Спасительная благодать

Пастор Сергей Комягин
Пастор Сергей Комягин

До того, как человечество погрузилось в конфликт добра со злом и выбор между грехом и святостью, люди в лице Адама и Евы пребывали в конфликте совершенно иного рода. А именно: им нужно было выбирать — либо оставаться жить под покровом вечной Божьей благости, либо уйти под власть требовательного и беспощадного «закона» (образ Ветхого Завета). Этот «закон» нашел свое выражение в «дереве познания добра и зла». «Дерево познания добра и зла» – это не только грех и дьявол, как многие думают. Но и высочайший стандарт Божьей святости. Господь никогда не навязывал его людям как единственное и необходимое условие отношения с Ним. Наоборот, Бог хотел, чтобы наше общение с Ним строилось на совершенно ином основании. На основании Его незаслуженного к нам благоволения. Но мы должны были выбрать эти отношения сами. Поэтому Господь и насадил, посреди рая два дерева. Одно «древо жизни», символизирующее Божью благодать, другое – «дерево познания добра и зла. Но по Своей великой доброте Бог дал подсказку и заповедал нам, чтобы мы ни в коем случае не вкушали от него плодов. Строить отношения с Богом на основании исполнения закона не есть лучший для нас выбор. В законе существуют требования, условия, которые непременно нужно выполнить, и что самое ужасное, не исполнение всех выдвинутых законом предписаний навлекает на нас ужасные и необратимые последствия.

К сожалению, мы выбрали для себя именно этот роковой путь, пошли по очень опасной дороге. Наша жизнь стала целиком и полностью зависеть только от нас самих, от наших дел, от нашего послушания, нашей праведности, а не от вечной Божьей благости. Последствия для человечества оказались весьма трагическими.

Но Всемилостивый Бог не мог позволить нам долго оставаться в такой страшной беде и спас нас. Господь нас, что называется, «помиловал». Через искупительную жертву Иисуса Христа, Всемогущий Отец снова взял контроль над нашей судьбой.

Естественно с нашего на то позволения. Лишь те, кто приняли Иисуса как своего Господа и Спасителя снова оказалиась в надежных, любящих Божьих руках. Наше благополучие снова стало зависеть от Бога, а не от наших добрых дел. Если мы вдруг оказываемся неверными, Бог все равно остается верным, чтобы спасать и миловать своих детей. «Всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать». Быть помилованным намного лучше, нежели быть послушным. Помилованный – значит прощенный, то есть неуязвимый. Его больше не касаются последствия греха. А послушный продолжает оставаться в подвешенном для себя состоянии, живя под страхом, ожидая расплаты за каждую следующую ошибку.

Итак, мы видим, что благодать Божья берет на себя полную и окончательную ответственность за душу человека, обеспечивая ей незаслуженное спасение. Божье благоволение к нам пришло не из-за нашего послушания Богу, а из-за заветного договора между Иисусом и Богом Отцом. Бог верен Своей клятве Иисусу помиловать нас. Вот что такое благодать! Всё Писание свидетельствует об Иисусе и о всех преимуществах, которые Он заработал для нас на кресте.

А, как же насчет греха и нашей борьбы с ним. Неужели благодать снимает с нас эту ответственность. Существует такое убеждение, что истинная библейская благодать – это сила Духа Святого для того, чтобы, отвергнув нечестие, жить благочестивой жизнью. Получается, что благодать – это, всего лишь навсего, дополнительная суперсила, которую дает нам Бог, чтобы справится с грехом и исполнить закон? И это всё? А что изменилось? Опять послушание?! «Да, но это послушание теперь на совершенно ином уровне!..» — возразит кто-то. «Раньше мы своими силами сражались с грехом, теперь у нас есть сила Самого Святого Духа! Разве это не благодать?!» Но даже в этом случае мы проиграем свой поединок. Почему? Да потому что этой силой еще нужно воспользоваться. Она не будет в нашей жизни действовать автоматически. С ней нужно сотрудничать. А где гарантия, что это сотрудничество будет на постоянной основе? Опять подкачает человеческий фактор. Следуя этой логике, напрашивается следующий вывод: теперь человека нужно обучить эффективно использовать данную ему в распоряжение силу.

И здесь на помощь приходит научающая благодать, которая подтянет нашу самодисциплину. Благодать в виде силы мы уже получили, теперь на помощь приходит благодать в виде учения, которая научит нас пользоваться этой силой.

«Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнувши нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке…» (Тит. 2:11-13).

Ну, держись, грех!!! Теперь-то мы точно свергнем твое господство и заживем святой богоугодной жизнью!

Сегодня многие делают мощный акцент именно на научающей благодати. Да, благодать способна нас научить жить свято, но это не первостепенная ее цель.

А какая первостепенная? Прежде чем благодать нас чему-то научила, она нас сначала спасла: Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, а уж потом научающая… Первостепенное действие благодати – спасти грешника, а уж научится он чему-нибудь или нет — это уже дело второстепенное, а значит — не столь важное. (Да простят меня поборники морали. Я сам являюсь таковым, поэтому я себя прощаю.) И если даже человек ничему не научится, не изменится, останется прежним, значит ли это, что Бог отменит Свое спасение?

Если бы Бог знал, что нас Его подвиг ничему не научит, значит ли это, что Он отказался бы от него? Ни в коем случае! Что сделает отец, если узнает, что его сын находится в здании, охваченном огнем? Он сразу бросится спасать ребенка, не задумываясь о том, оценит ли тот его подвиг, изменит ли после этого свое отношение к отцу, попросит ли прощения за все причиненные ему в течении жизни огорчения? Вряд ли отец будет так рассуждать. Он бросится в пламень спасать сына, не задумываясь о той цене, которую ему придется заплатить. Им будет двигать только одна цель – спасти, во что бы то ни стало!

Бог нас спас не для дальнейшего послушания Ему, а по причине Свой безусловной любви.

Но если бы вас кто-нибудь спас ценою свой жизни, разве это не повлияло бы на вас, разве это вас чему-нибудь не научило?

Безусловно повлияло бы и непременно научило. Чувство признательности к своему спасителю овладело бы вашей душой, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но все то хорошее, что произвело в вас ваше спасения, не является основной причиной почему вас спасли. Научающая чему-то доброму благодать – это положительный побочный эффект, а не сама цель.

Поэтому нечестно и несправедливо будет относиться к второстепенным вещам так, как будто они являются вещами первостепенной важности.

А мы так много концентрируемся именно на научающей благодати, что оставили спасительную благодать в пренебрежении. А ведь именно она открывает нам благость Божью, ведущую нас к покаянию. Может поэтому мы продолжаем проигрывать в борьбе с грехом. Мы не на том концентрируемся. Мы опять сосредотачиваем свое внимание на себе, на нашей плоти. Фокус опять на делах. После спасения мы воспринимаем нашу жизнь, как постоянную отдачу долгов нашему Богу за Его искупительный труд.

Делая акцент на научающей нас благодати и лишь изредка вспоминая спасительную, мы взываем к чувству долга верующего. Давим на его совесть. Мы учим об этом постоянно, учим, учим и учим, не замечая того, как это учение перерастает в скрытый упрек. Мы подспудно заставляем людей чувствовать вину и расплачиваться за Божий безвозмездный дар спасения. Не Бог, а мы своим учением напрягаем их совесть.

Они испытывают чувство вины за то, что не отвечают Богу адекватно. Они чувствуют себя обязанными служить Богу, обязанными быть ревностными к добрым делам, обязанными любить своего Спасителя. Они не успокоятся, пока не ответят Богу взаимностью! Но мы забываем, что взаимность, рожденная под давлением, не является взаимностью. Это уже принуждение. А Бог только тогда ценит наш выбор, когда мы сделали его в свободе и любви, а не под давлением обстоятельств, не из-за страха перед наказанием, и не из-за гордости житейской.

Себялюбивая и честолюбивая плоть всегда готова проявить себя в своих заслугах перед Богом. Она в любую секунду готова рвануть с низкого старта, чтоб потрудиться во славу свою и удовлетвориться в своей самоправедности.

Плоть, уверенная в том, что угождает Богу делами, заставляет нас сосредотачиваться не на проявлении Божьей каждодневной благости к нам, а на нашем Ему воздаянии, выраженном в бесконечных заслугах перед Ним. Так люди постепенно и перестают ценить Божью любовь, изливаемую в их жизнь. Она их только отвлекает от основной задачи, в которой они ревностно пытаются компенсировать Своему Спасителю все Его непомерные затраты на них, чтоб в результате оказаться независимыми от Его Самого и Его милости. Философия самоправедника – «Бог, я тебе ничего не должен!» Но любящий Бог не делает нас должниками. Ему не надо возвращать долг за Его искупительный труд своими добрыми делами.

Разве нормально, когда родители вынуждают своих детей заботиться о них в старости словами: «Вы должны», — упрекая их, что они, в свое время, позаботились о своих чадах, воспитывая их и давая им образование. Не должны ли родители заботиться о своих детях без всяких условий? По-моему, именно такое отношение побуждает, или учит детей опекать своих родителях в старости, не потому что те им должны, а потому, что любят, потому что благодарны.

Бог дает нам все просто и без упреков. Постоянный фокус нашего внимания на Божьей благости, Его доброте, Его любви, Его искупительном труде, Его жертве и ее страшной цене и дает нам ненависть ко всему греховному, ко всему тому, что стоило Отцу Небесному Его Сына. Благодарность за все это учит нас жить благочестивой жизнью. Но еще больше нас побуждает добровольно служить Богу абсолютное отсутствие Его требования ко всему этому. Научающая благодать — это следствие спасительной благодати, ее плод, а не ее корень и не ее причина.

Если это плод, то нельзя преподносить ее, как будто это корень. Если это следствие, то зачем выдавать ее за причину? Все это может привести к тому, что люди прекратят благодарить Бога. Потому что в их разуме утвердится идея, что все благословения, которые они имеют, — это не какой-то незаслуженный Божий дар, а наоборот, честно заработанная ими в поте и крови заработная плата. «Если я это заработал честным трудом, то за что мне благодарить Бога? Он должен воздать мне по долгу, а уж никак не по милости. И если нет этого воздаяния, то правомочна с моей стороны претензия, даже обида, правомочен даже ропот».

Поэтому высказывание, что истинная библейская благодать – это, всего лишь, сила Духа Святого для того, чтобы, отвергнув нечестие и жить благочестивой жизнью, является очень узким определением Божьей благодати.

Истинная Библейская благодать – это совершенная Богом работа для полного уничтожения нашего греха. Эта работа совершена Только Им одним, без нашего в том участия. Он сделал это в одиночку. А нами эта победа принимается верой как дар, а не как награда за труд. В вере нет усилий плоти. Просто принятие, и все. Вот что такое благодать!

Благодать Божья не в том, что Он дал нам силу для победы над грехом и научил нас, как этой силой управляться, а в том, что Он победил его вместо нас и для нас. Благодать Божья не в том, что Он дал нам силу и способность исполнить закон, а в том, что Он Сам его исполнил за нас. Если бы Господь по великой Своей милости дал всем узникам ада силу Духа Святого только лишь для того чтобы они с ее помощью облегчили себе страдания в аду, разве это была бы благодать?

Благодать – это избавление от ада, а не улучшение условий для пребывания в нем. Нам нужно не облегчение страданий, а избавление от них, не силу и потенциал победить грех, а побежденный грех. Вот Иисус и швырнул его к нашим ногам в виде змеи с раздавленной головой. Грех абсолютно мертв для нас. И мы абсолютно мертвы для греха. Это двойная смерть дает нам уверенность в абсолютной победе, к которой наша плоть, наши усилия не имеют никакого отношения. Всю работу за нас выполнил Иисус. Нам не нужно ничего доделывать за Ним. Лишь поставить свою ногу на поверженного врага в знак согласия с этой победой.

Поэтому искупительный труд Иисуса завершен. В работе Господа для достижения нашего совершенства поставлена жирная точка. К этому ничего нельзя ни убавить, ни прибавить. Мы больше не знаем никого по плоти. В том числе и себя. Если же вы все-таки, посмотрели на себя глазами змея и разглядели в себе изъян, например, поняли, что вы не такой, как Бог, то у вас появится естественное желание освятить себя или усовершенствовать.

Вопрос в том, каким средством мы собираемся это сделать? Как выяснилось их всего два. Змей показал на дерево познания добра и зла, на закон. «Исполняй заповеди и будешь, как Бог, такой же святой и непорочный». Мы уже знаем, к каким последствиям привела подобная практика освящения. Освящение через закон требует усилий с нашей стороны, требует наших дел, нашей праведности. Это бесконечно тяжкий труд, не способный привести нас к желаемым результатам. Таким образом, никогда не достичь совершенства. На что же показывает нам Дух Святой, желая нас освятить, или правильней будет сказать, убедить нас в уже существующей внутри святости?

Правильно, на древо жизни, на крест Иисуса Христа. На законченную Христом работу. А где закончена работа, там теряется всякий смысл продолжать ее. Наступает время отдыха, покоя, наступает «суббота». В «субботу» не трудятся, а отдыхают от своих дел. Вера противоположна делам. Делами, результат достигается со временем, через пот и кровь. Вера же овладевает результатом мгновенно, без плотских усилий, как даром, а не как наградой за труд. Вера не предлагает путь освящения. Его прошел Иисус. Вера обращает внимание на результат усилий Христа. Вера принимает в дар уже совершенное нашим Господом.

«Цель достигнута. Вкуси от древа жизни, то есть, поверь, что ты уже святой, ты уже праведный, ты уже исцеленный, уже благословенный и т. д.» И это не означает, что уже не нужна практическая святость, т. е. святые поступки на каждый день. Дело в том, что делать святые поступки может только святой. Святого не нужно освящать делами, его нужно лишь наставлять в вере.

Поддерживать в нем веру каждый день. Вместо усилий, работы, достижения, нас нужно просто наставить в вере.

Вере во что? В то, что уже сделано. Сделано не нами, но Иисусом. Мы должны поверить в свое совершенство, свою безгрешность, свою святость, благодаря работе Иисуса, а не благодаря своим усилиям. Мы святые потому, что Иисус сделал нас святыми. Мы безгрешны, потому что Иисус сделал нас безгрешными. В центре Иисус, а не человек. Труд Иисуса, а не людское, плотское усилие. Поэтому вся слава Творцу, а не Его Творению.

В Евангелии не превозносится человек, в Евангелии превозносится Бог, или Богочеловек Иисус. Евангелие благодати направляет наш взор на древо жизни, на Иисуса, на плоды, взращенные Христом, а не человеком. Вот на что должен обращать свой взор христианин. На заслуги Христа, а не на свои заслуги.

Закон – это апелляция к старой природе, тщетно пытающейся ее изменить и лишний раз подтверждающий безнадежность этого предприятия. Благодать же апеллирует к новой природе, вдохновляя ее не на дела, ведущие к праведности, а убеждая ее верить в свое совершенство благодаря безупречной работе Христа. Дела следуют за верой. Но они не причина спасения, а следствие, не корень, а плоды.

Если благодать и закон представить в виде двух зеркал, то в одном зеркале, зеркале благодати, мы отразимся в своем истинном состоянии, безгрешном и безупречном, с оценкой «весьма хорошо». Другое зеркало нас будет убеждать в том, что до полного совершенства нам чего-то все-таки еще не достает. В нем мы всегда будем видеть свои пороки, изъяны и несовершенства. И нам выбирать, в какое зеркало смотреться.

Пастор Сергей Комягин