Путь поколений

Андрей Кочкин

Насколько мне известно, я евангельский верующий в третьем поколении.

Мои родители встретились в Алма-Ате. Мама родилась на Украине, но оказалась на Алма-Ате, потому что ее маму, мою бабушку, сослали туда за веру. Когда дедушка пришел с войны, он тоже уехал с дочкой (моей мамой) в Казахстан.

Папа родился в Тамбовской области в городе Моршанск, он русский евангельский христианин. Он помнил, что когда был маленький, к ним в дом пришел человек и сказал, чтобы они прятали духовную литературу, иначе посадят. Дедушка завернул какие-то книги и закопал в огороде. Потом, когда началась война, дедушка со старшим сыном ушли на фронт. Мой дядя — старший сын деда — прошел войну, пережил блокаду Ленинграда, и мой папа после войны переехал к нему в Ленинград. Не помню по какой причине, но мои дедушка и бабушка уехали в Алма-Ату.

Андрей и Светлана Кочкины с внуком
Андрей и Светлана Кочкины с внуком

Обращение к Богу моего отца было уникальным. Он работал на обувной фабрике, ему было пятнадцать лет. И вдруг видит на конвейере какую-то книгу, все ее поднимают, смеются и бросают, он несколько раз спросил: «Чья?». Ответа не последовало, он открыл книгу и прочитал: «Око за око, зуб за зуб». Он с трудом дождался конца смены, чтобы начать читать.

Придя домой, прочитав Евангелие, он стал спрашивать у брата о том, что узнал. Но дядя сказал, что он сам этим не интересовался, а надо спрашивать, если есть желание, у отца. Так мой отец в пятнадцать лет на крышах товарных поездов добрался до Казахстана, движимый духовным поиском, и там пошел в церковь, где и познакомился со своей будущей женой.

После того, как отец отслужил в армии, он сделал предложение моей маме, и они поженились. Затем они уехали на Камчатку на заработки, прожили там год, родили там первого ребенка – мою старшую сестру. Потом они вернулись обратно, а всего у них родилось восемь детей.

Наш дом был очень гостеприимным. После воскресного служения у нас в доме всегда было много гостей, мы жили дружно и, несмотря, на атеистское окружение, мы, дети, верили в Бога. Но глубокое личное духовное переживание у меня было лет в семь-восемь.

К нам в церковь приехал Владимир Шатский – пастор из Эстонии. Как сейчас я понимаю, он был крещен Духом Святым. Во время его служения покаялись в грехах много людей, в основном это были родственники верующих людей, подростки, дети. Я тоже хотел покаяться, плакал. После этого события две недели я испытывал необыкновенную духовную жажду. Я помирился с теми, кого обидел, много читал Библию и молился.

Но в десять лет у меня произошел надлом. Меня никогда не отпускали ни в какие лагеря. Но в тот год родственники уговорили моих родителей отпустить меня в очень престижный лагерь. Родители меня отпустили, и это был неверный шаг, такое впечатление, что дьявол этим воспользовался. Внезапно меня привлекло мирское, греховное. Я стал покуривать со старшими ребятами, и в перспективе, если бы я не остановился, у меня была бы наркотическая зависимость. Какое-то время, приехав домой, я вел двойную жизнь. Но все-таки что-то внутри меня говорило, что этот образ жизни не для меня.

В четырнадцать лет я вновь стал обращаться к Богу, думаю, что это был результат постоянных молитв моих родителей за своих детей. Мне хотелось служить Богу, но образец, который я видел в своей церкви, меня не вдохновлял. Тогда у меня родилась мечта – поменять свое окружение.

Примерно через полгода Бог сильно коснулся меня. Я был вечером в гостях у верующих друзей, и мы решили помолиться перед сном. Мы не ожидали, что молитва затянется на три часа, хотя нам казалось, что прошло совсем мало времени. В ту ночь я пережил реальное возрождение. Я получил от Божье прощение, любовь и свободу. Я понял, что без служения Богу для меня нет жизни. Это было сознательное посвящение жизни Господу, Его делу.

Прошло примерно три года, прежде чем я пошел в армию. Служил я рядом с поселком Семибратово недалеко от Ярославля.

.
.

Мне очень хотелось, и я молился об этом, чтобы во время армейской службы я мог бы как-то послужить Господу. Прежде всего, я нашел верующих в поселке Кармановский в Ярославле. Свои первые шаги как проповедника я сделал здесь, на Ярославской земле. Мы разучивали христианские песни и выходили на Набережную Волги.

Были 1987-88 год. Создавалось впечатление, что начиналась «духовная весна», пробуждение, поиск чего-то нового. Люди останавливались и охотно слушали молодых людей, говоривших о Боге. Интересное было время.

Мои первые впечатления о России был далеко не радужными. В деревнях Ярославской области я видел людей, которые были в рабстве алкоголя, в нищете и безысходности. Я понимал – им нужен Бог. Несколько месяцев я молился и рыдал перед Богом о том, чтобы Он помиловал наш народ, чтобы люди каялись в грехах и обращались к Богу.

Потом с группой молодежи мы провели богослужение. Пришло тридцать пять человек. Я помню, как молился, чтобы все они покаялись. На том служении я понял, что это не рядовое собрание.

Надо сказать, что в семье, где я вырос, были и сложности. Я был восьмым ребенком. У меня две сестры и пять братьев. Мама и папа родили меня в сорок лет. В этом возрасте обычно люди терпеливее и мудрее подходят к воспитанию детей. Поэтому у меня не было какого-то непонимания и обид по отношению к ним. Но у моих старших братьев и сестер они были. Непрощение, конфликты – то, что семья не могла преодолеть. Были и болезни, от которых страдали мои родные и близкие люди. Самым сложным ребенком в семье был седьмой ребенок – брат старше меня на семь лет. У него были проблемы с наркотиками, в особенности, когда он вернулся из армии.

Пробуждение в нашей семье началось, когда мы поняли учение о крещении Святым Духом. Удивительно, но первый, кто изменился, приняв учение о третьей Личности Троицы, был мой «проблемный» брат. Когда отец увидел, как он изменился, то стал ходить в нашу церковь. Мои родственники простили друг друга, получили исцеление, многие стали пасторами, служителями в церкви.

Когда я впервые увидел Светлану среди молодежи, которая недавно стала посещать церковь, то влюбился с первого взгляда. Я усердно молился Богу, что если это чувство от Него, то пусть наши пути пересекутся, чтобы я мог с ней познакомиться. И Бог дал мне эту возможность.

На сегодняшний день я счастливый муж, отец четверых детей и дед троих внуков. Вся наша семья в служении. Наши дети талантливы, и мы поощряем их служить Господу теми дарами, которые Он дал им. Но самое главное для нашей семьи – это проповедовать людям, быть наставниками, заниматься духовной заботой о людях.

Бог дал мне возможность быть лидером прославления, участвовать в мюзиклах. Но для меня самое главное было всегда – это душепопечение. Даже во время моего максимального творческого служения, я всегда старался заботиться о музыкантах, певцах, всей творческой команде. Потому что без духовного отца людям легче вернуться к старым грехам.

Наша церковь, где я являюсь пастором, называется «Божья семья», потому что в церкви должен быть семейный дух. Как ребенок рождается не куда-нибудь, а в семью, так и духовный ребенок тоже должен рождаться в духовную семью. Ему необходима забота, попечение, условия для роста.

Светлана Кочкина

Я родилась и выросла, в отличие от Андрея, в обычной светской семье. Мой папа – учитель физики, мама – математик. В церковь меня привел мой старший брат. После меня в церковь пришла моя мама, а потом, глядя на нашу жизнь, покаялся и папа. Ему как физику нужны были доказательства духовных истин. И эти доказательства он увидел в нашей жизни.
Я счастлива, что мой муж так посвящен Богу. Думаю, что главное семейной паре иметь мудрость, чтобы планировать семейные дни, семейный отдых, совместное служение.

Беседовала Ирина Манкина