Россия без сирот!

Интервью с руководителем альянса «Россия без сирот»
Иваном Николаевичем Иклюшиным

22-23 марта в Москве прошла Всероссийская рабочая конференция «Россия без сирот». Делегаты из 38 регионов России собрались не только для того, чтобы поделиться своим опытом в вопросах усыновления, но и внести конкретные предложения органам государственной власти с целью искоренения сиротства в нашей стране.

Иван Иклюшин
Иван Иклюшин

К работе Альянса проявили живой интерес не только главы протестантских конфессий, выступившие со словами приветствия и поддержки, но Комитет по социальной политике Совета Федерации РФ, представитель которого член Совета Федерации Татьяна Заболотная также выступила с приветственной речью. Свою заинтересованность выразили и в профильном Комитете Государственной Думы РФ, аппарате уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ и в «Общероссийском Народном Фронте».

В течение двух дней конференции делегаты, разбившись на малые группы в соответствии с направлением деятельности, трудились в очень плотном режиме. Работа «круглых столов» касалась таких тем, как «Укрепление института семьи», «Профилактика социального сиротства», «Комплексное сопровождение приемных семей» и других актуальных вопросов усыновления.

Руководитель Альянса «Россия без сирот» Иван Иклюшин проявил себя во время конференции не только как талантливый лидер, прекрасный организатор, но и харизматичный оратор с хорошим чувством юмора. Его меткие замечания радовали аудиторию на протяжении всей конференции, а умение быстро перейти на деловую волну помогало не утратить рабочую атмосферу.

– Иван Николаевич, в название конференции было указано, что это рабочая конференция. Оправдалось ли название?

– Оправдалось на сто процентов! Участники мероприятия были заранее готовы к такому формату работы. Может быть, они не знали подробностей, нюансов, как это будет. Но люди были готовы отдавать, трудиться, ничего не ожидая взамен от организаторов, только условия для труда.
В результате участники конференция выработали более двух тысяч рекомендаций по различным темам и направлениям усыновления. Аналитический центр будет сводить все наработки вместе. Каждая мысль, каждое предложение и, самое главное, каждое предостережение зафиксированы на бумаге. Они будут обобщены, отредактированы и лягут в основу программного документа Совместный план действий «Россия без сирот» на 2013 — 2018 гг. Считаю, это огромным достижением на всех нас.
Отдельную благодарность хочу выразить команде Альянса, партнерам конференции и, конечно, модераторам! Без них ничего бы не получилось.

 

Во время «круглого стола»
Во время «круглого стола»

– Как был создан Альянс «Россия без сирот»?

– Альянс был создан более двух лет назад на Базе некоммерческих инициатив, которые уже к тому времени долго работали для улучшения жизни детей из семей группы риска в нашей стране. Это были инициативы, которые работали в разных направлениях. Мы пришли к выводу, что необходимо координировать усилия, выступать единым фронтом и самое главное – поставить вопрос ребром об усыновлении сирот. Да этого данная идея так громко не звучала, поэтому лозунг «Россия без сирот» кому-то тогда показался ярким и излишне оптимистичным. С тех пор много что изменилось. К теме усыновления приковано внимание общественности. Верю, что одна из причин — широкая поддержка Альянса верующими людьми нашей страны.

– Какова ваша деятельность?

– Сначала мы запустили, как мы ее называем, мотивационную волну. Это работает так. Мы находим аудиторию для успешных усыновителей и проповедников. Они ездят по всей стране и побуждают людей, в первую очередь – верующих, брать детей-сирот в семьи. По нашей статистике, в течение года, если аудитория составляла около пятисот человек, то примерно восемнадцать-двадцать семей примут сирот. Это первичный результат.
Вторая волна – это тренинги и семинары. На данный момент мы провели более шестидесяти мероприятий.
И сегодня мы запустили волну стратегического планирования. Подобные рабочие конференции должны в последствии пройти по всей стране.

– Делаете ли вы ставку на верующих людей в деле усыновления сирот?

– Делаем. Мы считаем верующих нашей ключевой целевой аудиторией. Если посмотреть статистику, да и просто по опыту, то выяснится, что усыновление (опекунство), не связанное с кровными родственниками, в большинстве своем осуществляют верующие люди.
Часто верующие семьи являются более успешными усыновителями по сравнению с неверующими семьями. Во-первых, потому что они не отчаиваются раньше времени, а уповают на Бога. Во-вторых, верующие имеют поддержку в церквях или общинах во время трудностей, а от них никто не застрахован. В- третьих, что очень важно, сердцу христиан понятна суть усыновления. Это создает предпосылки для правильной мотивации. Когда семья хочет улучшить жизнь ребенка, помочь ему. И не ждет, чтобы сирота потом каждый день говорил «спасибо», что не вырос в детском доме.

– Сам Альянс не является религиозной организацией?

– Нет, это общественная организация. Чиновникам, общественным деятелям, с которыми мы работаем, объясняем, что альянс открыт для инициативы верующих людей. И что, наверное, пришло время признать вклад верующих людей как граждан России с активной жизненной позицией в решение важнейших социальных вопросов.

– Альянс сталкивался со случаями отрицательного опыта усыновления среди христиан, и как Альянс влиял на ситуацию?

– Да, сталкивался. Но такой опыт не касался религиозного фактора.
В основном верующие люди успешно усыновляют, и хотя органы опеки несколько предвзято относятся, скажем, к неправославным верующим, но случаев прямого отказа из-за вероисповедания мы не встречали. Как правило, трудности верующей приемной семьи оказываются самыми обычными, распространенными.
Не так давно случай, когда детей забрали, произошел в Оренбурге. У семьи Ярославкиных было слишком много приемных детей, а достойной поддержки не было. В данной ситуации мы предостерегли органы опеки от сугубо контрольной функции, ведь от них ожидается и помощь приемным семьям. Мы также обратились за поддержкой этой семьи к поместной церкви. Я считаю, что Альянс сыграл позитивную роль в этом деле. Мы постарались задать тон конструктивного взаимодействия. В итоге семье помогли материально, сейчас детей возвращают, но в том количестве, которое семья хочет и может воспитывать.

– Ваше личное отношение к усыновлению?

– Мы с женой еще до свадьбы договорились, что в нашей семье, в наших сердцах найдется место для сироты. На данный момент мы воспитываем троих кровных девочек.

Младшей почти два годика, и в скором времени мы хотим взять мальчика лет восьми.

Беседовала  Ирина Манкина