Семейная революция

Размышления о свободе, любви и Александре Коллонтай

«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Галатам 5:13,14).

Семья – это основа общества, место доверия, принятия, безопасности. Именно духовный институт семьи во все времена подвергался нападкам темных сил. Формула проста: разрушение института семьи влечет разрушение здорового общества в будущем. Человеческий эгоизм не знает предела, ради удовлетворения своих желаний человек готов придумывать разные теории, касающиеся отношений, семьи, свободы, любви. Но каждое дерево узнается по плодам…

Немногие сегодня знают, что пропаганда свободных отношений между мужчиной и женщиной активно велась после Октябрьского переворота 1917 года, а одной из ее активных участниц была Александра Михайловна Коллонтай.

Свою партийную карьеру она, дочь царского генерала и сама генеральша, вступив в большевистскую партию в 1917, начала в роли начальницы Собеса. Потом, после смерти Инессы Арманд, возглавила так называемый «Центробаб», т. е. Женотдел ЦК, став, таким образом, главным теоретиком новой власти по вопросам семьи и брака и феминисткой номер один.

Феминизм, как таковой, зародился в Англии в форме движения суфражисток, борющихся за избирательное право. Он быстро распространился по Европе и перебрался за океан. Повсюду на Западе перечень требований женщин все увеличивался, прежде всего за счет социальных вопросов. Они отстаивали равные с мужчинами возможности образования, повышение заработной платы и т. д. Лишь в России уже в 60-е годы девятнадцатого века женское движение было густо окрашено половой тематикой, заслоняющей все прочие вопросы. Так что Коллонтай — в полном соответствии с национальной феминистской традицией — занялась, прежде всего, теорией свободной любви.

Она находила крайне важным «революционизировать» семью. По ее убеждению, у женщины, не стесненной обязанностями по отношению к мужу и детям, высвободилась бы огромная сила, годная для ниспровержения старой и строительства новой России. В том, что слабая половина человечества мечтает об этом денно и нощно, Коллонтай не сомневалась: «Не думайте, что женщина так крепко держится за свои ложки, плошки и горшки». Была она уверена и в том, что о рожденных в «свободной любви» детях должно заботиться в нужном для него русле государство победившего пролетариата. Выступая на VIII съезде РКП(б), Коллонтай, почувствовав явный скепсис присутствующих в зале, убеждала: «Не бойтесь, будто мы насильно разрушаем дом и семью… Если мы разъясняем значение социалистического воспитания, говоря, что такое детские колонии, трудовые коммуны, матери спешат к нам с детьми, несут их к нам в таком количестве, что мы не знаем, куда их поместить…» Радикализм подобных взглядов озадачивал даже Ленина. Именно по его настоянию поправка Коллонтай к новой программе партии о борьбе «за исчезновение замкнутой формы семьи» не была принята.

Впрочем, эти идеи об отмирании семьи были чрезвычайно неоригинальны: начать с того, что так жили многие примитивные племена, таков был семейный строй у инков, такие же порядки поддерживали в знаменитой индейской «коммунистической» колонии в Парагвае.

Коллонтай внесла проекты декрета о государственно-зарегистрированном (как тогда называли «гражданском») браке, заменявшем брак церковный, также декрет, который устанавливал равенство супругов и равенство внебрачных детей с детьми, рожденными в браке. Радикальным стал и декрет о разводе, признававший брак расторгнутым по первому же требованию супругов. Так она хотела похоронить институт семьи, считая его устаревшим. Кроме того, она сама шокировала всех своей сексуальной вседозволенностью. С мужем-генералом она развелась незадолго до революции, в ее активе числился Плеханов (своего рода рифма к паре Ленин—Арманд), меньшевик Маслов, большевик Шляпников, Карл Либкнехт и знаменитый революционный матрос Дыбенко, к тому времени уже наркомвоенмор, как это тогда изящно называлось, который был моложе ее на 17 лет. С ним она сошлась, агитируя по поручению Ленина среди матросов. Причем за ней ухаживал и бывший тогда тоже матросом большевик Раскольников, но тому по некоторым причинам пришлось отступить. Коллонтай, достигнув к 50-ти тихой гавани, стала по назначению Сталина послом в Норвегии (Мексика и Швеция будут позже).

Сохранились статистические данные, что в Москве в январе 1918 года было зарегистрировано только восемь нецерковных браков, в июле – тридцать три, а к августу – тысяча триста шестнадцать! А уж как разводы стали пользоваться популярностью! Если в январе 1918 года в суды Москвы было подано лишь девяносто восемь заявлений, то к августу их стало четыре тысячи девятьсот тринадцать! Как легко вкус ложной свободы и безответственности опьянил мужчин и женщин!

Когда разрушение института семьи и брака было признано на самом высоком государственном уровне, было посеяно злое семя в будущее, которое сейчас, как сорняк, прорастает и заполоняет собой сознание молодых людей, искажая семейные ценности, выбивая основание полноценной счастливой жизни у целых поколений.

В наше время гражданским браком считаются незарегистрированные отношения между мужчиной и женщиной, сожительство без печати в паспорте. А аргументы в пользу этого довольно слабые: лучше узнать друг друга, проверить сексуальную совместимость и тому подобное.

И сегодня мы продолжаем пожинать плоды деятельности товарища Коллонтай. Довольно легко увидеть плоды безответственного сожительства: брошенные дети, разбитые сердца, потеря уверенности в жизни, отверженность…

А потом мужчины и женщины, любители «свободной» жизни, страдают от депрессий и одиночества…. Да и демографическая ситуация в стране оставляет желать лучшего.

Снова, читая Библию, восхищаешься Божьим планом для счастливой семейной жизни:

«Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Бытие 2:24).

Понимание, любовь, доверие, принятие, счастливые дети, родители – и список можно продолжать – это добрые плоды полноценной семейной жизни, которые никогда не будут заменены мифом о безнравственной «свободной любви»!

Елена Клиницкая
Подробнее:  http://kommersant.ru/doc/175340