Архив рубрики: Уроки истории

Подвиг первых христиан

Недавно в составе пасторской делегации мне удалось посетить столицу современной Италии древний город Рим. Мне хочется поделиться своими впечатлениями с нашими читателями.

.
.

Прощаясь со Своими учениками, перед славным Своим вознесением, Иисус сказал: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы. И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога. А они пошли и проповедывали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями» (Марка 16:15-20).

В представлении учеников под словом «миром» являлась Римская империя — миром в то время правил Рим.

Табличка с могилы святого апостола Павла
Табличка с могилы святого апостола Павла

Книга Деяний апостолов начинается в Иерусалиме и заканчивается в Риме. Мы читаем, как апостолы шли из города в горд, из страны – в страну, смело проповедуя о Спасителе, основывая церкви, рукополагая священнослужителей.

«В следующую ночь Господь, явившись ему, сказал: дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме» (Деяния 23:11).

Рим был столицей империи. Во все века все армии знали, что если ты взял столицу, то ты захватил страну. Если апостолы повлияют на Рим, то они изменят мир.

Не случайно Павел и Петр одновременно, в начале 60-х годов нашей эры, приходят в Рим. Петр как человек из народа проповедовал среди мигрантов, рабов, ремесленников, крестьян. Высокообразованный Павел общался с элитой общества. Неудивительно, что благодаря ему уверовали даже родственники императора.

«Приветствуют вас все святые, а наипаче из кесарева дома» (Филиппийцам 4:22).
В это время кесарем был Нерон. Еще до прихода Петра и Павла в Риме была церковь — Павел написал ей послание, которое немного отличалось от остальных. Он как бы знакомился с ними, объяснял свое богословие и намерения посетить их.

В 70 г. н.э. Иерусалим был разрушен. Был разрушен и храм, построенный Иродом, считавшийся одним из восьми чудес света. Все сокровища римляне вывезли и на золото в Риме построили Колизей, вместимостью до семидесяти тысяч человек, где потом проливается кровь тысяч и тысяч мучеников. Ни одна церковь в мире не может сравниться с таким количеством мучеников, как церковь в Риме в первые три века нашей эры.

После окончательного разрушения Иерусалима, духовный центр из Иерусалима переместился в Рим.

Катакомбы. Место захоронения многочисленных христиан-мучеников
Катакомбы. Место захоронения многочисленных христиан-мучеников

Иисус предупреждал об этом: «Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях, не входи в него, … и падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников» (Луки 21:20-21, 24).

Рим — это символ времен язычников. Пока существует Рим, продолжаются времена язычников. Это время, когда Бог повернулся, чтобы спасать язычников. Иерусалим был в запустении, как и сказал Иисус.

В наши дни Иерусалим пробуждается. Все началось с Иерусалима, все закончится Иерусалимом. В Риме проливалась кровь христиан, здесь апостолы отдали свою жизнь за проповедь Евангелия. Библия говорит, что Рим был упоен кровью святых.

Апостола Петра распяли на Ватиканском холме, потому что там был зрелищный цирк, а Павла похоронили в другом месте, потому что он был римским гражданином, ему не полагался крест — смерть рабов, ему как воину отсекли голову.

До сегодняшнего дня в Риме сохранились могилы многих святых, отдавших жизнь за веру и убеждения.

«Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне и Марк, сын мой» (1 Петра 5:13).

Петр подчеркивает, что римская церковь — особенная. Апостолы образно называли Рим Вавилоном.

В то время государства Вавилон уже не было. Что сделал в свое время Вавилон? С Навухудоносором он завоевал Израиль, разрушил первый храм, вывезли все золото, переселили евреев в рабство. То же самое потом сделал Рим. Поэтому и апостол Иоанн в книге Апокалипсиса тоже говорит о Риме как о Вавилоне.

За первые 240-260 лет до императора Константина все 50 христианских епископов Рима были мучениками. Если в то время служитель соглашался принять епископский сан, все понимали, что он собственноручно подписывает себе смертный приговор. В среднем продолжительность служения епископа в Риме была 4-6 лет.

Некоторые императоры более-менее хорошо относились к христианам, и в это время была какая-то свобода, потом восходили на престол такие, которые люто ненавидели христиан. Поэтому гонения были то сильнее, то слабее.

Поскольку римляне высоко чтили поминальные службы, для них кладбище было святым местом, временами оно было единственным, где христиан не гнали, где они могли собраться, совершить причастие.

Когда они приходили на могилы своих наставников, они читали слова апостола Павла: «Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха», а также «вспоминайте наставников ваших».

Христиане вспоминали, какой подвиг веры совершили их наставники, они просили Бога, чтобы быть похожими на них. В первоапостольской церкви люди, отдавшие жизнь за свою веру в Христа, очень почитались. Многие мученики были достаточно молоды.

Вот почему языческий Рим рухнул, не мог больше держать в повиновении народы. Евангелие стало с большей свободой проповедоваться по всему миру. Кровь мучеников стала семенем.

Шокирует любовь людей к Иисусу, происходит огромная переоценка ценностей. Сегодня у нас много свободы и различных возможностей, мы не ценим и не осознаем это.

Могила святого апостола Павла в Риме
Могила святого апостола Павла в Риме

В катакомбах, которые мы посетили в Риме, было похоронено 500 тысяч христиан. Все это христиане, умершие за первые три века нашей эры. Там ты начинаешь понимать, что благодаря таким людям Евангелие все еще проповедуется; что дьявол поражен, что он проиграл, потому что «те, кто христовы, не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр. 12:11). Они победили кровью Агнца и словом свидетельство своего.

Почему римская церковь творила такие чудеса? В Евангелии Иисус сказал про римского сотника: «Я во всем Израиле не нашел такой веры». В менталитете римского народа было сильно подчинение тому, кто старше и главнее. Эта черта дала им возможность завоевать мир. А израильтяне, как любые жители Востока, привыкли спорить и все обсуждать. Римская церковь посвятила себя своему Господу. Это пример всему миру.

Епископ  Андрей Дириенко

Семейная революция

Размышления о свободе, любви и Александре Коллонтай

«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Галатам 5:13,14).

Семья – это основа общества, место доверия, принятия, безопасности. Именно духовный институт семьи во все времена подвергался нападкам темных сил. Формула проста: разрушение института семьи влечет разрушение здорового общества в будущем. Человеческий эгоизм не знает предела, ради удовлетворения своих желаний человек готов придумывать разные теории, касающиеся отношений, семьи, свободы, любви. Но каждое дерево узнается по плодам…

Немногие сегодня знают, что пропаганда свободных отношений между мужчиной и женщиной активно велась после Октябрьского переворота 1917 года, а одной из ее активных участниц была Александра Михайловна Коллонтай.

Свою партийную карьеру она, дочь царского генерала и сама генеральша, вступив в большевистскую партию в 1917, начала в роли начальницы Собеса. Потом, после смерти Инессы Арманд, возглавила так называемый «Центробаб», т. е. Женотдел ЦК, став, таким образом, главным теоретиком новой власти по вопросам семьи и брака и феминисткой номер один.

Феминизм, как таковой, зародился в Англии в форме движения суфражисток, борющихся за избирательное право. Он быстро распространился по Европе и перебрался за океан. Повсюду на Западе перечень требований женщин все увеличивался, прежде всего за счет социальных вопросов. Они отстаивали равные с мужчинами возможности образования, повышение заработной платы и т. д. Лишь в России уже в 60-е годы девятнадцатого века женское движение было густо окрашено половой тематикой, заслоняющей все прочие вопросы. Так что Коллонтай — в полном соответствии с национальной феминистской традицией — занялась, прежде всего, теорией свободной любви.

Она находила крайне важным «революционизировать» семью. По ее убеждению, у женщины, не стесненной обязанностями по отношению к мужу и детям, высвободилась бы огромная сила, годная для ниспровержения старой и строительства новой России. В том, что слабая половина человечества мечтает об этом денно и нощно, Коллонтай не сомневалась: «Не думайте, что женщина так крепко держится за свои ложки, плошки и горшки». Была она уверена и в том, что о рожденных в «свободной любви» детях должно заботиться в нужном для него русле государство победившего пролетариата. Выступая на VIII съезде РКП(б), Коллонтай, почувствовав явный скепсис присутствующих в зале, убеждала: «Не бойтесь, будто мы насильно разрушаем дом и семью… Если мы разъясняем значение социалистического воспитания, говоря, что такое детские колонии, трудовые коммуны, матери спешат к нам с детьми, несут их к нам в таком количестве, что мы не знаем, куда их поместить…» Радикализм подобных взглядов озадачивал даже Ленина. Именно по его настоянию поправка Коллонтай к новой программе партии о борьбе «за исчезновение замкнутой формы семьи» не была принята.

Впрочем, эти идеи об отмирании семьи были чрезвычайно неоригинальны: начать с того, что так жили многие примитивные племена, таков был семейный строй у инков, такие же порядки поддерживали в знаменитой индейской «коммунистической» колонии в Парагвае.

Коллонтай внесла проекты декрета о государственно-зарегистрированном (как тогда называли «гражданском») браке, заменявшем брак церковный, также декрет, который устанавливал равенство супругов и равенство внебрачных детей с детьми, рожденными в браке. Радикальным стал и декрет о разводе, признававший брак расторгнутым по первому же требованию супругов. Так она хотела похоронить институт семьи, считая его устаревшим. Кроме того, она сама шокировала всех своей сексуальной вседозволенностью. С мужем-генералом она развелась незадолго до революции, в ее активе числился Плеханов (своего рода рифма к паре Ленин—Арманд), меньшевик Маслов, большевик Шляпников, Карл Либкнехт и знаменитый революционный матрос Дыбенко, к тому времени уже наркомвоенмор, как это тогда изящно называлось, который был моложе ее на 17 лет. С ним она сошлась, агитируя по поручению Ленина среди матросов. Причем за ней ухаживал и бывший тогда тоже матросом большевик Раскольников, но тому по некоторым причинам пришлось отступить. Коллонтай, достигнув к 50-ти тихой гавани, стала по назначению Сталина послом в Норвегии (Мексика и Швеция будут позже).

Сохранились статистические данные, что в Москве в январе 1918 года было зарегистрировано только восемь нецерковных браков, в июле – тридцать три, а к августу – тысяча триста шестнадцать! А уж как разводы стали пользоваться популярностью! Если в январе 1918 года в суды Москвы было подано лишь девяносто восемь заявлений, то к августу их стало четыре тысячи девятьсот тринадцать! Как легко вкус ложной свободы и безответственности опьянил мужчин и женщин!

Когда разрушение института семьи и брака было признано на самом высоком государственном уровне, было посеяно злое семя в будущее, которое сейчас, как сорняк, прорастает и заполоняет собой сознание молодых людей, искажая семейные ценности, выбивая основание полноценной счастливой жизни у целых поколений.

В наше время гражданским браком считаются незарегистрированные отношения между мужчиной и женщиной, сожительство без печати в паспорте. А аргументы в пользу этого довольно слабые: лучше узнать друг друга, проверить сексуальную совместимость и тому подобное.

И сегодня мы продолжаем пожинать плоды деятельности товарища Коллонтай. Довольно легко увидеть плоды безответственного сожительства: брошенные дети, разбитые сердца, потеря уверенности в жизни, отверженность…

А потом мужчины и женщины, любители «свободной» жизни, страдают от депрессий и одиночества…. Да и демографическая ситуация в стране оставляет желать лучшего.

Снова, читая Библию, восхищаешься Божьим планом для счастливой семейной жизни:

«Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Бытие 2:24).

Понимание, любовь, доверие, принятие, счастливые дети, родители – и список можно продолжать – это добрые плоды полноценной семейной жизни, которые никогда не будут заменены мифом о безнравственной «свободной любви»!

Елена Клиницкая
Подробнее:  http://kommersant.ru/doc/175340

История семей — это история России

В прошлом году в нашей стране отмечался юбилей — 200 лет победы в Отечественной войне 1812 года. К сожалению, на мой взгляд, это событие было недостаточно отражено на самом высоком уровне. Историческая память ослабевает быстро. Дай Бог, чтобы о событиях Второй мировой и о ее уроках люди помнили дольше.

Родословное древо Михаила Илларионовича  Голенищева-Кутузова
Родословное древо Михаила Илларионовича
Голенищева-Кутузова

Мало кто знает интересную деталь: обе эти войны начались в один день.

22 июня 1812 года на берегу Немана Наполеон обратился с воззванием к войскам, в котором обвинил Россию в нарушении Тильзитского соглашения и назвал нападение на Россию второй польской войной.

Император Александр I находился на балу в Вильно (Вильнюс), где ему доложили о вторжении Наполеона. 28 июня этот город был занят. Так начиналась Отечественная война 1812 года — яркая страница из прошлого нашей страны.

Бурные события XX века затмили собой многое, чем могла бы гордиться Россия. История, как всегда это бывало, формировалась в угоду политическим мотивам. Многое «забывалось», другое, напротив, выпячивалось в интересах правящего класса.

Тот, кого когда-то «гневно осуждали», сегодня может вызывать восхищение, и наоборот.

Занимаясь историей своей семьи любой человек рано или поздно приходит к пониманию, что эта частная история неразрывно связана с событиями, которые происходили в уезде, в губернии, в стране и в мире. И тут возникает понимание необходимости докопаться до истины, до понимания и оценки первичных событий, из которых складывалась История.

Родословное древо Ивана Леонтьева, героя войны 1812 года, получившего за ратные подвиги земельные владения в Ярославской губернии. Сейчас его потомок, московский предприниматель, работает над созданием музея в родовом имении предка.
Родословное древо Ивана Леонтьева, героя войны 1812 года, получившего за ратные подвиги земельные владения в Ярославской губернии. Сейчас его потомок, московский предприниматель, работает над созданием музея в родовом имении предка.

В 2005 году любители-генеалоги с разных концов страны объединились в общественную организацию — Союз Возрождения Родословных Традиций. Цель была простая — поделиться результатами своих поисков друг с другом и с другими людьми. Родословные традиции в России всегда ассоциировались с сохранением и развитием традиционных семейных ценностей. В нашем случае мы стараемся делать это, рассматривая историю семей в призме истории страны.

За семь с половиной лет мы провели в разных городах более 20 генеалогических выставок. Часто они были привязаны к конкретным историческим датам. Прошлый год и год этот вне всяких сомнений связаны с памятью событий 200-летней давности.

Летом 2012 года в Воронеже прошла крупная выставка, на которой были представлены генеалогические древа героев войны 1812 года — Михаила Голенищева-Кутузова, Алексея Ермолова, Дмитрия Дохтурова, Александра Остермана-Толстого, Михаила и Андрея Горчаковых, Дмитрия Бибикова, Александра Сеславина, Петра Шипилова, Александра Панина, Ивана Леонтьева, Дениса Давыдова и других.

Поскольку выставка проходила в Воронеже, было отмечено, что участниками сражений были так же несколько чиновников, в разное время занимавших пост воронежских губернатора и вице-губернатора. Среди них — подполковник с редким именем: Иисус Петрович Басов.

Был представлен интереснейший экспонат, посвященный политической сатире того времени — так называемые «летучие листы», высмеивающие планы Наполеона и прославляющие самоотверженность русского народа в борьбе с непобедимым ранее завоевателем.

В этом году при поддержке департамента культуры г. Москвы выставка прошла в столичном Государственном выставочном зале «Наследие».

Выставка продолжила тему победы в Отечественной войне 1812 года. Кроме того, были представлены материалы по истории Москвы, ее отдельных районов и династий, чьи родословные древа растянулись по времени на несколько веков.

Необходимо отметить, что многие материалы, представленные здесь, уникальны и являются результатом кропотливой работы в архивах.

Выставка вызвала интерес у Общественного совета по содействию Государственной комиссии по подготовке к празднованию 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года.

Заместитель председателя этой структуры, председатель Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года В. И. Алявдин присутствовал на закрытии выставки и вручил наиболее активным участникам памятную номерную медаль — крест «За увековечение памяти Отечественной войны 1812 года».

Точно такой же крест учреждался императором Николаем II к 100-летию указанных событий.

Среди награжденных были я и моя дочь Галина, которая принимает участие в организации выставок уже несколько лет. Сейчас она готовит большой плакат, отражающий на основе Библии хронологию человеческого рода от Адама до Иисуса Христа.

Андрей и Галина Кочешковы
Андрей и Галина Кочешковы

А впереди — интереснейшие темы: 400 лет окончания Смуты и воцарения династии Романовых на Российском престоле, а также столетие одной из самых забытых войн — Первой мировой, которую в России неслучайно называли Второй Отечественной.

Андрей Кочешков

Сестры милосердия

Избранные фрагменты
из книги И.С. Захарова
«Николай Пирогов: хирург, педагог, реформатор»
Известно, что сестры милосердия появились во время Крымской войны и помогали раненым. Малоизвестно, что создание общины сестер милосердия — это один из шагов, предпринятых российским ученым, врачом и реформатором Н.И. Пироговым для борьбы с коррупцией в армии.

Проект Пирогова
против армейской коррупции?

На Крымскую войну Николай Иванович Пирогов отправился не только как главный врач армии, но и как руководитель общины сестер милосердия.

О том, что сестры милосердия появились в период  Крымской войны, знают многие, но что за функции они выполняли и чем они отличались от сегодняшних сестер, известно очень мало.

Как возникла община, вроде бы, неоднократно описано в литературе: во время битвы при реке Альме девушка Дарья, шестнадцатилетняя дочь чиновника, стала помогать перевязывать раненых. Молва о мужестве русской девушки достигла столицы. Государь Николай Павлович просил великих князей расцеловать ее от своего имени, наградил Дарью золотой медалью и 500 рублями, а позже еще и 1000 рублями приданого, когда она вышла замуж за отставного матроса. Патриотический пример Дарьи вдохновил женщин России. В это же время на фронт отправились французские и английские «дамы высокой души». В России общественное женское движение возглавил Н.И. Пирогов.

На первый взгляд, мы видим лишь «подхваченный почин» женщин, желающих помочь раненым. И все же не эта функция медсестер была главной. Это была блестяще задуманная и проведенная реформа против армейской коррупции.
Выполнив в Петербурге несколько тысяч операций, Пирогов пришел к выводу, что выздоровление раненого зависит не столько от мастерства хирурга, сколько от выхаживания в больнице. В Медико-хирургической академии Николай Иванович воевал с директором госпиталя Лоссиевским, при котором у раненых крали постельное белье, еду, лекарства. Лоссиевский был со скандалом уволен, но слишком много сил, нервов и времени было истрачено на то, чтобы избавиться от одного высокопоставленного вора. Пирогову стало ясно, что увольнениями начальства госпитальную администрацию быстро оздоровить трудно. Он пошел другим путем.

Наблюдая за казнокрадом, он уяснил, что для крупных хищений сановнику необходима сеть подчиненных-исполнителей. Один из них, скажем, заведует складом белья, второй — аптекой, третий — транспортом, четвертый — канцелярией, пятый — кухней, шестой управляет санитарами в палатах, седьмой принимает пожертвования на госпиталь. Все они в кулаке у начальника, который раздает им награды, жалует или понижает в должностях, поэтому обязаны участвовать в накоплении «товара» и перепродаже краденого, а затем делиться прибылью с хозяином.

Хитрый Пирогов проделал «дыры» в воровской сети госпитального начальства. Все «благородия» и «высокоблагородия» в чинах майоров, полковников остались на своих местах управляющих. Только на должности госпитальной обслуги, а также на заведование складами были взяты сестры независимой Крестовоздвиженской общины.

У общины должен быть высокий покровитель. Ведь женщинам придется вступить в бой с армейским начальством. Кроме того, сестрам, отправляющимся в приграничные районы, должно доверять командование. Иначе неизбежны подозрения и доносы. Не случайно главный доктор московского госпиталя, едва узнав о формировании общины, стал величать ее «тайным обществом» и собирался было передать в руки полиции. Этим покровителем и вдохновителем общины стала великая княгиня Елена Павловна. Таким образом, сестры жили на полном обеспечении великой княгини, а «герои тыла» были уволены или отправлены на фронт.

Основным нововведением реформатора была передача общине под надзор всей административной власти. «Община — это не просто собрание сиделок, — подчеркивал реформатор, — а будущее средство нравственного контроля госпитальной администрации».

Кажущаяся простота возникновения движения скрывает необычайные глубины мысли общественных деятелей России XIX в и усилия, которые понадобились им, чтобы вести общину к высокой цели.

…В отличие от профессионалов войны, Пирогов всегда учитывал, что помощь армии не должна снижать уровень общего медицинского обслуживания в России. Если вблизи поля боя собрать много врачей, то останутся без медицинской помощи целые губернии, возможны вспышки эпидемий. Поэтому реформатор протестует против отправки на фронт студентов первых и вторых курсов медицинских факультетов. Выздоровление раненых, по убеждению Пирогова, зависит не столько от таланта врачей-хирургов, сколько от милосердного ухода персонала средней и низшей квалификации за всеми травмированными воинами.

При организации военно-полевой медслужбы самое важное, как и в клиниках, — реформировать администрацию, охватить санитарным надзором все этапы лечения раненых.

Возникает следующая реформаторская задача: требуется послать на поле боя в помощь врачам большое количество персонала невысокой квалификации, который бы отражал интересы раненых, а не военной бюрократии.

Ассистенты или хозяйки

Существует устойчивый стереотип: медсестра — это санитарка, вытаскивающая с поля боя раненого или стоящая у операционного стола.

Организация работы Крестовоздвиженской общины милосердия в Крыму знаменита в мире как раз тем, что ассистентская помощь в ней не была главной. Переноску же раненых выполняли специально обученные солдаты из числа наиболее сильных и сообразительных: нерационально поручать женщине тащить двухметрового гренадера.

Зато в Севастополе появились прежде не виданные, бережливые, с твердым характером сестры-хозяйки и сестры-аптекарши, наводившие ужас на интендантов и каптенармусов. В Херсоне сестры милосердия привлекли к суду аптекаря, и вор застрелился.

Захотят теперь «господа начальники» госпиталей что-либо утянуть, а в кухне — сестра общины баронесса фон Будберг, на транспорте дежурит старшая сестра княгиня Бакунина, лекарства выдают сестры фон Лоде и Аверкиева, принимают пожертвования и составляют опись имущества дворянки, сестры милосердия Грибарич, Домбровская, дочь священника Медведева. Если и не полностью заменяют прежний персонал, то везде следят за порядком и законностью. Да и крестьянка, чувствуя за собой высокого покровителя, в обиду раненых не даст. Карьера сестер милосердия определяется мнением о них раненых, местных руководителей общины: Николая Ивановича Пирогова и великой княгини Елены Павловны. И не могут своей властью госпитальные чины ни наградить, ни разжаловать их.

Попробуй-ка они предложить женщинам «войти в долю», когда Екатерина Бакунина сказала о своей главной цели так: «Я должна была сопротивляться всеми средствами и всем своим умением злу, которое разные чиновники, поставщики и пр. причиняли в госпиталях нашим страдальцам; и сражаться и сопротивляться этому я считала и считаю своим священным долгом».

Николай Иванович поручил сестрам раздачу денежных пособий. В период Крымской войны тем солдатам и матросам, у кого нет ноги, давали 50 руб., у кого нет руки — 40 руб., у кого нет обеих конечностей — 75 руб. Немалые суммы по тем временам, на которые инвалиду можно было обзавестись хозяйством.

«Наши раненые просят взять деньги на хранение, — вспоминала Екатерина Бакунина, — но, приняв, надо записать все аккуратно: имя, полк, родину, родных. У меня в один день собралось до 2000 руб. серебром, и как страшно было их беречь: ведь не имели мы сначала ни комодов, ни сундуков. Еще хлопотливее, если раненый просит рубль или 50 коп, и сестра должна разменивать 50 рублевые купюры, а разменять их тогда было очень трудно».

«Вы помните меня, Катерина Михайловна? — иногда радостно кричал и махал рукой княгине какой-нибудь солдат, проходящий мимо с отрядом, — это я, Лукьян Чепчух! Мои семь рублей были у вас на Николаевской батарее, и вы уже из Бельбека переслали их в Северный лагерь». Надо ли сомневаться, как использовали бы подобную военную неразбериху армейские чиновники. Своей честностью и самоотверженностью сестры милосердия заслужили горячую любовь всей армии. «Это их вдовушка князя Михаила прислала», — говорили с благодарностью солдаты между собой о великой княгине.

Пирогов никогда не требовал от Елены Павловны больших сумм в пользу раненых. Пока не истреблены административные злоупотребления, не контролируется вся система расходования продуктов и лекарств, любые пожертвования могли быть расхищены, что подорвало бы авторитет общины. Поэтому сестры милосердия старались пользоваться частной помощью минимально. «Когда частная благотворительность выступила в первый раз в скромных размерах на театре войны, — вспоминал позже Пирогов, — она ограничивалась доставлением больным чая, сахара и некоторых улучшений госпитального содержания. Но ее главной целью в то время… был надзор за правильным исполнением госпитальной нормы».

Спустя несколько месяцев после начала боев под Севастополь прибыли английские сестры милосердия или, как их называли, «дамы высокой души», под руководством леди Флоренс Найнтингейл. Их появление на фронте Пирогов тоже связывает главным образом не с помощью в перевязке раненых, а с противодействием вопиющим злоупотреблениям английской военной администрации.

Двойная структура управления буквально преобразила военную медицину России. К концу XIX в. не было в российской военной администрации ничего более открытого для прессы и ухоженного, чем армейские казенные госпитали. О них известно все: количество койко-мест, оснащенность кабинетов, прачечных, персонал сестер милосердия, ассортимент аптек.

…Тогда и те, кто остался в столице, в невоюющих городах, жили вестями с фронта. Только молитвой они могли помочь женщинам, рискующим жизнью на поле боя. Паша, младшая сестра Екатерины Бакуниной, прислала ей на фронт свои стихи:

Вокруг меня сады, аллеи,
Краса цветущая дворцов,
Но мне все видятся траншеи
И раны страшные, и кровь.
Смыкая, открывая вежды,
Молюсь, страдая и любя,
Но в сердце луч святой надежды:
Господень крест хранит тебя!
.

Наверное, младшая сестра Екатерины Михайловны имела в виду еще и то, что сестры милосердия носили как отличительный знак общины золотой крест на голубой ленте. Крест символизировал единство во имя общей христианской цели и выражал основную идею Пирогова о том, что сестры милосердия должны быть вне военной субординации.