Архив рубрики: История

Можно ли христианам праздновать День святого Валентина?

Сегодня в интернете бродит много споров о том стоит ли христианам праздновать День Влюбленных, известный под названием – День Святого Валентина. Самый главный вопрос, который всех мучает: каковы корни этого праздника и не связан ли он с язычеством? Недавно я увидел, что несколько моих друзей по Фейсбуку начали постить картинку, в которой обвиняют святого Валентина в том, что тот венчал гомосексуальные пары римских солдат… До чего только христиане не додумаются, лишь бы пострашить других, а также увильнуть от того, чтобы подарить своей жене подарок на 14 февраля…

Но это вообще неудивительно. Ведь если вы возьмете любой праздник, который сегодня мы празднуем (Рождество, Пасха, Новый год), то можно заметить, что всегда найдутся «эксперты», которые будут сочинять о каких-то языческих корнях и непонятных традициях, при этом не зная ни истории, ни значения этих праздников. Поэтому складывается такое ощущение, что многим нравится жить в страхе, выступать против всего праздничного и во всем видеть язычество…

Так кем же был этот святой Валентин и что он такого сделал, что сегодня о нем ходит столько разных слухов?

Интересно то, что истории известны несколько человек под именем Святой Валентин. Сегодня по всему миру (включая украинский город Самбир) католические церкви доказывают, что именно у них находятся мощи Святого Валентина. О каждом Валентине ходят свои легенды, и достоверно неизвестно, от кого из них пошло празднование Дня Влюбленных.

Самый знаменитый из всех Валентинов – это Святой Валентин Римский, живший в III столетии. Истории мало известно о его жизни, кроме нескольких интересных фактов.

Святой Валентин жил тогда, когда христианство еще не было официальной религией Римской Империи и находилось под запретом. Люди, которые приходили в церковь, делали это в тайне, а особенно те, кто был на службе у Рима. Но несмотря на все запреты и гонения, христианство распространялось с неслыханным размахом, особенно среди римских солдат. Когда кого-то из христиан ловили, то следовало суровое наказание. Итак, Святой Валентин, будучи священником в Риме, старался помогать гонимым и брошенным в тюрьмы верующим.

По одной из легенд Римский император Клавдий II запретил солдатам вступать в брак. Император считал, что женатые солдаты менее надежны, так как они больше думают о семье, чем о битве. Поэтому вместо женитьбы тогда поощрялась разгульная жизнь и разврат. Но верующие солдаты, пытаясь сохранить себя в чистоте, тайно приходили к Валентину, чтобы он их повенчал с христианскими девушками. Узнав об этом, Клавдий рассердился, приказав арестовать Валентина и бросить его в тюрьму. По одной из легенд император лично проводил допрос, пытаясь переубедить Святого Валентина в его вере в Бога и вернуть в язычество, обещая за это свободу. После долгой дискуссии Святой Валентин не только не согласился, но и начал проповедовать императору, призывая его покаяться.

Однажды после военного похода и триумфальной победы над готами, император Клавдий, деля «добычу», раздал каждому солдату по две-три девушки-рабыни. Узнав об этом, Валентин вырезал из пергамента маленькие сердечки и разослал верующим солдатам, напоминая им о том, что у них есть жены, и что они должны помнить свое обещание и оставаться сексуально чистыми. Легенда гласит, что именно отсюда пошла традиция красных сердечек-валентинок.

Находясь в тюрьме, Святой Валентин узнал, что Джулия, дочь тюремного стража Астериуса, больна (по некоторым источникам она была слепая). После того, как Святой Валентин помолился за нее, она моментально получила исцеление. Увидев такое чудо, вся родня и слуги Астериуса пришли к Святому Валентину ночью и тайно приняли водное крещение.

Согласно легенде Валентин влюбился в Джулию и написал ей открытку, которую она прочитала после его казни. В открытке он признался ей в любви и кратко подписал: твой Валентин. Святой Валентин был казнен 14 Февраля 269 года.

Позже верующие начали праздновать 14 февраля как День влюбленных из-за подвигов священника Валентина. В этот день было принято дарить подарки друг другу: сердечки и цветы. Со временем многие страны объявили 14 февраля официальным Днем Влюбленных.

Понятно, что все эти истории не имеют точной достоверности, и я не утверждаю, что День Святого Валентина – это христианский праздник. Но я знаю одно: если вы 14 февраля купите жене цветы и подарок, то этим не согрешите! Так что давайте не увиливать и не искать плохих корней, а лучше подпишите своей жене красивую открытку и сводите в нормальный ресторан.

Роман Савочка, г. Минск

Дорога надежды

610 километров. Всего 610 километров. Тут смерть, голод и учащающийся ритм метронома. Там надежда на жизнь, хлеб и тишину. 610 километров разделяли блокадный Ленинград и Ярославль. 610 километров стали дорогой надежды для тысяч детей, подростков и женщин.

27 января 1944 года закончились 900 страшных дней для жителей Ленинграда. Советским войскам удалось прорвать блокаду. День, которого так ждали, наступил.

Эвакуация. Ленинградцы во время посадки на пароход. 1942 г.
Эвакуация. Ленинградцы во время посадки на пароход. 1942 г.

Ритм метронома

Учащающиеся ритмы метронома и голос диктора из репродуктора, скороговоркой предупреждавшего: «Внимание, внимание!

Говорит штаб местной противовоздушной обороны города… Воздушная тревога, воздушная тревога!..» До этого было еще несколько месяцев. Великая Отечественная война только начиналась.

Тысячи ярославцев и жителей других регионов центральной части России призвали строить оборонительные укрепления под Ленинградом. 85 тысяч человек день за днем вгрызались в землю и рыли траншеи, окопы и рвы на линии обороны Осташково – Валдай – Боровичи – Волхов. Рыли и не успевали, противник стремительно продвигался вперед. К Ленинграду, городу, который должны были стереть с лица земли

Строительство оборонительных сооружений
Строительство оборонительных сооружений

Командование приняло решение об эвакуации. Первые эшелоны на восток пошли в июле 1941. В Ярославль, Углич, Ростов, Данилов, стали прибывать первые эшелоны с заводским оборудованием и эвакуированными рабочими из Ленинграда. Сюда подальше от линии фронта переводили производства «Красный парус», «Красный водник», «Красный треугольник», завод металлических школьных принадлежностей им. Л. Б. Красина «Союз». Вскоре в Ярославскую область стали прибывать вагоны с детьми. В тыл эвакуировали учебные заведения: филиал Ленинградского института инженеров водного транспорта, Краснознаменное училище военных сообщений им. М. В. Фрунзе, школы, детские сады, детские дома. Число детских домов выросло в 17 раз. Если в июне 1941 года в Ярославской области насчитывалось 25 детских домов и интернатов, то в сентябре 1941-го – 425.

На «Дороге жизни»
На «Дороге жизни»

Сотни напуганных детей. Зданий не хватало. Под детдома экстренно переоборудовали школы, дома отдыха, колхозные дома.

А в обратную сторону шли эшелоны с продуктами питания.

8 сентября 1941 года Ленинград оказался в блокаде. В городе по примерным подсчетам осталось 2,5 миллиона жителей. С риском для жизни из города продолжали вывозить женщин и детей. Тем, кто оставался, нужно было выживать.

«Рабочим — 250 граммов хлеба в сутки. Служащим, иждивенцам и детям до 12 лет — по 125 граммов. Личному составу военизированной охраны, пожарных команд, истребительных отрядов, ремесленных училищ и школ ФЗО, находившемуся на котловом довольствии — 300 граммов. Войскам первой линии — 500 граммов» – размер продовольственного пайка был строго определен.

Истории новой жизни

Сотни голодных, истощенных, напуганных детей. Каждого старались накормить и обогреть. Чтобы не допустить распространения инфекций, детей прививали. Во время учебного года вели уроки, весной при детских домах создавали подсобные хозяйства, где выращивали свои продукты.

Один из таких детских домов, тот, что находился в Переславле-Залесском, посетил писатель Михаил Пришвин. Рассказы о ленинградских детях вошли в одноименный сборник.

«Когда мальчика взяли в детдом, он сам подробно в полном сознании все рассказал о гибели своей матери, и этот рассказ подробно записан в книге детдома. Через несколько дней мальчик заболел менингитом, и за ним днем и ночью ухаживала Анна Михайловна. Эта обыкновенная женщина, с обыкновенными слабостями в те дни действительно была прекрасна и боролась за жизнь мальчика целыми ночами, не закрывая глаз. Когда менингит был побежден, началась новая борьба с дифтерией, и когда прошел дифтерит, начались тяжелые последствия голодной болезни.

Сам доктор называл выздоровление Вовочки биологическим чудом и после «чуда» – делом рук Анны Михайловны. Трудно представить нам, что переживал мальчик во время борьбы его за жизнь. Но можно догадываться, что в минуты просветления его сознания образ новой мамы замещал прежний, и мало-помалу Вовочка, выздоравливая, выходил из старой жизни в новую с полным забвением всего, что было с ним в страшные дни блокады», – записал Пришвин.

Всего за годы Великой Отечественной войны Ярославская область приняла более 90 тысяч детей, эвакуированных из Ленинграда и Ленинградской области.

Мяукающая дивизия

В начале 1943 года в Ленинграде практически не осталось кошек. А вот крыс день ото дня становилось больше. Грызуны угрожали последним продовольственным запасам.

Полчищами они двигались по оживленным улицам. Ленинградцы пытались стрелять в крыс, давить танками. Ничего не получалось. Грызуны забирались на танки и ехали дальше.

На помощь пришли ярославцы. Из Ярославля и других регионов страны в Ленинград направили эшелоны с «мяукающей дивизией». В город выписали дымчатых кошек, считавшихся лучшими крысоловами.

Из Ярославля в Ленинград были направлены 4 эшелона, в которых находилась «мурлычащая дивизия».

В память о тех событиях в 2000 году в Санкт-Петербурге открыли музей кошек. Кроме того, на Малой Садовой установлены бронзовые памятники коту Елисею и кошке Василисе.

Ярославцы и ленинградцы до сих пор трепетно хранят воспоминания о тех днях. Ежегодно 27 января в Ярославле проходят памятные мероприятия, посвященные годовщине снятия блокады.

* * *

Ярославцы продолжают трепетно хранить память о страшных днях блокады. В Ярославской области установлено 13 памятников блокадникам. Единственный памятник маленьким блокадникам был создан ярославскими детьми, учениками ярославской школы. О захоронении этих детей не найдено никаких документов. О них рассказали бывшие тверицкие ребята.

Памятник детям блокадного Ленинграда
Памятник детям блокадного Ленинграда

Они видели и запомнили, как погибших детей снимали с поездов на станции Филино, грузили на подводы и увозили, чтобы похоронить в братских могилах на Тверицком кладбище. В телеге с наращенными бортами, прикрытой брезентом, возчик на лошади привозил ночами детские тела. Без гробов и «церемоний», а часто и без одежды, тела сбрасывались в большие общие могилы. По приблизительным подсчетам, здесь похоронено около семисот человек. Из десятков детских эскизов и макетов выбрали один: ангел с гирляндой цветов, оплакивающий всех невинно погибших. Четыре земляных холмика окружены невысокой металлической оградой. И табличка со словами:
«Здесь покоятся дети блокадного Ленинграда, похороненные в декабре 1942 года. Имена неизвестны, но люди помнят о них, безвинных жертвах войны. Мемориал возведен на пожертвования ярославцев, июнь, 1998 года».

Татьяна Светлова

Новгородчина — родина евангельского движения в России

Во время татаро-монгольского нашествия состоялся массовый исход населения южных городов Киевской Руси на север, под защиту лесов, которые станут естественным барьером для наводящей ужас летучей конницы Золотой Орды. И новым центром Руси станет Москва: «Москва обязана своим величием ханам», — скажет историк Карамзин.

Марина Каретникова
Марина Каретникова

Но прежде чем стать центром будущего Московского государства, Москва была просто перевалочным пунктом, молочной мызой, местом отдыха и подкрепления на пути в Великий Новгород. Само ее название тогда означало «коровья лужа». А центром притяжения был Новгород.

Исторически оба города возникли почти одновременно: 1136 год – Новгород и 1147 год – Москва. Но судьба их складывалась различно.

Новгородская земля расположилась привольно между Балтийским морем и Уральскими горами. Найдите хоть одну европейскую страну такой протяженности! Наш Петербург, таким образом, находится на территории Новгородской республики, унаследовав некоторые ее черты!

В описываемое время – XIV-XV века – это была республика с самоуправлением через вече, близкая к Западу через Союз прибалтийских городов, Ганзу. Население ее было социально активно и грамотно. Независимо в своих суждениях: люб или не люб им князь, и если нет, то могли «показать ему путь», — на выход. Люди были любознательны; купец Афанасий Никитин, совершивший поход в Индию, был из них.

Поэтому неудивительно, что они оказались нетерпимыми к грубому нарушению евангельского церковного порядка в «поставлении пастырей на мзде», то есть торговле церковными должностями. Обнародовали это нарушение дьяконы Карп и Никита, которые начали свой миссионерский труд на улицах и площадях города, под открытым небом.

Они были людьми «книжными», то есть знавшими Писание, людьми нестяжательными и нравственными и еще – «учительными». Их проповедь привлекла большую аудиторию, к ним примкнули несколько «простецов», людей не церковного звания, но тоже хорошо знавших Писание и ревновавших о чистоте веры у тех людей, которые ее распространяют. Они обличали корыстолюбие, жадность и безнравственность священнослужителей.

Их прозвали «стригольники». Это слово неясной этимологии закрепилось за новыми проповедниками до самого появления в Пскове и Новгороде евангельских церквей уже в эпоху Грозного, в 1559 году.

На одной критике религиозные движения не растут. Стригольники призывали вернуться к простоте первохристианства, пересмотреть все установления церкви с точки зрения Евангелия. Они провозглашали господство духовности над обрядностью, отрицали идею умилостивления Бога за умерших, не признавали исповеди перед людьми, а только перед Богом.

Склонялись к духовному толкованию причастия, проповедовали в качестве «духовных помощей» пост, воздержание и молитву, вообще – строгость к себе, а не к ближнему.

.
.

Стригольники вышли из своих церквей и собирались у «молельных» столбов или крестов. Все идеи стригольников, брошенные в мыслящие умы, приводили их в действие.

В трудах стригольников есть образ добрых пастырей: «учительны, строги к себе, благожелательны к прихожанам, гуманны, уважительны к женщинам, заботливы к социальным низам.» По признанию самих преследователей стригольников, это были люди «книжные, чистого жития, молебники и постники».

Это было время прекрасное, когда Божье Слово прорвалось сквозь обряды и традицию и вышло на перекрестки и площади Новгорода: «распутья и ширины градные». Прекрасное, но короткое время.

Зато, уничтоженное, оно через пятьдесят лет проявилось уже в массовом масштабе, о чем мы узнаем из бесстрастной строчки летописи: «Столько было утопленных, что Волхов не мог нести воды свои»…

Ужасное время, ужасная судьба наших братьев, я бы и не упоминала об этом и жить бы тогда не хотела, если бы от их свидетельства не родилось нечто такое прекрасное, что заслуживает названия «Великого момента».

Недаром академик Тихомиров назвал движение стригольников «первым евангельским движением на Руси». Оно фактически никогда не кончалось, потому что было вызвано стремлением не только переписывать и переводить Евангелие, чем занималась Киевская Русь, но и осваивать его содержание, жить по Писанию. А это тема – бездонная!

Разумное понимание истин Библии обязательно связано с социальным опытом, поэтому Бог дает нам исторически пережить большое разнообразие этого опыта. Это как общее правило, но трудно представить себе эпоху, более богатую историческими событиями, чем эпоха Ивана III.

В это время Русь освободилась и от византийского влияния в церкви (1453 год -падение Византийской империи), и от татарского ига: 1480 год — стояние на реке Угре, после которого татарское и русское войска разошлись в разные стороны и кончилось иго, продолжавшееся почти 250 лет.

Великий князь стал первым государем всей Руси, которая стала называться Россией. Герб Византии – двуглавый орел — стал гербом России. А женой русского царя стала Софья Палеолог, племянница последнего византийского императора.

Немудрено, что у русских от всех этих событий закружилась голова, и в ней начала прорастать идея Третьего Рима: «Два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти».

Закружилась голова и у первого нашего царя Ивана III. Он пошtл походом против Новгорода со словами: «Вечевому колоколу не быть, посаднику не быть, а государство все нам держать».

В учебниках это событие называется «присоединение Новгорода к Москве», но на самом деле до присоединения было еще очень далеко. Зато Новгород сильно влиял на Москву идейно, а новгородцы смотрели на необразованную Москву свысока.
Москва издавна жила объединением русских земель в единое государство, готовясь противостать татарскому нашествию.

Дмитрий Донской присоединил к Московскому княжеству Владимир, Галич, Тулу. Василий I — Нижний Новгород и Муром. Сын Александра Невского Данил, князь Москвы, отвоевал Коломну и получил в наследство Переяславль. Его сын Юрий отнял Можайск у смоленских князей.

Его брат, Иван Калита, был в хороших отношениях и с золотоордынским ханом (привозил ему подарки), и с церковью, поэтому получил важное поручение – собирать дань со всех княжеств. Власть Москвы росла. Летописец пишет: «Была тишина великая на всей русской земле, и перестали татары убивать христиан». Население России в то время составляло примерно 9 миллионов человек.

XV век со всеми этими событиями был веком повышенного интереса к книгам Библии, тем более, что в 1491 году ожидался конец света (7000-й год от сотворения)! Летописец свидетельствует: «Ныне же и в домах, и на путях и на торжищах иноки и мирские и вси сомняться, все о вере пытают, и не от пророков, но от еретиков».

Центром этого интереса был, конечно, Новгород. Иосиф Волоцкий, настоятель Волоколамского монастыря под Москвой, выступил против знания и независимого мышления новгородцев: «Всем страстям мати – мнение. Мнение – второе падение»

Сам он был великим начетчиком: все его произведения были набором сотен цитат. Он негодовал: «Еретики столько прельстиша, яко не исчести можно».

Книги Библии стали предметом не только душеспасительного чтения, но и пристального разбора, ожесточенных споров.

Постепенно кристаллизовались две центральные темы: что является авторитетом в вере и что делать с еретиками? Нужно собирать Собор! На Соборах 1490 и 1504 годов выявилось противостояние стяжателей и нестяжателей, центрами которых были Иосифо-Волоколамский и Кирилло-Белозерский монастыри.

Взгляды нестяжателей очень близки стригольническим: тот же идеал доброго, учительного пастыря, то же сердечное отношение к Писанию, размышление над ним, умение беседовать и с инакомыслящим, то же отвращение к мздоимству и тунеядству иерархов, то же желание восстановить нравственную чистоту первохристианской церкви.

Нил Сорский, настоятель Кирилло-Белозерского монастыря, учил сосланного в его обитель Вассиана Патрикеева, знатного боярина, попавшего в немилость царя из-за отца: «Возлюби нищету и нестяжание и смирение, ищи внутреннего озарения, при котором не должно быть зримых образов».

Вассиан Патрикеев, блестящий дипломат и воевода, должен был стать смиренным иноком, это было ему трудно, и он вопрошал Нила Сорского, что ему делать со своими «помыслами». И тот ему советовал взирать на «ничтожность и тленность мирской жизни, где слава и честь и богатство яко сень мимо идоша и яко дым исчезоша». Нил далее наставляет Вассиана в монашеских добродетелях, особенно в послушании Божественным Писаниям.

Проповедь Нила пала на благодарную почву: Вассиан только что пережил крутую ломку своей судьбы. Вассиан знакомится с богословской литературой, изучает Священное Писание и становится одним из сильнейших церковных публицистов своего времени. Он принимает участие в идеологической религиозной борьбе на стороне нестяжателей — против монастырского землевладения, за авторитет Библии и против физической расправы с еретиками, которых надо не убивать, а убеждать.

Нестяжатели фактически поддерживали царя в его желании конфисковать церковные земли, а Иосиф Волоцкий яростно защищался. Царь хотел дать власть нестяжателям, но они не брали ее, они хотели уединения!

При дворе самого царя образовался кружок религиозных вольнодумцев под руководством дьяка царя Федора Курицына. Не путать дьяка с дьяконом! Кружок был авторитетный, в него входила, например, сноха царя Елена Волошанка, мать предполагаемого наследника – Дмитрия.

Федор Курицын был образованным человеком со знанием языков, он принимал иностранные делегации и доводил до народа царские указы, то есть был дипломатом и администратором. От Федора Курицына осталось одно и то сильно зашифрованное «Лаодикийское послание».

Но его мысли идут в том же русле, что и стригольников: он — сторонник образованности, знаний и свободы воли, авторитетом в делах веры признает только Писание, а не предание. Не признает никаких посредников, видит силу человека в его мудрости, а внешнее жительство считает фарисейским, тафк же, как и церковное покаяние, не сопровождающееся отказом от дурных дел. Церковь он видит, как союз единоверцев, где важна любовь к ближнему.

Все эти идеи они черпали из Библии, которую прилежно изучали. Царь даже выписал в Москву двух знающих священников из Новгорода, Дениса и Алексея, они при нем были высшим кремлевским духовенством, и царь услаждался беседами с ними и был согласен с их религиозными суждениями. Это тоже было прекрасное время и тоже короткое. И я бы тоже хотела там быть.

В это же время в Пскове настоятель Немчинова монастыря чернец Захарий в течение трех лет вел диспут с архиепископом Геннадием, присланным из Москвы для борьбы с продолжающейся новгородской ересью. Он называл Захария «стригольником» за то, что тот постриг монахов, а причастия им не давал, говоря: «А у кого причащаться? Попы на мзде поставлены».

Обвиненный в ереси, Захарий назвал самого Геннадия еретиком. Новгородцы смотрели на московских иерархов свысока, те уступали им в образованности и в знании Библии, не имели религиозных корней и богатых библиотек. У новгородцев были книги Библии, которых не было в распоряжении Геннадия, поэтому в диспутах с Захарией он проигрывал и, требуя Собора, говорил: «О вере никаких речей с ними не плодити, только для того учинити Собор, что их казнити – жечи да вешати».
Но это уже не наша тема, это неинтересно. Зато интересно другое: преследуемые вольнодумцы искали и находили защиту у нестяжателей, и те переправляли их в Литву, где они основывали молитвенные дома! Нам известно имя талантливого проповедника Фомы Косого и его брата, богослова из народа Феодосия Косого.

Московско-новгородское движение, осмысливающее Библию в новых условиях, охватившее широкие слои населения – купцы, ремесленники, низшее духовенство, крестьянство и даже боярско-княжеские круги, — представляло собой самую энергичную и серьезную попытку и духовного, и материального претворения Писаний в жизнь. Человеческую попытку. Но есть и действие Духа Святого, когда причина и следствие могут быть разделены одним-двумя поколениями. Киевская Русь прирастала церквами, Московская и Новгородская – монастырями.

Максимум подвижничества – в XV-XVI веках. Сергий Радонежский основал Троице-Сергиеву Лавру, его друг Кирилл ушел к Белому морю, выкопал там пещерку и на том месте образовалась обширная Белозерская обитель. Нил Сорский, подвижник, ученый, переводчик, толкователь Отцов церкви (его идеи – умное делание (молитвенное) и исихазм), основал обитель на реке Сорке, севернее Вологды. Наши молитвы, наше исследование Писаний, наш ежедневный миссионерский труд — все ид5т к Богу, а от Него – к людям, к нашей же земле.

За стригольниками идут нестяжатели, а за ними – уже евангельские церкви. Иван Грозный во время Ливонских войн велит утопить перед его глазами Фому Косого, однако тогда же возьмет в плен в Эстонии лютеранского пастора, которого в Пскове посетят русские евангельские верующие тайной, подпольной евангельской церкви! А потом этот пастор станет основателем евангелических церквей в Москве при поддержке все того же русского царя! Дивны пути Твои, Господи!

Марина Каретникова,
кандидат педагогических наук,
г. Санкт-Петербург

Подвиг трезвенников

Движение трезвенников в России получило широкое распространение в конце XIX века. Трезвенники, хотя и называли себя сынами Православной церкви, благоговейно чтили свои иконы в домах, вешали рядом с иконами портреты российских императоров, но под влиянием последовательного, внимательного и вдумчивого чтения Священного Писания, а также ввиду непонимания и преследования со стороны государства и господствующей церкви – они постепенно отходили от нее и все больше обособлялись. Прежде всего, общины трезвенников появились в Самаре, Москве и Петербурге – в больших промышленных городах, там, где быстрее всего накапливалась нищета, росла преступность, безработица, проституция, там, где забвения от реальности зла люди часто искали в алкогольном опьянении. Царское правительство не было заинтересовано в борьбе с пьянством, ибо торговля спиртными напитками, как известно, была выгодна государству, которое всегда старалось монопольно прибрать к рукам этот выгодный, с позволения сказать, бизнес, спаивая народ и наживаясь на страданиях, горе, крови и слезах несчастного народа. Многие истинные христиане в таких обстоятельствах пытались найти какой-то выход для этих обездоленных людей. Как верующие люди, они понимали, что простые призывы вести трезвую жизнь не приведут ни к каким результатам, ибо помочь этим людям, как они верили, может только благодать Божия, восстановление их живых отношений с Иисусом Христом. Поэтому метод их деятельности был самый естественный христианский – проповедь Евангелия.

Семья священника. Фото начала XX века.
Семья священника. Фото начала XX века.

Начало движения трезвенников связано с именем Ивана Чурикова, а наиболее известными подвижниками трезвой жизни в Москве были Дмитрий Григорьев и Иван Николаевич Колосков, преемники Ивана Чурикова, великого проповедника трезвости. С группой своих последователей и добровольных сотрудников они шли к падшим людям, которые не видели смысла и цели жизни, они шли к проституткам и пьяницам, проповедуя им Евангелие и трезвость. Эти проповеди помогли вытащить из алкогольного омута, из глубины падения тысячи людей. Общины трезвенников росли. Так, например, в петроградской общине, которой руководил И. Чуриков, было свыше 4000 последователей, более 1000 человек насчитывала и московская община под руководством Ивана Колоскова.

Иван Николаевич Колосков был не только вдохновенным проповедником с большим пастырским сердцем, но и хорошим организатором, у которого большая житейская мудрость прекрасно сочеталась с практической кипучей деятельностью. Его община оказывала большую помощь многим обращенным пьяницам, чтобы они могли вести дальнейшую жизнь посредством своего собственного созидательного труда, приобретала для них инструменты, инвентарь и т.п. Таким образом, возникали целые сельскохозяйственные коммуны, детские колонии для сирот и бедных членов общества, сапожные мастерские (до революции), сеть вегетарианских столовых для довольствования безработных и проповеди Евангелия, общежития, типография и т.д. В общине были пункты по оказанию медицинской помощи населению, где совмещались и медицинские методы лечения и практиковалась также молитва за больных с помазанием елеем.

Проповедь. Фото начала XX века.
Проповедь. Фото начала XX века.

Высокая добродетельность трезвенников пользовалась уважением у всех. Община-коммуна трезвенников была похожа на первоапостольскую церковь, имея много общего имущества. С 1923 года филиалы общества были в Павловском-Посаде и других районах Московской области. Необходимо отметить, что в этих общинах часто свидетельствовали люди о многочисленных случаях исцеления от различных болезней, имели место проявления Божией благодати – были многочисленные случаи исцеления от различных болезней. В книге И. Елиашевича «Правда о Чурикове и чуриковцах» даже приводится свидетельство доктора Л. Тривуса, который говорит о Чурикове: «Факты производимых посредством его внушений исцелений, особенно от пьянства и разврата, я вполне признаю…» Понять, как именно проповедовали трезвенники, позволяет отрывок из проповеди Ивана Николаевича Колоскова. Он говорил: «…Наше убожество бередит нам сердце, а другие прочие еще нам подбавят: нате, мол, пейте водочку, она вам полезна, вот отберут и последнее наше достояние – наш разум, и мы сделаемся совсем несмышлеными, хуже животных… Давайте же бросим этот яд, не будемте сами им травиться и других травить. И разум наш, теперь больной, излечится… и мы воскреснем к новой, хорошей жизни, для новых лучших дел…»

Впоследствии, по мере установления более тесных связей с церквами евангельских христиан под руководством Ивана Степановича Проханова (Проханов неоднократно лично принимал участие в трезвеннических беседах) и христиан в духе апостолов под руководством Николая Петровича Смородина, их вероучение приобрело действительно характерные евангельские очертания, они приняли водное крещение по вере.

Община евангельской пятидесятнической церкви. Фото начала XX века.
Община евангельской пятидесятнической церкви. Фото начала XX века.

После революции трезвенники сразу же стали сотрудничать с представителями Советской власти по ряду вопросов: организации кооперативов, столовых, больниц, детских колоний, сбору продуктов для голодающих. А В.Д. Бонч-Бруевич свидетельствовал о трезвенниках так: «…они дали прекрасные силы для кооператива «Коммунист» при управлении делами СНК, вступили в общий наш закупочный пункт, … сделали большую закупку (180 вагонов) ненормированных продуктов…» Такая деятельность Ивана Николаевича Колоскова, разумеется, находила полную поддержку со стороны Советской власти, о чем московская община трезвенников получила в 1920 году даже специальное удостоверение Моссовета, в котором было написано следующее: «Сим удостоверяется, что московская трудовая община-коммуна «Трезвая жизнь», состоящая из трезвенников – рабочих, крестьян и ремесленников и заключающая в себе такие общественно полезные учреждения… пользуется нашим покровительством, потому Президиум Московского Совета Р. и К. Д. Предписывает органам Московского Совета Р. и К.Д. не допускать по отношению к этой коммуне и ее учреждениям никаких мер, иначе как по предварительному согласованию с президиумом».

В 1926 году, узнав о движении христиан евангельской веры на юге Украины, И.Н. Колосков приехал в Одессу для того, чтобы встретиться с И.Е. Воронаевым. Воронаев в это время находился в новообразованной церкви ХЕВ в Староконстантинове (сейчас – Хмельницкая область). Назад в Москву Колосков возвратился убежденным пятидесятником. Община трезвенников, приняв учение о крещении Духом Святым, называлась теперь «общиной евангельских христиан – трезвенников», и до конца своего существования сохраняла свою уникальность и самобытность.

К концу 20-х годов привлекательная внешне идея совместного строительства коммунизма под разными идеологическими знаменами, которая отчасти находила место в среде некоторых малообразованных, доверчивых и недальновидных евангельских христиан, начала терпеть свой крах. В печальной памяти 1929 году в СССР был принят драконовский закон «Законодательство о религиозных культах и религиозных объединениях». Начался период удушения церкви. Напрасно будут писать христиане-трезвенники душераздирающие «докладные записки» в центральные органы власти, которые еще недавно относились к ним столь дружелюбно. Памятуя еще дореволюционные времена, когда царская власть, преследовавшая духоборцев и молокан как «инославных», позволила им, тем не менее, эмигрировать за границу, Иван Колосков ходатайствует о разрешении для общины покинуть пределы СССР – и, вот этого, разумеется, новая власть ему не простит: это не царская власть. Ответом на ходатайства были ордера на арест руководителей общины трезвенников. Все «докладные записки» Ивана Николаевича стали «обстоятельствами, отягчающим вину Колоскова и его сподвижников». Колосков был арестован в г. Баку при попытке уехать за границу. Арестованы были секретарь общины Мария Яковлевна Захарова и многие другие верующие из «Общества трезвенников». Их привезли в Москву и в течение 6 месяцев держали под следствием, а затем, осужденные при закрытых дверях «тройкой», они получили приговор. Ивана Колоскова осудили на 10 лет, а Марию Захарову на 5 лет политического изолятора с содержанием в одиночной камере. Их отправили в Ярославский политизолятор и поместили в камеры по соседству.

Иногда, при выходе на прогулку, они могли издали видеть друг друга.

В 1932 году Колоскову запретили вести переписку с женой и детьми, запретили иметь личное свидание с сыновьями. Тогда он объявил голодовку. Однажды Захарова услышала слабый голос Колоскова, доносившийся через раскрытые окна: «Я умираю!»

Мария Захарова стала стучать, чтобы пришел надзиратель, но никто не явился. Вечером того же дня, возвращаясь с тюремной прогулки, Захарова увидела кучку мусора и кусочки хлеба около двери камеры Колоскова – верный признак того, что пустую камеру уже убрали заключенные из хозяйственной обслуги. Когда сын Колоскова приехал на свидание, ему сообщили, что отца уже нет в живых. Увидев страдания сына, начальник тюрьмы сказал: «Я не знал, что вы так любили своего отца, ведь он же враг народа». Сыну отдали одежду, в которую был одет его отец. Рубашка на груди была залита кровью.

Мария Яковлевна Захарова перенесла в этой тюрьме ужасных пять лет. Она чудом выжила и только по ее свидетельствам дошла до верующих правда о последних месяцах жизни Ивана Николаевича Колоскова. Проповедника общины Алексея Ивановича Пантилюшкина, взяли из церкви во время богослужения вместе с молодежью из церкви, бросили в «черный ворон» и увезли в тюрьму. Он умер в тюремной больнице в Ярославле.

Общество трезвенников было полностью ликвидировано. Все без исключения мужчины были осуждены, из них мало кто остался в живых. Жестоким путем невероятных страданий прошли их родные и близкие как «родственники врагов народа» Некогда огромная, живая и сильная община трезвенников была разгромлена, а ее члены, оставшиеся в живых, рассеялись по разным другим евангельским церквам.

Юлия Олейникова
по материалам staroobrad.borda.ru