Мой путь к Богу

Мой путь к Богу не был простым и традиционным. У меня не было верующих родителей, родственников или друзей. Все мои близкие и родные были преданы идеалам коммунизма, и этот коммунистический дух передался и мне. С раннего детства я искренне верил, что живу в самой счастливой стране, что советский строй — самый честный и справедливый, а советские люди под руководством коммунистической партии строят самое светлое будущее для всех грядущих поколений. С первого класса я хорошо учился и активно занимался общественной деятельностью: командир октябрятской звездочки, председатель совета отряда, а затем – и совета пионерской дружины школы, секретарь школьной комсомольской организации. Мне нравилось быть у всех на виду, быть организатором и лидером молодежи, ездить в пионерские лагеря, на слеты и соревнования, ходить в походы, возглавлять тимуровское движение.

Виктор Михайлович Маркелов с супругой Людмилой Антоновной
Виктор Михайлович Маркелов с супругой Людмилой Антоновной

Вполне естественно, что мои способности и убеждения были востребованы и в дальнейшем: в институте, студенческом стройотряде, на заводе, куда я приехал работать по направлению как молодой специалист. Я попал во Всесоюзную комсомольскую стройку в городе Тихвине Ленинградской области – «Тихвинские производства объединения «Кировский завод»». Был секретарем цеховой комсомольской организации, членом заводского комитета комсомола, а вскоре – заместителем секретаря комитета ВЛКСМ. Здесь же, на заводе, меня приняли в члены КПСС, что стало для меня очень важным и значимым событием и определило мою дальнейшую судьбу на многие годы.

В своей комсомольской и партийной жизни я никогда не встречался с верующими людьми, но в моем представлении они выглядели темными, забитыми и, как я думал, нечестными и обманутыми. Кроме чувства своего превосходства над ними, я испытывал к ним еще какое-то чувство жалости. Это чувство появилось у меня после одного случая. В то время я уже работал в городе Мурманске вторым секретарем Первомайского района КПСС, курировал предприятия промышленности, строительства, транспорта, был депутатом районного Совета народных депутатов.

На одном из заседаний бюро райкома мы столкнулись с необычной и чрезвычайной ситуацией. Мы рассматривали вопрос о приеме в партию молодого человека, портового рабочего, улыбчивого и добродушного парня. Задавали ему дежурные вопросы, и уже готовы были проголосовать, как кто-то напоследок спросил: «А почему ты решил стать коммунистом?» Ответ парня поразил всех: «Потому что в программе партии я увидел Божьи заповеди: «Люби ближнего своего, как самого себя», «Кто не работает, тот не ест», «Человек человеку друг, товарищ и брат»» Парень оказался членом баптистской церкви, что привело первого секретаря и некоторых членов партбюро в шоковое состояние. Это могло вылиться в грандиозный скандал и стать ЧП не только районного, но и Всесоюзного масштаба.

Конечно же, бюро остановили, скандала не допустили, отделались легким испугом. Но я до сих пор помню удивление, недоумение и разочарование того симпатичного парня, и то, как мне до боли его стало жалко. Тогда, вместе с жалостью, я почувствовал и уважение к нему, к его искренней, несколько наивной, но твердой вере.

К тому времени (это было в конце восьмидесятых) моя собственная вера в идеалы уже весьма заметно потускнела. С высоты своего положения я уже хорошо стал видеть разницу между идейными лозунгами и реальной жизнью, коммунистической пропагандой и настроением общества. Но тогда я еще надеялся, что все поправимо, что у партии есть потенциал, есть надежные, верные и честные люди, которые смогут сохранить единство партии и государства. Я все еще верил в свое божество.

Вторая моя встреча с верующими произошла через 10 лет. К тому времени в стране очень многое изменилось: не стало Союза СССР, не стало «руководящей и направляющей», не стало идеологии, не стало ее носителей — горкомов, райкомов и обкомов. Правда, многие их работники успешно и незаметно переместились в новые структуры, стали банкирами и бизнесменами. У меня не получилось, я не стал ни тем, ни другим. Я просто стал «бывшим», утратившим веру, цель и даже смысл жизни. Я чем-то занимался, что-то продавал, что-то покупал и … много пил. Семья была на грани развода, дети презирали, жена тихо ненавидела.

Наша дочь Лена поступила учиться в Ярославское художественное училище, вышла замуж и осталась жить в Ярославле. И вдруг мы узнаем, что они вместе с мужем стали посещать какую-то протестантскую церковь. И хотя я никогда не бывал ни в какой церкви, я почему-то был уверен, что истинная вера и истинный Бог есть только у православных. Я понял, что дочь надо спасать.

Партийная работа меня многому научила, я знал, чтобы развенчать противника, надо знать его изнутри. Я не сомневался, что мой опыт, знания и способности помогут мне разоблачить руководителей этой религиозной организации, обличить их во лжи и уберечь мою дочь от их хитрых и коварных козней. Такой случай вскоре мне представился. В январе 2001 года мы с женой приехали в гости к дочери на ее день рождения. Мы приехали в субботу, а на другой день в воскресенье (это было 7 января – Рождество Христово по старому стилю) и дети, и жена стали собираться на служение. Меня не звали, так как знали мое отношение к ярославской церкви. К их большому удивлению, я заявил, что тоже хочу поехать с ними. О моих тайных замыслах и намерениях никто не знал, и меня взяли с собой с некоторой опаской.

Хорошо помню, где было служение (в ДК на Перекопе), где мы сидели (на балконе, т.к. в зале мест не хватало). Но совершенно не помню ни темы, ни содержания проповеди. Помню лишь тот момент, когда после призыва пастора к покаянию, я вдруг понял, что нуждаюсь в этом, и вышел к алтарю для молитвы. Не было никаких странных эмоций, но я чувствовал, что наконец заполняется пустота, которую я всегда ощущал в моем сердце.

Пастор молился, я повторял молитву за ним вместе с другими.

Я вдруг понял, что все эти 50 лет, которые я прожил на земле, Бог терпеливо ждал, когда, наконец, я перестану надеяться на себя и свои знания, жить своим умом, когда иссякнут мои собственные силы, угаснет вера в человеческие идеалы, когда наконец я признаю себя несостоятельным.

Все это Бог показал мне в момент моего покаяния, Он открыл мне правду обо мне, о моей беспомощности и пустоте, неспособности самому, без Его участия, изменить свою жизнь. Он предложил мне выбор: идти дальше одному или вместе с Ним. Я принял правильное решение! Я выбрал путь Христа, я призвал Его Самого вести меня по жизни Его дорогой.

Я мог на этом закончить свое свидетельство, сказать, что с этого дня у меня все изменилось, началась новая жизнь. Но это было бы несправедливо по отношению к Иисусу.

Я не хочу умолчать или что-то утаить из того, что Он совершил в моей жизни и продолжает совершать сейчас. В том же 2001-м году пришли к Господу мои родители, сын Антон, а через год – моя сестра Людмила. Бог восстановил наши отношения с женой, обновил наши чувства, наполнил их теплотой, нежностью и любовью. В этом году мы отметили 40-летие нашей совместной жизни, но самые лучшие и счастливые годы – это годы нашего служения Богу. Бог благословил чудесным образом и наших детей, подарил нам двух прекрасных внуков. Наша дочь и зять служат Господу. Сын и невестка закончили с красными дипломами МГУ, а затем с отличием защитили кандидатские диссертации. Сегодня я с уверенностью могу сказать, что я – счастливый человек. Я знаю, зачем я живу, я знаю, Кому я служу, я знаю, куда я иду. Я уверенно смотрю в будущее, потому что я знаю своего Бога. А Бог знает меня.

Виктор Маркелов,
пастор церкви Христиан веры евангельской «Новая жизнь»
г. Тихвин  Ленинградской области