Царство Божье для всех народов

Пастор-Эльшан-Вагиф-оглы-Сафаров
Пастор Эльшан Вагиф оглы Сафаров

Азербайджан – преимущественно мусульманская республика. И если в Баку об Иисусе Христе знают, то, отъехав от Баку 20 километров, понимаешь, что здесь о Нем ничего не знают или слышали какие-то легенды о пророке Исе.

Моя сестра Венера и ее муж уверовали в Иисуса Христа в Ярославле и через какое-то время приехали на родину. Я встретил их как подобает – с русской водкой. Жил я тогда «весело» – сильно пил, да и наркотики употреблял.

Мы с семьей жили в Баку, мне за два года до этого подарили однокомнатную квартиру. Однажды я пьяный лежал на кровати и увидел под кроватью какую-то коробку, перевязанную крест-накрест бечевкой. Я позвонил человеку, который подарил мне эту квартиру, и он сказал, что прежний хозяин уезжал из страны, все коробки у него в чемодан поместились, а одна – нет, и что я могу смело эту коробку выбросить. Я открыл коробку, а там Библия. Жена уговаривала меня эту книгу выбросить, потому что она «о русском Боге». А я решил положить на подоконник, и если кого русского увижу – подарить им. Так Библия и лежала у нас на подоконнике. Потом мы продали квартиру и купили дом

Когда приехала Венера, они попросили меня отвезти их в церковь. Я в то утро был после сильной пьянки, с женой поругался, у меня был магазин автозапчастей, и надо было его открыть. Я долго метался – открыть магазин или отвезти сестру, но потом все-таки повез Венеру в церковь. Во время служения я стоял в стороне, но слышал и видел все происходящее. И вдруг у меня слезы навернулись. Два раза я порывался уйти со служения, но что-то внутри останавливало меня, и в конце служения я покаялся перед Христом в своих грехах. Я закрыл глаза, и мне показалось, что все кругом горит. Открыл глаза – ничего не горит. И я понял, что это мое греховное прошлое сгорело.

Потом я поехал на работу, кому-то магазин передал и поехал домой, потому что отношения с женой тогда были очень нехорошие. Это было 21 октября. А как я потом узнал: с 20 на 21 октября жена решила повеситься. Она позвонила моей маме, сказала, что больше терпеть мои греховные выходки не может, та согласилась, что терпеть меня невозможно, предложила жене самой решать, что делать. Развестись жена не могла, потому что я сильно бил ее и мог просто убить ее за это. Вечером 20-го она поцеловала сыновей перед сном, заглянула в комнату, где я спал, и спросила: «Эльшан, водка или мы?» Я ей сказал: «Водка, отстань». У нее на дереве напротив дома уже была накинута веревка. И вдруг вскакивает наш младший сын (ему тогда было тринадцать), обнимает ее за ноги и говорит: «Мама, ты же рассказывала, что когда тебе было тринадцать, у тебя мама умерла? Ты же говорила, как плохо жить без матери. Мама, не надо, не умирай». Жена, не понимая, откуда он все знает, уложила его спать. Утром, в половине шестого, она решила повторить свою попытку. Только она открыла дверь, сосед выехал со своего двора, и его машина сломалась прямо перед нашим домом. Ей пришлось ждать, когда он отремонтирует машину и уедет. Только он уехал, второй сосед выезжает из своего дома, и его машина ломается на этом же месте. Она все ждала, когда он уедет, уже магазины начали открываться, дети в школу пошли. Жена решила отложить все намеченное на следующий день.

Часов в пять вечера я приехал домой радостный, она в это время что-то жарила на кухне. Я попытался что-то объяснить ей, но она отстранила меня. И я никак не мог ей объяснить, что я теперь другой, люблю ее, люблю своих детей. Тут к нам в гости приехал мой друг с женой. Мы с ним часто вместе выпивали. А в этот день я его спросил, будет ли он пить. Он, в свою очередь, удивился: «Что за странный вопрос?» А я сказал ему, что больше пить не буду. Он стал меня ругать, что я стал муллой, религиозником. Оказывается, моя жена слышала это. Друг со своей женой уехал, а я лег спать. Жена, обдумывая услышанное, решила посмотреть, что будет дальше и дать мне последний шанс, не вешаться.

На следующий день я собираюсь, готовлю рубашку, и вдруг жена подходит и говорит (а мы давно уже с ней не разговаривали): «Эльшан, можно мы с детьми с тобой поедем туда, где ты был?» Я, конечно, согласился. Старшему сыну тогда было четырнадцать лет, младшему – тринадцать. В следующее воскресенье мы поехали в церковь, там они приняли Христа своим Господом, старший сразу получил крещение Духом Святым. У нас началась новая жизнь.

Тогда у меня было два магазина, и вдруг денег стало все меньше и меньше. Я работал, не воровал, пришлось закрыть магазины, стал работать таксистом. Но не хватало уже на самое необходимое. Каждый день я зарабатывал только на килограмм муки, даже готовый хлеб для нас было покупать дорого. Однажды жена готовила тесто, а я ей предложил: «Давай вернемся в прежнюю жизнь, мне стыдно перед вами, что я никак не могу вас обеспечить». Но жена отказалась, сказала, что уж лучше так.

И мы прожили в таких трудностях три года. Все вместе закончили библейскую школу. С первого же дня я стал ходить к своим старым друзьям, многие из которых были наркоманами и алкоголиками, говорил им, что жизнь можно изменить. Некоторые из них приняли это, некоторые ругали меня.

Восемь-девять месяцев я ездил на своей машине по республике, говорил людям об Иисусе Христе. Пасторы в Баку не знали, что со мной делать – у меня еще не было христианского образования, но служил Богу я очень много и усердно.

Обычно, люди в Азербайджане спрашивали, не русские ли у меня родители, что я служу «русскому Богу», и очень удивлялись, что я абсолютный азербайджанец. Постепенно ко мне домой стали приходить уверовавшие люди. Мы тогда переехали в Агдаш, это самый центр Азербайджана.

Сейчас у нас есть церковь. Мы прошли через многое – иногда меня не принимали, ругали, а иногда – с радостью слушали.

Шесть лет я ездил по республике, все время на колесах, дороги были ужасные. Я начал молиться, и начались ремонты.

Сейчас, слава Богу, дороги хорошие, как зеркало, налажена вся инфраструктура.

Бабушка до...
Бабушка до…

Однажды один парень пришел в нашу церковь, мы познакомились. Он очень удивился, что Эльшан – это я. Оказывается у него есть родственник мулла. Несколько радикально настроенных людей собрались пойти ко мне и запретить мне строить церковь.

Они собрались и пошли, идти им было 700-800 метров. Было это три месяца назад. Но они так и не дошли до меня – Бог им не дал. Он защищает нас, а мы часто даже не знаем об этом.

Я очень мечтал поставить большую палатку, чтобы провести большое собрание, поделился этим со своим старшим пастором в Баку. Это было в 2013-м году. Я молился и в один момент понял, что государство будет мне помогать. Прошло некоторое время, и вдруг мне позвонил глава комитета по работе с религиозными организациями, который много ругал меня до этого, даже унижал. И вот он звонит и говорит, что им был звонок «сверху», что в глубинке есть пастор, который хочет провести

...и после исцеления
…и после исцеления

собрание на праздник Пасхи, и ему надо помогать. И мы поставили большую палатку, провели большое собрание. В первый раз к нам пришло 35 человек. Потом мы провели в палатке праздник Рождества, потом опять Пасху… Сейчас нас уже около ста человек. И весь город знает, что здесь христиане, они читают Библию, молятся и поклоняются Иисусу Христу. Чиновники

приходили к нам на собрание, увидели, что у нас все хорошо, мы соблюдаем

все законы, и обещали еще нам помогать. Мы посылаем людей в другие районы Азербайджана, открываем там библейские школы. В Агдаше мы начали строительство молитвенного дома.

Наша страна – светское демократическое государство, поэтому по нашей Конституции религии равны. Мы знаем все свои права и обязанности, исполняем все законы. Но большое количество людей далеки от веры, как некогда был и я.

У нас есть много свидетельств, как Бог действует в жизни людей. Люди исцеляются по молитве от рака, мы молились – и один мертвый воскрес. Одна бабушка была совсем согнута, ходила на четвереньках, руки были в мозолях. Я помолился, и она разогнулась! Мы смогли увидеть ее лицо, что было раньше невозможно.

Вместе со мной сейчас служат Богу мои сыновья. Старшему уже двадцать два года, а младшему – двадцать один. Они отслужили в армии, сами пошли и попросились. Причем, Бог сделал так, что они служили в очень хорошем месте. Многие люди думали, что я их устроил туда за взятку, но на самом деле это был ответ на мои молитвы. И зачем бы мне тогда был нужен Бог, если бы все мои проблемы решали деньги? Я с Богом дружу, а не с деньгами. Наверное, скоро я перееду в другой район, чтобы там тоже начать церковь. Я понимаю, что пастор должен жить рядом со своими людьми, потому что «пастух должен пахнуть своими овцами». Они могут в любой момент прийти ко мне, попросить помолиться за них, спросить совета, смотрят на меня как на отца. Так что отдыхать нам сейчас некогда.

Пастор Эльшан Вагиф оглы Сафаров,
г Агдаш, Азербайджан