Верь, пока молодой!

Амир Аль-Кадхи, Марина Скворцова и Галина Кочешкова – молодые христиане «Церкви Божьей» города Ярославля. Они выросли в церкви, они молоды, позитивны, любят детей и готовы заниматься с ними бесконечно. Бог позволил им избежать многих проблем, через которые пришлось пройти их неверующим ровесникам.

Галина Кочешкова
Галина Кочешкова

Я очень благодарна отцу за то, что он привел меня в церковь, рассказал о Христе, когда я была совсем ребенком. Если бы не это событие, моя жизнь была совсем другой.

Не знаю какой, но мне почему-то кажется, что лучше без веры в Бога она бы не была.

Мне было примерно пять лет, когда я впервые оказалась на служении для детей. Сначала я, конечно, мало что понимала, ходила, потому что водил отец. Но потом постепенно я стала больше понимать о вере, о Христе. Я училась из Библии, что значит верить, любить, прощать, что значит дружить, понимать и поддерживать другого человека, что значит слушаться и уважать родителей. И в семье, в церкви меня наставляли хорошо учиться в школе, уважать учителей, достигать целей, признавать свои ошибки.

Однажды на одном из служений наш пастор Наталья проповедовала о правильном отношении к родителям. На истории своих отношений с мамой она показала, как важно любить и почитать родителей, даже когда не все понятно, ясно и гладко в отношениях с ними. А надо сказать, что у нас с папой всегда были самые замечательные отношения, самые лучшие. О таких, наверное, кто-то из детей мечтает, а мне они были просто даны Богом. И я всегда их ценила. Но отношения с мамой были сложнее, нам непросто было друг друга понять. И от этого в моем сердце была боль. То служение для меня стало поворотным, потому что я плакала, простила маму и стала больше ее понимать. Мое поведение в отношении ее изменилось. И посещение церкви открылось для меня совсем по-другому. Для меня это стало не просто каким-то религиозным правилом, а жизненной необходимостью. Духовная жизнь оказалась важной, интересной, она словно заиграла другими красками.

Когда я стала подростком, то задумалась о профессии, о призвании. Я начала искать то, что по-настоящему увлекло бы меня, и чему бы я хотела посвятить свою жизнь. Мне хотелось кому-то помогать, как мне помогали служители в церкви. Когда мой друг Амир сказал, что хотел бы помогать в детском служении, то я вдруг почувствовала, что эта идея и мне нравится. И вот уже несколько лет я служу детям. И все больше это занятие меня увлекает. Сначала мне не хватало уверенности, но постепенно она пришла, благодаря наставлениям и советам старших служителей.

Сейчас я учусь в Ярославском педагогическом колледже и мечтаю посвятить свою жизнь детям. Как показала практика, детям нравится, как я преподаю. От этого я очень счастлива, ведь когда человек находится на своем месте, он испытывает огромную радость, а его труд приносит максимальную пользу другим людям. Так благодаря церкви, я думаю, нашла свою цель в жизни, свое призвание.

Еще я заметила, что молодежь, которая верит в Бога, отличается от неверующей молодежи. И не только тем, что одни совершают правильные поступки, а другие — нет. Ошибаются все, но у верующих людей, по-моему, больше оптимизма, какого-то внутреннего огонька, больше радости в жизни. Причем эта радость не от обстоятельств, а какая-то внутренняя, ни от чего внешнего не зависящая. Первое, что сказали, мои однокурсники, что я отличаюсь от всех позитивом. И я уверена, что причина этого – вера в Бога.

Галина Кочешкова

* * *

Марина Скворцова
Марина Скворцова

Почему я работаю с детьми? Ну, во-первых — это то, что действительно мне нравится, мне с ними бесконечно интересно, они не дают мне стоять на месте – с ними всегда нужно двигаться вперед и узнавать что-то новое. Я закончила Ярославский педагогический университет, работаю учителем английского и большую часть своего дня провожу в окружении детей разных возрастов, поверьте – это круто! Во-вторых, я понимаю, что дети – это самые важные люди, потому что они наше будущее, и мы вскоре будем жить в их мире, а эта потрясающая возможность повлиять на них сейчас выпадает не каждому. Хотя при этом, дети сегодня, как никогда, окружены злом, которое «не стесняется» оказывать на них давление. Я верю, что мы можем и должны помочь, хотя бы просто оказаться рядом в их ситуациях.

Когда я была подростком, мои родители позаботились о том, чтобы у меня были «правильные» друзья не только среди сверстников, но и старше меня. В церкви я ходила на воскресную школу и многие молодые люди, которые ее проводили, были и остаются для меня настоящими друзьями. Я знала, что могу доверять им, что они не врут, потому что я видела их жизнь. Это было очень здорово. И поэтому вскоре я захотела им помогать, и вот уже много лет в моем расписании всегда есть время для детей и подростков. Люблю отмечать с ними праздники, переписываться в социальных сетях, гулять и просто знать, как они живут.

Сейчас, например, мы готовим рождественский праздник для детей из нашей церкви. По ночам и выходным пишем сценарий, музыку и делаем костюмы. Слава Богу, что талантливые молодые ребята хотят делать эту работу для детей. Я знаю, что блеск в глазах детей и благодарность родителей «удалит» всю усталость.

Я бы очень хотела, чтобы молодежь всегда находила время для детей и подростков, ведь еще неизвестно, кому, первым или вторым, это больше нужно.

Марина Скворцова

 

* * *

Амир Аль-Кадхи
Амир Аль-Кадхи

Моя мама — русская, папа – араб. Они познакомились, когда он приехал учиться в ярославскую медицинскую академию. Оба уверовали в Иисуса Христа, ходили в церковь. Я – старший из троих сыновей.

Маму я всегда безумно любил и люблю. До сих пор помню, как я маленький, когда она уходила на работу, сильно плакал и переживал, хотя точно знал, что она вечером вернется домой. Я просто не мог без нее.

Мама сделала все, чтобы я ходил в церковь и знал Бога. Но когда я стал взрослеть, у меня появились друзья неверующие, сначала мальчики, потом по мере взросления – подростки. Я был приучен ходить в церковь, и мне хотелось угодить маме. Но в церкви мне не хватало друзей. Не было такого, что бы я пришел, и кто-то сказал: «О, Амир, пришел».

Постепенно я меня появилась какая-то своя внутренняя жизнь, и в ней не было Бога. Если случалось заболеть, то я радовался возможности не пойти в церковь.

Но мама молилась за меня, я это чувствовал, а однажды, это был осенний день, я шел из школы, и вдруг на меня сошло какое-то вдохновение, и я захотел помолиться. Придя домой, я рассказал это маме, и она очень обрадовалась. Но потом это желание угасло. Я жил как все неверующие подростки и ничем от них не отличался.

Все изменилось, когда мне было 13 лет, в походе. Там проповедовали Слово Божье, была возможность много общаться с молодежью, с подростками, и я увидел среди них тех, кто сильно и искренне любит Бога. И это меня так зацепило! Я увидел, что они другие, они какие-то особенные, мне захотелось быть таким, как они. Тогда же у меня появился и первый друг в церкви – Макс Малиновский. Мы с ним буквально сплотились. У него тоже не было друзей. И мы просто друг друга нашли!

Когда вернулись из похода, Максим стал участвовать в служении прославления, так как умел играть на гитаре. А я решил пойти помогать в детское служение. Даже сам не знаю почему именно туда, но мне сильно захотелось кому-то помогать.

Сначала мое служение было «сырым», и я понял, что если я хочу дать что-то детям примерно восьми лет, то мне придется духовно возрастать, читать Слово, молиться, по-другому относиться к своей жизни. Я стал много размышлять о нуждах этого возраста, вспоминать себя. То, что было в моей жизни неправильно – это отношения с отцом. Если мама для меня была сама любовь, то отца я боялся. Я с детства знал, что если что-то сделал неправильно, то он меня накажет. А мне так хотелось любви, принятия, прощения. И это то, что я нашел в Боге-Отце. Сейчас у меня с папой другие отношения, и я вижу, что к младшим сыновьям он более милостив. Наверное, первым детям всегда непросто, родители ведь тоже учатся быть родителями.

Сейчас я служу детям до шести лет. И то, что мне хочется донести до них – это прощающую и принимающую любовь Бога.

Это удивительный возраст, когда закладывается самое главное. И мне хочется, чтобы любовь была их базовой ценностью. И еще детям нужны друзья. Я также учу их любить и хоть немного понимать родителей, как я стараюсь понимать своего отца, ведь нашим папам и мама тоже нелегко. Они не могут дать нам всего, что хотели бы. И в любом случае они не могут заменить Бога, они не всемогущи.

Сейчас у меня в церкви много друзей. И я очень счастлив. Мне 18 лет, с друзьями не из церкви я общаюсь и очень хочу, чтобы они уверовали в Бога. За последние несколько лет, когда наши пути немного разошлись, я увидел разницу в моей и их жизни.

Да, некоторые из них, пережив сложный переходный возраст, вовремя остановились, но я не хотел бы иметь тот опыт которые имеют они. И от этого негативного опыта меня сохранил Бог.

Амир Аль-Кадхи