Одна встреча – два пути

Оксана и Анатолий Карпычевы
Оксана и Анатолий Карпычевы

Оксана

Я родилась и выросла в Таджикистане, хотя корни мои – ярославские. Мой дедушка Дмитрий в свое время учился в Ярославском ракетном училище. По распределению он был направлен сначала на Сахалин, затем — в Тбилиси, потом уже — в Таджикистан. Все это время его любимая жена Вера, впоследствии — моя бабушка, была с ним.

В 19 лет моя мама Лариса вышла замуж за местного парня Анатолия. В браке у них родились две девочки – я и моя младшая сестра Вика.

Наш Бог — удивительный Бог! Подумать только, мы стали ходить в евангельскую церковь в мусульманской стране! Так получилось, что мы жили в одном доме с пасторской семьей. И конечно, мы, дети, общались друг с другом. Сначала в церковь стала ходить Вика, ей тогда было 9 лет, потом я, мне было – 14, а затем – наша мама. Даже папа иногда посещал Богослужения.

Наша церковь была дочерней церковью пастора Йонги Чо из Кореи.

Я благодарна Богу, что Он так рано коснулся моей жизни, потому что с ним можно пройти любые испытания, и Он хранит от бед.

Даже если мы делаем неправильный выбор, Он не отворачивается от нас, а помогает, утешает, дает силы все изменить.

Среди наших родственников были врачи, и папа очень хотел, чтобы я получила медицинское образование. Окончив медучилище, я пошла учиться в мединститут на акушера-гинеколога, начала работать операционной медсестрой. Хотя мне из-за хорошего слуха прочили карьеру кардиолога, мой выбор был другим. Я хотела помогать женщинам, помогать рождению новой жизни! Так я проработала 11 лет в сфере медицины.

С 1991 года в Таджикистане было военное время. Сначала это больше касалось столицы Душанбе, а потом уже война затронула и другие районы.

Мне кажется, что есть слова, которые человек никогда не сможет забыть. Было четыре часа утра, когда раздался стук в дверь. Я подумала, что кто-то из женщин рожает. А нам сказали: «Вставайте, и у нас война началась». Всех рожениц перевезли в другой роддом. А в нашу больницу приехали военные доктора, хирурги, медсестер всего было двое. Так в 1998 году я попала в «горячую точку».

Видеть смерть людей, особенно детей, очень тяжело. Шальные пули никого не щадили. Это было трудное время. И я благодарна моей семье за то, что они молились за меня. «Что мы можем сделать, как помочь тебе? — Только молиться!» — ответила я.

В Таджикистане стало трудно еще и потому что не было отопления, воды. Обеспечение, которое было до 90-х, прекратилось. Сначала в Ярославль к бабушке уехала мама, затем Вика, потом уже я.

Приехав в Ярославль, я пыталась устроиться работать по профессии в частную клинику. Когда я пришла с документами, меня спросили, что я могу делать? Я ответила, что все, кроме абортов. Надо мной посмеялись, вернули документы и сказали: «Глупенькая, мы держимся за счет абортов, как и все подобные учреждения». Когда я вышла, мне вдруг так холодно стало, вспомнились убитые на войне дети, и я внутри себя решила, что не хочу больше работать в этой сфере. И Бог ответил на это решение.

Моя сестра Вика вышла замуж за пастора реабилитационного служения. И когда они открыли благотворительный фонд для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, то мне предложили участвовать в этом деле. Я согласилась, и очень счастлива, что нахожусь здесь.

Сначала у многих людей возникали вопросы, почему я в служении по восстановлению алко-наркозависимых людей. Неужели у меня были подобные проблемы? Нет, не было.

Главное в моей жизни – это помогать людям, а где и как – не так уж и важно! Видеть, как разрушенная жизнь людей восстанавливается, они становятся счастливыми и здоровыми – это, то ради чего стоит жить!

В Таджикистане я вышла замуж не за христианина. Мой пастор предупреждал меня, что я буду сожалеть об этом решении. Но выбор был за мной. Мое замужество было для меня большим испытанием. Брак между христианкой и не христианином – это очень трудно, потому что люди живут под одной крышей, но в двух разных мирах. В итоге мы с мужем развелись. Мой любимый сын Димуля очень тяжело переживал наш разрыв. Невозможно передать, что чувствует мать, видя страдания ребенка, который хочет к отцу. И я бы хотела посоветовать всем девушкам, не идти этим путем – не встречаться и не выходить замуж за того, кто не близок вам духовно.

Я благодарна Богу, что Он дал мне второй шанс. Мы с Анатолием знакомы несколько лет, женаты несколько месяцев, и я безгранично счастлива с ним. Я смотрю, как мой муж и мой сын общаются друг с другом, и мое сердце просто ликует! Семья для меня стала действительно местом любви, мира и согласия.

Анатолий

Впервые я увидел Оксану в реабилитационном служении. Она приехала фотографировать для буклета тех, кто восстанавливался после алко-наркозависимости. Так получилось, что мы стали больше общаться по служению. И чем больше мы общались, тем больше она мне нравилась. И так как мы служили на одном поприще – помогали одной категории людей, то мне казалось, что мы сопричастны к чему-то очень важному, хорошему, значимому.

Оксана, конечно, очень красивая, но она еще и очень мудрая. И мне всегда нравилось, как она реагировала на проблемы людей. Я сразу заметил, что у нее доброе, отзывчивое сердце. Я помолился и понял, что Бог за то, чтобы я обратил на нее особое внимание. Я решил добиться ее расположения. На ухаживания сначала это мало походило, так как я был настойчив и упорен. Несмотря на то, что она несколько раз отказывалась от моего предложения руки и сердца, порой я был в отчаянии, но все равно не отступал. Я молился, верил, и постепенно все становилось на свои места.

Моя жизнь настолько сильно отличается от того, что пришлось пережить Оксане, что удивительно, как Бог соединил наши судьбы.

Я родился и вырос в Ярославле, в благополучной полной семье. Мы с младшим братом ни в чем не нуждались, все у нас было хорошо. Я серьезно занимался боксом и видел в этом смысл жизни. Большое влияние на меня оказал тренер, потому что он был человеком, который не на шутку увлечен своим делом. И мне хотелось, как в юности это бывает, быть похожим на него. На учебу я ставку особенно не делал, потому что все силы отдавал спорту.

Моя мечта разбилась банально и неожиданно – я заболел желтухой. Так тренироваться, как раньше, я уже не мог, и все мои планы стать «мастером спорта» разрушились. Я чувствовал, что мое время, мой год уходит, а я ничего сделать не могу. Тренер старался меня поддержать, звал в зал тренироваться понемногу. Но я понимал, что все это уже не то. Можно сказать, я был сломлен.

Неожиданно передо мной открылась дверь, о которой я раньше не думал. Дело происходило в конце 90-х годов – время непростое. Друзья предложили мне использовать свою физическую силу, даже просто угрозу расправы, для того, чтобы получать «легкие» деньги. А, по сути, заниматься преступной деятельностью. Я согласился. Мне нравилось, что я могу красиво жить. Тогда же я впервые попробовал наркотики. Мне было 16 лет. Вскоре я в первый раз попал в тюрьму.

Родители тогда сильно за меня переживали, так как я был очень молод. Они буквально вытащили меня из тюрьмы. Но, побывав там, я понял, что и там можно жить. Освободившись, я стал действовать наглее. Я мог позволить себе быстро купить хорошую одежду, красивую машину, ни в чем себе не отказывать, в том числе наркотики. Но внутри меня все равно была пустота, какое-то одиночество, и я это остро ощущал.

В тюрьме я был три раза. В третий раз я как-то особенно сильно понял, что мне не хватает знания того, как правильно жить. Что-то в моей жизни было не так. Я хотел измениться, но сейчас я уверен, что помочь измениться может только Бог.

После третьего освобождения меня пригласили на служения реабилитации «Альтернатива» «Церкви Божьей», и я согласился. На этой встрече больше всего меня впечатлили люди, которые помогали наркоманам и алкоголикам. Я видел их глаза, чувствовал их искренность и понимал, что такого в моей жизни нет. Что у меня много масок, но какой я по-настоящему, я не знал. А быть настоящим, быть собой – это уже свобода.

А потом я покаялся перед Богом во всех своих грехах и твердо решил идти за Ним. И, пожалуй, самое главное, сокровище, которое Он мне дал, помимо дара прощения, спасения и вечной жизни – это мою семью, жену и сына, которых я безгранично люблю. Так, как никого никогда не любил.

Оксана и Анатолий Карпычевы