: когда понадобится, стол будет в два раза больше. Я мысленно представила: человек на восемьдесят.

От стола вглубь острова уходят неширокие дорожки.

— Это комната девочек, — говорит Лилит. — А тут живут мальчишки.
Везде книги, диски, игры.

По коридору, обклеенному обоями с книжными полками, входим в комнату, где я буду разговаривать с обитателями острова.

Тут живут Лиза и Артур Гореловы. Артуру девять лет, а Лизе семь, но оба учатся в третьем классе, потому что Лиза пошла в школу в пять лет — она живет в три раза быстрей, чем все вокруг.

Я обращаю внимание на то, что на новеньких обоях с книжками большая дырка.

— Это Витя порвал, — объясняет Лилит. — Ничего, заклеим.

Я потом буду долго думать про эту дырку.

Витя живет у Гореловых без малого десять лет. 15-летний подросток выглядит лет на 10, потому что у него аутизм и синдром Маугли. Когда он был маленьким, родители развелись. И мать оставила его вместе с собакой в комнате без окон. В этой комнате он прожил с полутора до шести лет — и прожил бы еще столько же, но медсестра из районной поликлиники неожиданно обратила внимание на то, что четыре года мальчика никто не видел. Пошли домой и обнаружили ребенка, который ходил на четвереньках и ел из миски.

Когда Витя оказался в семье Гореловых, он еще несколько месяцев передвигался на четвереньках. Прокуратура возбудила уголовное дело, но его почему-то прекратили. Его мать время от времени приезжает навещать Витю. Посидит, помолчит и уедет. Она считает, что ребенок жил в нормальных условиях. А что: жив, ходит на своих двоих, а то, что не совсем здоров, — так сейчас и нет здоровых детей, все чем-нибудь да болеют.

Я смотрю, как Витя пьет чай. Все проходящие мимо гладят его по голове. Тут в комнату входит Снежана, и дверь закрывается. Но мне кажется, что я продолжаю смотреть на Витю.

Снежане 15 лет и она хочет стать парикмахером, у нее уже здорово получается. Живет она здесь с братом Димой, которому 13 лет. Их родители отбывают наказание за убийство.

Мне нужно как-то объяснить ей, о чем я хочу поговорить. Но Снежана почему-то знает, какой вопрос для меня главный, и сразу начинает на него отвечать.

Когда они с братом жили в детском доме, была семья, которая брала их на выходные с первого по четвертый класс. Но этим людям брата с сестрой усыновить не дали, потому что у них была маленькая 2-комнатная квартира и двое своих детей.

Снежана с Димой долго из-за этого переживали, а Дима до сих пор не понял, почему их разлучили.

У Гореловых они живут несколько месяцев.

— Здесь гораздо лучше, чем в детском доме, напишите: гораздо лучше. Я это воспринимаю как семью, в которой много детей.

Размолвки с Лилит и Александром бывают, но это обычное дело, кто-то что-то не понял, и только. Это в каждой семье случается. А вот голос тут никто ни на кого не повышает, и внимательно слушают. Хочу после 9-го класса пойти учиться на парикмахера, но вообще-то я мечтаю попасть в кадетский корпус и выучиться на полицейского. Мне дисциплина не помешает, я непослушная…

* * *

Саше 16 лет. У него хорошее открытое лицо, и кажется, что все у него разложено по полочкам. Но это потому, что он часто улыбается. Только сразу видно, что улыбка защитная.

Он говорит: меня нашли на свалке. Это очень обидно. Я хотел бы знать, почему так случилось.

Я знаю, что Саша будет читать этот материал, и поэтому хочу сказать — ему, только и лично ему: мне было очень трудно слушать твой рассказ.

В 9 лет его взяла под опеку женщина. Несколько лет он прожил в семье с приемной матерью и бабушкой. В четырнадцать лет подросток сбежал.

Я спрашиваю: почему? Саша отвечает: не знаю, зачем она меня взяла. Она меня кормила, одевала, но я был ей не нужен.

Надо понимать, что ребенок, взятый из детского дома в приемную семью, спустя шесть лет вряд ли сбежит просто так, хотя бы потому, что бежать некуда, а тут все же есть хлеб и свой угол. Это значит, что равнодушие для ребенка страшней, чем голод и холод.

Несколько месяцев Саша жил на улице, потом его заметил полицейский патруль. Так он оказался в больнице, откуда его отправили в приют. А в августе прошлого года Сашу взяла под опеку семья Гореловых.

Я спрашиваю: как ты называешь Лилит и Александра?

Он отвечает: они мои родители, и не важно, как я их называю. Мы с отцом больше молчим, чем разговариваем, мы и так друг друга понимаем. До этой квартиры мы жили в Подольске, а потом, когда дали эту, родители стали часто ездить в Москву, потому что тут шел ремонт. Я без них скучал. Сейчас учусь в колледже на механика, меня хвалят, потому что я стараюсь. В прошлый день рождения мне подарили огромный зонт в виде самурайского меча, но только счастье-то не в подарках.

Говорят, что это маленький семейный детский дом, — это странные слова, потому что в детском доме никто тобой не интересуется. А здесь прямо дом с родителями. И со всеми детьми мы ладим, потому что со всеми можно найти общий язык.

Это бывшая приемная мать Саши завалила все возможные инстанции жалобами на Гореловых. Она как будто поставила целью не дать им спокойно дышать. Такое случается нередко, несостоявшиеся люди во всем обвиняют других. Изумляет другое: после Саши его бывший опекун взяла еще одного ребенка и тоже от него отказалась. Недавно хотела взять под опеку 17-летнего подростка, но суд принял решение не в ее пользу.

* * *

Жене 19 лет. Из них четыре года он прожил на улице, то есть был бомжем. Четыре года ночевал на чердаках и в подвалах. От одной этой цифры у меня внутри все начинает путаться. Известно, что родился он в Таллине, а потом его мать переехала во Владикавказ. Там она Женю бросила, и он оказался в приюте. Из этого приюта он и сбежал, а потом на электричках добрался до Москвы.

Пять лет назад его нашли Лилит и Александр, когда проводили уличный патруль в поисках беспризорных детей.

Больше года Гореловы бились за восстановление Жениных документов. Они объявляли в розыск его мать, но никто так и не откликнулся.

— Я всегда, — сказал Женя, — мечтал о своей кровати и подушке. Ради этого я готов был на все. Я так долго жил на улице, потому что всем все по хрену. Попал сюда и все думал: зачем Гореловы меня взяли? Ну зачем? Наверное, из-за денег? А потом, когда меня хотели забрать в детский дом, я увидел, как Лилит за меня билась.

За два года в вечерней школе я прошел пять классов, конечно, старался работать, был курьером. А когда получил аттестат, захотел надеть погоны, но только не полицейские. Я пошел в МЧС, как отец. Дело это хорошее и всем нужное. Сдал экзамены, учусь хорошо, будущая специальность — инженер-спасатель.

Дело в том, что отец, Александр Горелов, работает в МЧС, а в 2011 году признан лучшим пожарным России.

В прошлом году дети Лилит и Александра Гореловых ездили на детские конкурсы в Париж и в Верону. Лиза Горелова там танцевала и играла на фортепьяно, а вот Женя в итальянском спектакле исполнял две роли: алкоголика и ангела.

Но даже не четыре года на улице и конкурсы в Европе задели меня больше всего. Дело в том, что семья Гореловых ездит с концертами и подарками в детские дома и колонии. И вот однажды в Можайской колонии для несовершеннолетних Женя увидел знакомых ребят.

— Они сидят, а я к ним с подарками приезжаю. Благодарю Бога за все эти перемены.

* * *

Катя и Галя двойняшки. Но Катя говорит, что они совершенно разные, а ей, конечно, видней. 15-летние сестры живут здесь чуть меньше полугода, а раньше находились в интернате. У них есть папа, сестра, два брата, но с 8 лет, когда они оказались в интернате, их никто не навещал.

Катя сказала, что впервые Гореловы приехали к ним в интернат с концертом. Сестрам так понравилось их выступление, что Галя подарила Лилит ангела со свечой. А потом к ним в гости приехал клуб «Между нами — девочками», и его руководитель рассказала им о том, что Гореловы хотят взять на воспитание двух девочек-подростков. Их — вместе с другой Катей — пригласили в гости на выходные. А 26 мая всех троих привезли домой насовсем.

А вот что сказала вторая Катя: когда мы жили в интернате, большинство взрослых были безразличны к нам, не знаю почему.

Ну вот, в мае Гореловы привезли их домой, а первый летний месяц все провели в палаточном лагере, второй — в лагере «Ручеек», а в третий отправились в Египет. Если вы хоть раз бывали в детском доме или в приюте, то понимаете, что для таких детей поездка в Египет — это несбыточный сон. Но только не с Гореловыми. Они действуют так, как будто их везде ждут. Никто нигде не ждет, но надо сделать так, чтоб ждали.

История с Египтом заслуживает отдельного описания.

Однажды, когда Лилит отдыхала там с мужем, она предложила хозяину отеля, в котором они жили, отдать бездомным еду, которую не съели туристы. Хозяин согласился, но выяснилось, что везти ее в другой город, как сначала задумала Лилит, слишком дорого.

Этим летом, когда Гореловы привезли в Шарм-эль-Шейх семью из 25 человек, выяснилось, что кроме еды многим очень нужны лекарства. И тогда Гореловы решили организовать благотворительный концерт, а на собранные деньги купить медикаменты.

В отеле сказали, что ничего из этой затеи не выйдет. И очень ошиблись. Семейный концерт имел большой успех, собрали 250 долларов. Массажист отеля познакомил их с владельцем аптеки, который тоже пожертвовал деньги, они купили огромную коробку лекарств и отвезли их в детский дом для детей-инвалидов.

* * *

Лилит Горелова родилась в Ереване в семье врачей. Окончила Ереванскую консерваторию по классу фортепьяно. От первого брака — трое детей. В 1994 году семья переехала в Москву, а в 1999 году распалась из-за того, что у мужа Лилит были проблемы с алкоголем.

Похоже, потребность помогать людям, попавшим в беду, родилась вместе с ней. Вообще-то это тайна, и никто не знает, откуда у нас что берется. И если все объясняется только генами, тогда должен быть ген сострадания или что-то в этом роде, надеюсь, наука разберется. А пока не разобралась, буду рассуждать на ощупь. Так вот: в 9-м классе она решила бороться за права индейцев и написала письмо президенту Рейгану. Но Америка далеко, а ей надо было действовать здесь и сейчас.

В 1994 году в Москве появилось множество беспризорных детей. В это время она начала работать в межконфессиональном лагере под Рузой. Дело в том, что Лилит верующий человек. Но ее вера не спящая — это действующий вулкан. И между словами о необходимости помогать ближним и действиями для нее разрыва не существует, исполнение заповедей не отложено до лучших времен — все происходит сразу. Так вот, в лагере ей поручили работу с беспризорными. Там она узнала, как нюхают клей, и еще множество полезных вещей. Вернувшись в Москву, она вместе с патрулем финской благотворительной миссии начала ездить на ВДНХ кормить беспризорных. Первое ощущение — ужас. Дети разговаривали на тайном языке, передвигались стайками, обладали навыками мгновенно исчезать и мгновенно возникать из-под земли. Однажды у нее на глазах они до нитки обчистили пьяного.

И она стала думать, как им помочь. Стала искать волонтеров, с которыми ездила по Москве в поисках бездомных. В 1997 году пришла в муниципалитет «Москворечье» и спросила, есть ли у них беспризорные дети и как им помогают. Ей выделили две комнаты в подвале, волонтеры сделали там ремонт, и она организовала туристический кружок. Почему туристический? Потому что Лилит не только преподаватель музыки. Она сказала так: я в детстве занималась альпинизмом, поэтому по горам, стройкам и заборам лазила легко. Так возникло своего рода скаутское сообщество с ярким духовно-нравственным направлением. Потом стала ходить по чердакам и подвалам, выводила на свет грязных голодных детей, отмывала, лечила, кормила. Открыла «Дневной стационар» для 70 завшивленных беглецов. Все получилось. Так она стала педагогом-организатором при муниципалитете. Во всем помогали волонтеры.

Думала, что рано или поздно дети разбегутся, но они остались. Тогда она предложила открыть стационар, чтобы дети могли там находиться не только днем, но и ночью. Тут на нее стали жаловаться жильцы дома, в котором находился стационар: беспризорные дети действовали общественности на нервы, их обливали кипятком, вызывали милицию — короче, неравнодушные люди активно боролись с нарушителями спокойствия.

Разумеется, Лилит стала приводить этих детей к себе домой — бросить их она не могла. Я задала ей какой-то невразумительный вопрос: ну это же было неудобно, очень обременительно, может, все же надо было остановиться. И она спросила меня: как вы себе это представляете? Сказать им: уходите, мне надоело? Некоторые дети жили у себя дома и погибали, потому что там были притоны. Некоторые ночевали в спальных мешках в спасительном подвале, а соседи день и ночь вызывали милицию.

В это время она развелась с мужем и осталась без всякой помощи. Но ее брат-бизнесмен, который всегда и во всем ее поддерживал, сказал, что вместо пропащего мужа будет платить ей алименты.

Тогда власти стали проверять ее квартиру и терзать ее детей: не надоело ли им, что у них ночуют детдомовцы и беспризорники. Ее детям это казалось естественным — это же были ее дети.

Потом отовсюду неожиданно посыпались письма в защиту беспризорников. Неблагополучные родители стали приводить детей к ней домой — короче говоря, она ушла с работы и зарегистрировала по своему домашнему адресу «Дом милосердия». Потом брат снял ей большую квартиру для бездомных детей, и там «Дом милосердия» заработал в полную силу. Появился и свой сайт.

И вот в 2001 году она решила повезти своих буйных подопечных в Анапу. Вместе с ней должны были поехать волонтеры.

Однако, увидев этих пай-мальчиков и девочек, за день до поездки все ехать отказались. Она стала лихорадочно искать помощника, и в одном из церковных центров подготовки учителей для детей группы риска ей сказали, что волонтер есть. Звали его Александр Горелов.

Александр вырос в маленьком подмосковном городе. Его с тремя сестрами взяла под опеку тетя — мама умерла, когда ему было десять лет. Он сказал мне, что рано научился пить и курить. После армии устроился в пожарную охрану. И однажды встретил друга детства, отец которого был священником. Друг привел его на службу, ему там понравилось. Постепенно расстался со всеми дурными привычками. Очень хотел помогать брошенным детям, работал в лагерях с детдомовскими детьми. А тут выяснилось, что женщине, которая везет на отдых детей группы риска, нужен сопровождающий в Анапу. Утром он приехал на вокзал и сначала решил постоять в сторонке, посмотреть на эту самую Лилит и ее подопечных — вдруг не понравится. Она появилась, засвистела, как в кино про беспризорников, откуда-то появились дети, и он увидел, что они смотрят на нее как на главного человека. И тогда он подошел, они сели в поезд и поехали.

Поженились они в 2003 году. Дочка Лиза похожа на папу, а сын Артур — на маму.

* * *

Лилит Горелова сказала мне: «Самые сложные наши дети — не беспризорные, а те, кого уже один раз взяли домой и снова бросили».

Взрослые никогда не отмолят грех перед брошенными детьми. Поэтому они никогда не перестанут преследовать тех, кто пытается помочь этим детям. Просто невозможно свыкнуться с мыслью о том, что рядом, за стенкой, живут другие люди. Я хотела сказать Лилит, что рано или поздно все образуется, но это вряд ли. Одни так и будут с упоением ломать и убивать, а другие — строить и исцелять. Ведь Ницше еще сто лет назад написал: «Больше всего ненавидят тех, кто способен летать».

Ольга Богуславская
Опубликовано в газете «Московский комсомолец» №26673

* * *

Семья Гореловых удостоилась премии «Крылья аиста»

Второй раз в Москве вручили городскую премию «Крылья аиста». Ее лауреатами стали москвичи и организации, которые внесли большой вклад в устройство детей-сирот в семьи.

.
.

Премию в номинации «Приемная семья» на этот раз получила семья Лилит и Александра Гореловых. За двадцать лет Лилит стала приемной матерью для 26, а помогла 120 детям. Кровных детей у них с мужем шестеро.

Гореловы всей семьей служат в московской церкви «Благая Весть», а также являются руководителями организации «Дом Милосердия», которая оказывает помощь сиротам или лишенным попечительства детям и подросткам.

«Мы не ожидали, что получим эту премию, — сказала Лилит в разговоре с нашим корреспондентом. – Думаю, каждая семья была достойна этой премии, поскольку каждый ребенок — это новый мир, который открывается тебе. Но, конечно, вся эта любовь, забота, милосердие идет от Бога, и вся слава Ему».

Во время церемонии мэр Москвы Сергей Собянин подчеркнул, что мы можем открыть наши сердца для детей-сирот: «Дети — самое дорогое, что у нас есть, и поэтому трагедия ребенка — это не просто факт его личной жизни. Это беда, которая касается каждого из нас. К сожалению, мы не всегда можем предотвратить семейные драмы, несчастья, но мы можем открыть наши сердца и наши семьи для детишек, которые ждут помощи от взрослых».

Он добавил, что город должен морально и материально поддерживать семьи, которые берут сирот на воспитание.

Московская городская премия «Крылья аиста» присуждается в 2015 году во второй раз. Ее вручают гражданам и организациям, которые внесли особый вклад в развитие семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Лауреаты премии получили памятный знак — статуэтку, изображающую летящего аиста и ребенка.

316NEWS

Креатив да позитив!

Два года назад газета «Екклесиаст» писала о необыкновенной по нынешним меркам семье пасторов Сергея и Ирины Ушаковых из Ельца. В статье «Девять жизней Ушаковых» мы писали о том, что в семье с огромной заботой и нежностью воспитываются девять детей. Шестеро из которых — родные, а трое – приемные. Но вся эта математика – шесть плюс три — лишь на бумаге, а в жизни любовь в семье Ушаковых не делится, не разделяется на своих и чужих. Детки для счастливых родителей все любимые, детки все родные.

Большая семья Ушаковых
Большая семья Ушаковых

Итак, недавно эта удивительная семья стала победителем в «Ассамблее замещающих семей». Конкурс имел статус всероссийского, а проходил он в начале октября в Москве. Претендентов было множество, но выбрали именно эту липецкую семью.

Первоначально в конкурсе приняли участие многие многодетные семьи из районов Липецкой области, воспитывающие приемных детей. Семью Ушаковых попросили выступить за родной Елец. Они сделали сценку с маленькими детьми, которую назвали «Мойдодыр», показали ее, а потом выяснилось, что они заняли первое место.

После этого им поступило предложение поехать на всероссийский конкурс. Из восьмидесяти регионов России было отобрано лишь пятнадцать.

Каждый день семья Ушаковых репетировала, готовилась серьезно и основательно. Поехали они почти все, хорошо, что администрация города Ельца выделила им автобус.

Папа Сергей вспоминает:

«Мы побывали на открытии мероприятия, а на следующий день начался и сам конкурс. Первым этапом было состязание «Семья – основа державы». Там показали фильм о нашей семье. Съемки велись нашим местным телевидением, за что мы его сотрудникам очень благодарны. В этот же день мы представили приветственную песню, которую назвали «Сестры и братья, мы в Москве». Затем был круглый стол, где выступали чиновники разного ранга. Там мы поинтересовались, можем ли мы взять еще детей, ведь у нас итак девять. Нам сказали, что можно. Примером тому была семья, где растут тридцать два ребенка».
На третий день Ушаковы приняли участие в творческом этапе. Там младшие дети показали музыкально-танцевальный номер, а старшие спели «Балладу о трех сыновьях». На следующий день семья Ушаковых представила на суд жюри стенгазету, а также рассказы о своих увлечениях. Потом дети показывали мастер-классы. Полина, например, показала, как плести модные браслеты из резиночек, Ваня представил игру на барабанах. Но об итогах конкурса не было известно до самого конца. Затем жюри вызвало три семьи и сказало им, что на заключительном концерте ждут от них нечто новое и неординарное. Ушаковых попросили спеть балладу, но так, чтобы это сделали все члены семьи, а не только мальчики. Ушаковы на сцене выступали последними, но именно им вручили главный приз. Они заняли первое место! Это для них было волнующе и неожиданно. А кто-то из членов жюри сказал: «Вы такие позитивные, всегда улыбаетесь. Липецкая область не подкачала!»

В Москву тогда уехали все, кроме самого маленького, Игорька. Ему всего два года. И он не смог посмотреть, как пели, танцевали, играли на разных инструментах папа и мама с братьями и сестрами. Зато после их приезда он радовался их долгожданному возвращению и никому не давал покоя. Игорь — всеобщий любимец и, пожалуй, сейчас самый главный в доме.

Неслучайно его именуют здесь не иначе, как «королем». А «короля» этого Сергей и Ирина привезли из орловского детдома.

Младенец родился семимесячным и весил менее двух килограммов. Но это не смутило приемных родителей. Их стараниями Игорек сегодня выровнялся и стал идеальным для своего возраста ребенком.

Не смутила Сергея и Ирину молчаливость и взятого ими из такого же, детского, дома Русика. В свои пять лет Руслан совсем не говорил. Зато теперь делает заметные успехи в речи. Есть в семье и еще один Руслан. Он тоже приемный.

На одного приемного человечка семья Ушаковых прибавилась, когда самый старший, Даниил (а для всех он — Даня), служил в армии. Кстати, парень рассказывал нам о ней не без гордости. Ведь службу он нес в знаменитом Семеновском полку — бригаде охраны Министерства обороны и Генерального штаба. И ныне серьезно подумывает об армейской службе, сегодняшняя работа в охране коммерческого предприятия его не очень устраивает. Хочется чего-то большего достичь в своей жизни.

Мама Ирина рассказала:

— Звоню сыну в часть, говорю: «Дань, тут такое дело. Захотели тебя поставить в известность», — а дальше мнусь, сказать не решаюсь. А он вопрос задает: «Мам, ты что, беременная?» «Да нет, — отвечаю. – Мы еще одного мальчика взяли!»

Сержант Ушаков воспринял поступок родителей как должный. О других детях Ушаковых тоже хочется сказать несколько слов.

Вслед за Даниилом по старшинству идет Мария. Она учится на туроператора в Елецком госуниверситете имени И. Бунина.

Иван — в колледже на автомеханика, Яна — на дошкольном факультете ЕГУ, Люда, Полина и два Руслана — школьники.

Кстати, в семье три первоклассника, только «король» — детсадовец.

«Да что там наша семья в сравнении с теми, что участвовали в «Ассамблее замещающих родителей», — говорит Сергей Ушаков. — Там были такие, в которых воспитываются тридцать два ребенка! Не надо бояться брать детей из домов-интернатов, коррекционных школ, с задержкой психического развития».

Ушаковы живут в большом доме, места всем хватает, и тесниться не придется, если вдруг семья увеличится.

Папа Сергей обмолвился:

«Сегодня посещаем девочку с синдромом Дауна, которую также планируем адаптировать в нашу семью. А на эти выходные к нам на праве гостевой семьи придут ребята из коррекционной школы (два подростка и девочка), есть желание также принять их в нашу семью».

Такие вот они добрые пасторы Сергей и Ирина Ушаковы из Ельца – креативные, позитивные и очень любящие. Служение Богу для них – это помощь людям, в данном случае – детям. Что может быть лучше и благороднее этого дела?

Материал подготовила Ирина Манкина

Отцовская вера

Мой отец Александр Александрович Козлов родился 19 января 1900 года в Костромской области в городке Кологрив. В его семье было пятеро детей. После смерти мужа бабушка Варвара Ивановна Козлова собрала детей и уехала жить в Москву.

В свое время бабушка окончила Пансион благородных девиц в Кологриве. Ее сын, мой отец, тоже получил образование. Он окончил гимназию в Москве, пошел работать продавцом в книжный магазин Пашкова. Он был знаком со многими политиками того времени. До войны у дома нас была книга Бонч-Бруевича. Отец очень ей дорожил. Нас ругал, чтобы мы ее не брали, не читали. Мне одна родственница немного говорила про отца, что он принял какую-то протестантскую веру. Эту веру в Россию привез из Германии хозяин магазина еще в 19 веке. Я думаю, что все работники магазина тогда приняли евангельскую веру.

В 1918 году отец пошел служить в Красную Армию добровольцем. Был командирован после войны в Царицын — Сталинград.

Вступил в партию большевиков, женился и остался жить в городе. Нам, детям, ничего о своей вере он не говорил.

Весной 1937 года в Москве расстреляли брата отца, всех сестер уволили с работы и забрали квартиры, выгнали всех в общежитие. Потом дошла очередь до отца. В 1940 году пришли два милиционера и увели его. Мы, пятеро малых детей, остались без копейки, без кормильца. Вечером в этот день отца увезли в Воркуту строить железную дорогу. Меня мать отдала своей сестре.

.
.

В 1942 году 23 июля немец разбил Сталинград, особенно досталось центральному району, ни одного целого дома не осталось, весь город превратился в руины. Все большие заводы расположены были по берегу Волги, и их враг стремился бомбить, но заводы защищали солдаты и рабочие. Много немецких самолетов-бомбардировщиков рухнули в Волгу. День, как помню, был пасмурный, но кресты было видно хорошо.

Весь город и вода горели. На берегу в центре города стояли нефтяные хранилища, много баков. Фашист первым делом их бомбил. Нефть, керосин, бензин … все текло в Волгу, вода горела на большом расстоянии, пламя было до неба.

До этого люди жили обычной жизнью: учились, работали, женились. Никто не ожидал, что такое будет. Бомбежка могла начаться в три часа дня и закончиться в восемь вечера. Люди бежали как муравьи, куда глаза глядели. В основном бежали в сторону реки. Старались спрятаться в лодки, пароходы, баржи, те отходили от берега, а их немцы бомбили. И все это уходило на дно реки.

Помню, как тетя отправила меня молоко отвезти врачу, а примерно через полчаса началась бомбежка. Я дошла до берега, увидела фашистские самолеты и спряталась в больших деревьях. Мне тогда было 12 лет. Когда немного утихло, я побежала домой к матери. Она не знала, жива ли, я не знала, живы мои родные. Моя семья оказалась жива, она находилась в блиндаже.

Потом вернулись самолеты и бомбили нас. Мать взяла нас и увела в другое убежище. Когда вернулись в дом, все было разгромлено.

Наступали холода, еды не было, одежды тоже, людей было так мало, что казалось, что все вымерли. Тетушка эвакуировалась за 100 км от нашего дома — многие тогда эвакуировались.

Мы сильно голодали. Особенно тяжело было маленьким детям. Мне еще как-то удавалось доставать еду. Я ходила по воинским частям, чистила там картошку. Один командир даже попросил меня сшить одеяло, дал мне материал, вату. Я сделала.

А потом в конце сентября немцы пришли в город. Очень тяжелой была борьба за Мамаев курган, там погибло очень много солдат. Бывало, пойдешь за водой на речку, а с кургана начинают снаряды бросать.

Где только я не была, где только еду не доставала. Помню, лазила даже в люк за горелой пшеницей. Часто ходила за 60 км, даже за 100 км и просила еду.

Немец старался нас уничтожить, пускал снаряды прямо в дома, осколки в нашем доме были везде. Но Господь нас хранил.

Помню, как уходили воинские части, стало тише. Но холод и голод остались с нами. В нашем сарайчике жили крысы. Мы их боялись, а они – нас.

Однажды я услышала гул самолетов, выскочила во двор раздетая и спряталась под крыльцо, а малышей спрятала под кровать. Самолеты летели прямо на нас, стали пикировать через Волгу на Сталинград. Я увидела звезды на самолетах. Мы дети повыскакивали кто откуда и стали руками махать, плакать и смеяться. Это день был солнечный и теплый. Мы насчитали 32-36 самолетов. Несколько раз они улетали и возвращались. Мы видели, как они сбили несколько фашистских самолетов, которые падали в Волгу. Матушка-Волга всех принимала – и немцев, и русских.

Наступил февраль 1943 года. Кушать стало совсем нечего. Начались болезни глаз, рук. Чистой воды не было, колодцы все были завалены, а в реке – лед. Мы не мылись месяцами. Появились вши, блохи, клопы.

Как-то мы узнали, что на окраине Сталинграда стоит баржа с моченой пшеницей. Мы с матерью взяли салазки и пошли к барже.

Действительно, там была пшеница, я залезла в баржу и стала подавать матери ведра с пшеницей. Так мы набрали целый мешок. Домой мы пошли берегом, решив посмотреть свой город, во что превратили фашисты. От города остались одни руины.

Солдаты убирали покойников и делали пешеходные дорожки за саперами. У берега была вода, но она была розовой от крови сражения. День выдался теплый, но пасмурный. Мы дошли до центра города и свернули на левый берег, а там — мертвые немцы на льду.

.
.

В это время начали искать дезертиров. По разбитым домам, подвалам находили молодых парней. Все они пошли под трибунал.

Приехала наша кормилица тетя Шура, мои братья были как ходячие скелеты. Меня тетушка опять взяла к себе жить. Через три месяца нам стали выдавать хлеб по карточкам – 100 гр.

В конце 1943 года приехал отец из Нижнетагильского госпиталя. Без левой руки. Устроился работать в Речпорт, где работал и раньше. Господь нас сохранил, хотя мать была безбожницей. Отец всю жизнь любил книги. Я сейчас, будучи верующей, поняла, что он когда-то был верующим, хорошо знал Библию, молитвы. Но в то страшное время нельзя было говорить о духовном мире, особенно в семье партийного.

Оказалось, что отец не был виноват, что его арестовали в 1940 году. Когда немец подошел в Ленинграду, отца отправили в штрафной батальон. После ранения его отправили в госпиталь в Нижний Тагил.

Прошло время. В конце 1981 года отец болел, был лежачий, ноги совсем не ходили. Мать тоже была лежачая, но по комнате ходить могла. Последние месяцы они жили у меня. Однажды вечером прихожу, а мать говорит, что вечером умрет. Я была измучена на работе, в частном доме одна с ними, крепко уснула. А, проснувшись в 6 утра, стала собираться на работу, подошла к родителям, а мама мертвая лежит. Через девять дней после похорон матери я пришла с работы, а отец сказал, как и мама, что сегодня умрет. Вместе мои родители прожили 60 лет. Я увидела, что отец отходит в мир иной, и спросила его, как он смог спастись в Воркуте на железной дороге, на войне под Ленинградом, как мы смогли выжить в Сталинграде. Отец сказал: «Со мной всегда был Бог». Он прожил тяжелую жизнь. Мы дети, ничего не знаем о его отце, матери, братьях, сестрах. Он все унес с собой в могилу.

Р. А. Калинина

С Богом все возможно

Андрей Котлов
Андрей Котлов

Андрей

Мне 38 лет. Родом я из Костромы. В 90-е годы меня, 13-летнего подростка, увлекла «красивая жизнь». Мои родители – люди строгой коммунистической закалки — говорили мне: «Учись, найдешь достойную работу». А я думал: зачем учиться, если красиво жить можно и так? Я увлекся алкоголем. Окончив школу, я бросил пить, стал употреблять наркотики. Мой наркотический стаж – 15 лет.

По-моему, самое большое чудо в моей жизни – это моя жена. С Ритой нас познакомила моя двоюродная сестра. Буквально с первых минут знакомства у нас возникло какое-то взаимопонимание, нам было интересно друг с другом, комфортно. Мы влюбились пылко, как это в юности бывает, быстро поженились. И быть бы нам счастливыми. Но наркотики убивали это счастье. Несмотря на то, что было тяжело, Рита не ушла от меня. Я думаю, что это был Божий промысел. Если бы не моя жена, не знаю, где бы я был сейчас.

Помню, как однажды, несколько лет назад, она бросила фразу, что возможно уйдет от меня. Я понимал, что ей тяжело.

Размышляя над ее словами по дороге на работу, я увидел телефон с информацией для тех, кто хочет освободиться от наркотической зависимости. Я позвонил. Так начался мой путь к свободе от наркотиков. Верующие люди рассказали мне, а потом и моей жене, что Бог не просто может, а хочет нам помочь. Не все было легко и просто на этом пути. Не употребляя наркотики первые полгода, я подумал, что свободен, но потом сорвался. Благодаря Богу, своей жене и христианам, которые поддерживали нас, я все-таки смог победить.

С 2008 года я не употребляю ни алкоголь, ни наркотики. Свою жизнь без служения Богу и людям я не представляю. Как только Бог меня освободил, я стал помогать таким же зависимым людям, каким был когда-то сам обретать свободу. Быть свободным – быть счастливым.

Я молюсь за всю мою родню, а она у меня большая, чтобы они обратились к Богу. У моих родителей много братьев и сестер.

Некоторые из них уже начали свой духовный поиск. Стали ходить в православную церковь, искать Бога.

У меня еще брат и сестра. И я молюсь, чтобы Бог им помог. Недавно у одного из моих племянников обнаружился лейкоз. Ему сделали операцию. Она прошла успешно, хотя так не всегда бывает.

Много лет назад, в юности, я не оценил, что поступил в институт и бросил его, не задумываясь. Меня слишком увлек грех. А сейчас я учусь на втором курсе института и считаю, что это чудо, ведь мог утратить способность к обучению за 15 лет алкогольной и наркотической зависимости.

Я размышлял о том, почему я оказался в этом наркотическом аду. И желая хоть как-то предостеречь других, особенно молодежь, я говорю, что избежать такого же падения как у меня помогут правильные ценности. Первое – это вера в Бога и исполнение Его заповедей. Второе – надо учиться жить не только для собственного удовольствия. Умение помогать другим, чем-то жертвовать для ближнего важно для подростков и молодых людей. И третье – в воспитании детей должна быть строгость, но умеренная. Родительская жесткость порождает сильный протест у подростков. И на волне такого протеста возможно все, что угодно, в том числе — и зарождение зависимости.

У нас с Ритой пока нет детей, но мы верим, что Бог поможет нам и в этой сфере. Для него нет ничего невозможного!

Маргарита Котлова
Маргарита Котлова

Маргарита

Я очень люблю своего мужа. С первых минут знакомства между нами, как говорится, «искра пробежала». Было это на свадьбе, атмосфера была очень романтичной, мы были очень молоды. Несмотря на то, что я о нем ничего не знала (мы жили в разных районах города), я ему верила, и мне в голову не приходило, что он может быть зависим от наркотиков. Потом я заметила, что он стал от меня отдаляться, руки прятать, и однажды я нашла в его одежде шприц. У меня был шок! В 2017 году будет 20 лет, как мы вместе, много мы пережили, но даже в самое страшное время мне не приходило в голову уйти от него. Во время ссоры я могла сказать, что нам надо расстаться, но в сердце знала, что никогда не оставлю его.

Однажды он познакомился с верующим людьми, которые когда-то были наркоманами, но Бог изменил их жизнь. Я увидела восстановленные семьи, рожденных детей, я услышала их истории и поверила, что Бог может нам помочь. Я читала Библию и молилась только о том, чтобы Бог освободил Андрея от наркотиков!

В 2008 году наркотический кошмар нашей семьи закончился. Мой муж, да и я тоже сильно изменились. Андрей стал совсем другим человеком. Он стал увереннее в себе, у него появился оптимистичный взгляд на жизнь, он стал добрее и заботливее.

Никогда не думала, что он может так хорошо относиться к людям. Андрей и меня в чем-то исправляет. Я раньше думала, что я всегда права, была очень хорошей в собственных глазах на фоне мужа. Но и мне было в чем каяться, в чем меняться.

Сейчас, оглядываясь назад, я вспоминаю нашу жизнь без веры в Бога, без послушания Ему, и мое сердце замирает. Так хочется помочь тем, кто поражен наркотиками и алкоголем, вселить в них веру, что с Богом все возможно!

Андрей и Маргарита Котловы