За шаг до пропасти

Денис

Сам я – парень ярославский. Родился и вырос здесь. Отец оставил нас, когда мне было года три. Но в памяти живет лишь то, как он в нетрезвом состоянии гонялся за мной. Как и во многих семьях, оказавшихся в таком положении, моим воспитанием занималась бабушка, а маме приходилось много работать, чтобы содержать семью. До 9-го класса я учился хорошо и особых проблем маме и бабушке не доставлял.

Но потом я связался с компанией, в которой пили, курили, нюхали клей, употребляли наркотики. В 17 лет я пристрастился к героину. Помню, что тогда бабушка отвела меня в «наркологичку». Но мне это не помогло. В итоге в 22 года меня посадили в тюрьму из-за наркотиков. Тюрьма меня не исправила, потому что наркотики были и там. В местах лишения свободы я по Интернету, благодаря сайту «Одноклассники» познакомился с Айнагуль. Я обманул ее, сказав, что хороший парень, все у меня замечательно, работаю, занимаюсь спортом. Помню, что даже смс ей посылал, Мегафон там был бесплатно.

Молитва за маленькую Софью
Молитва за маленькую Софью

Однако Айнагуль что-то уловила такое, что заставило ее попросить меня рассказать правду о себе. Пришлось сказать все, как есть.

О свободе я просто мечтал, думал, что заживу по-другому. Но, выйдя из тюрьмы, я словно «с катушек сорвался». Знакомство с Айнагуль меня не изменило. Она уговаривала меня поехать в Казахстан к народным целителям, чтобы освободиться от зависимости. Мы съездили, но, бросив наркотики, я начал очень сильно употреблять алкоголь. Доходило до того, что я вызвал «скорую помощь» по три-четыре раза в неделю. И каждый раз, мне казалось, что я умру.

Однажды во время обычной прогулки какой-то парень дал мне визитку, сказав, что освобождение от алкогольной и наркотической зависимости реально, что множество людей и семей уже были спасены. После этой встречи я пришел домой и, отдав маме визитку, сказал, что если будет совсем плохо, пусть она позвонит, там вроде помогают.

Так и случилось. Во время очередного моего «срыва» она позвонила и отправила меня пройти курс реабилитации.

Во время реабилитации я вдруг понял, что мне надо жениться на Айнагуль, сочетаться законным браком. До этого мне даже мысль не приходила в голову, что я живу как-то неправильно. Первое, что я сделал после реабилитации – сыграл свадьбу. У нас ведь не было с Айнагуль ни планов таких, ни денег. Но Бог помог, у нас получилась хорошая веселая свадьба без спиртного. Вообще для меня жизнь открылась совсем по-другому, захотелось стать отцом, устроиться на работу, помогать людям. До этого меня такие желания не посещали. Еще мы всей семьей стали ходить в церковь. И моей маме понравилось, она сказала, что теперь за меня спокойна. Если бы не Бог, не дожил я бы и до сегодняшнего дня. Я так думаю.

Айнагуль

Все мое детство и юность прошли в деревне Саратовской области. Семья моя была неблагополучной, потому отец и мать часто пили спиртное. Я и две мои сестры только и видели, что пьянки, разборки, нищету и унижение. А нам так хотелось родительской любви, заботы, ласки и тепла! Отношение у нас к себе было соответствующее. Но мечталось все равно о том, что все будет у нас хорошо, что будут любящие семьи, как только встретится каждой свой принц. Только вот как это «хорошо» мы толком не знали.

Когда мне исполнилось 17 лет, моя тетя позвала меня к себе. Я посчитала, что если буду жить в Саратове, то моя жизнь изменится к лучшему. Моя тетя очень строгая, тем не менее ее сын, мой двоюродный брат, который старше меня на два года, уже в то время употреблял наркотики. Так что моя жизнь мало изменилась, то спиртное было в семье, то наркотики. Жизнь с такими людьми – это просто кошмар. В итоге он сейчас находится в заключении, и все из-за наркотиков. В Саратове я устроилась работать официанткой в кафе.

Семья Кузнецовых
Семья Кузнецовых

В 19 лет я стала жить с молодым человеком, которого не любила, а просто искала тепла и заботы и думала таким образом восполнить острую нехватку любви. Прожили мы вместе четыре года, а потом расстались, хотя он не пил и даже не курил, но все-таки полюбить его не смогла. За время совместной жизни у нас родился сын Азамат.

Когда я познакомилась по переписке с Денисом, то решила съездить в неизвестный для меня Ярославль. Я думала, что две недели что-то решат в наших отношениях. Азамата я доверила своей маме, она в это время уже не пила, в отличие от отца.

Впервые увидев Дениса на вокзале, выпившего, с цветами, я была в шоке. Но решила, что я всего лишь в гости на две недели.

Четырнадцать дней пролетело быстро, и решила остаться жить с Денисом.

О том, что он не только пьет, но и наркотики употребляет, я узнала через три месяца. Кошмар совместной жизни с зависимым человеком для меня возобновился. Несколько раз я порывалась уйти от него, но что-то меня останавливало. Настоящий ужас я пережила, когда у него первый раз случилась передозировка. Это было в поезде, нас тогда чуть с него не сняли, но, пожалели, очевидно. И потом у него передозировка случалось не один раз, мне было страшно, но, тем не менее, я все равно почему-то оставалась с ним.

Когда я только приехала к Денису, максимум что пила – баночка пива, а потом я начала жить его жизнью, постепенно стала пить напитки покрепче, чаще и больше. Хорошо еще, что не употреблять наркотики. Скандалы в нашем доме учащались и становились громче. Иногда посреди ночи к нам стучали соседи и уговаривали остановиться, боялись, что наша разборка добром не кончится. Я отчетливо помню, что пьяные разборки зачастую начинала я. Ни с того, ни с сего, вдруг на меня нападала злость, обиды на него, претензии, я начинала ругаться, кричать, скандалить. Наша совместная жизнь становилась все хуже и хуже.

Когда Денис начал проходить реабилитационный курс освобождения от наркотической зависимости, меня предупреждали, что он изменится. Но я этому не верила. Сама я тоже нуждалась в помощи, и как зависимая от алкоголя, и как созависимая, поэтому я пошла на семинары-тренинги для таких, как я. Уже тогда я понимала, что нам может помочь только Бог, нам нужно чудо, потому что наши пристрастия были слишком сильны. Приходя в церковь, я чувствовала, что мне становилось легче, спокойнее, светлее на душе.

После того, как Денис прошел курс реабилитации, мы поженились, привезли сына от родителей. Нам говорили, что его будет сложно устроить в детский сад, но Бог нам помог, нам позвонили через три месяца после того, как мы написали заявление

А еще Бог дал нам общего ребенка, два месяца назад у нас родилась дочка Софья. Несмотря на то, что у нас с Денисом серьезные диагнозы, девочка родилась здоровой. И мы от этого невероятно счастливы.

Сейчас мне кажется, что моя мечта детства сбылась – у меня действительно все хорошо: заботливый муж, здоровые дети, нет пьянок, скандалов, в семье мир, согласие и любовь.

Теперь я молюсь о своих сестрах и родителях, чтобы у них тоже все было замечательно, без веры в Бога это невозможно, но и самому человеку надо трудиться, чтобы измениться. А все начинается с покаяния, с понимания того, что каждый человек – грешник и без примирения с Богом через покаяние ему не обойтись.

Денис и Айнагуль Кузнецовы