Русский аргентинец

Недавно ярославскую «Церковь Божью» посетил особенный гость из Аргентины – пастор 120-тысячной церкви Омар Кабрера. Примечательно, что папа Омара – аргентинец, а мама – русская. Однако пастору Омару прежде не доводилось бывать в России, так что это был его первый визит. Россия встретила гостя таким снегопадом, которого, как говорят, не было последние пятьдесят лет. Но горячий прием ярославской церкви, отличающейся своим гостеприимством, смягчил первое впечатление от погоды. Поэтому у пастора Омара осталось приятное впечатление от поездки.

 

Пастор Омар Кабрара

– Омар, церкви, пастором, которой Вы являетесь, в этом году исполнилось сорок лет. Как началось ее служение?

– Служение церкви началось с откровения моего отца о множестве людей, которые приходят к вере в Иисуса Христа. Основываясь на этом, наша семья и наши друзья горячо молились, чтобы проповедь Евангелия касалась сердец людей.

– Сколько лет тогда было Вам?

– Мне было восемь лет. У меня был еще младший брат и две маленькие сестренки. Мы, дети, с ранних лет видели, что наши родители горячо любят Бога и служат Ему с полной отдачей. Мы были очень посвященной Богу семьей.

После молитв наша семья и наши друзья распространили флайеры, в которых было приглашение придти на служение тем, кто хочет быть исцелен от болезней, освобожден от демонов или какой-либо зависимости. И мой отец пригласил проповедовать ученика пастора Мориса Серулло. Мы провели двенадцать вечеров, проповедуя Евангелие. Во время этих встреч множество людей были спасены, исцелены и освобождены.

После этих собраний отец стал окормлять образовавшуюся паству. Однажды люди приехали на сорока автобусах, чтобы послушать проповедь отца. Он проповедовал на открытом воздухе, здания или кафедры тогда не было.

С момента рождения церковь испытывала гонения. Во-первых, мэра пугало количество людей, которое собирал отец, во-вторых, мэр хотел получить с отца взятку. И вот однажды, когда отец проповедовал на пикапе, приехали полицейские с собаками и слезоточивыс газом. Отец, желая избежать расправы над людьми, остановил проповедь и сказал, что мы помолимся и разойдемся, но сначала исполним наш национальный гимн. Во время исполнения гимна никому не было позволено двигаться.

Потом люди помолись и ушли.

– Какой режим был в то время в Аргентине, если так преследовали церковь?

– Это было время военного переворота — очень опасное время. Тогда бесследно исчезло тридцать тысяч людей.

Отцу приходилось заранее говорить властям, о чем мы будем проповедовать, какие песни исполнять, какую литературу продавать. На все это нужно было специальное разрешение. Часто бывало, что за час до начала служения церковь не знала, получит она разрешение на мероприятие или нет.

Богослужение церкви

И вот в такой ситуации численность церковь начала расти. В 1975 году у нас начались домашние группы. Из-за гонений основной костяк церкви постоянно перемещался из города в город, а покаявшимся людям нужна была духовная поддержка. Единственный выход был – создание домашних групп. Мы прочитали о них в Библии и стали применять это на практике. Нас никто не учил о важности домашних групп, для церкви они были необходимостью, возможностью христианам духовно расти, быть верными Богу и находиться вместе.

– Как случилось, что Ваш отец аргентинец женился на русской?

– Спасаясь от преследования за веру, семья моей мамы эмигрировала из Украины в Парагвай, а оттуда – в Аргентину. Мои родители познакомились, когда учились в Библейском колледже в Аргентине. Тогда и началось их совместное служение. Они приходили на вокзал, отец играл на аккордеоне, мама пела, потом отец проповедовал в течение пяти минут. Так было каждый субботний вечер, и люди стали собирались на вокзале, чтобы послушать его проповеди. Некоторые из слушателей покаялись в грехах перед Богом и стали христианами. Эта было начало служения моих родителей.

Мой отец несколько раз сидел в тюрьме за веру, и тогда служение полностью ложилось на плечи мамы. Она проповедовала Евангелие. В дальнейшем мама писала книги, вела телевизионное служение. Она была очень сильным и талантливым служителем.

– Спустя сорок лет какие отношения у церкви со властью?

– В настоящее время у нас хорошие отношения. На протяжении многих лет церковь оказывала большую социальную помощь обществу. Во время наводнения, других катастроф христиане были одними из первых, кто помогал потерпевшим. Помимо такой единовременной помощи мы как церковь помогаем социально незащищенным слоям населения. Например, ежегодно мы перечисляем деньги детям-сиротам, тяжело больным людям.

– А как к вам относится Католическая церковь?

– Было время, когда католики использовали административный ресурс против нас. Они называли нас «сектантами» и всячески препятствовали нашей деятельности.

Однако это не мешало нашей церкви расти, а возможно даже способствовало ее росту. Наступил какой-то момент, когда католики поняли, что рост нашей церкви не остановить.

Более того, некоторые католические священники, слушая проповеди моего отца, исполнялись Духа Святого и хотели оставить свои приходы, служить вместе с моим отцом. Но он просил их оставаться в их уделах и проповедовать там истину, которая им открылась.

На сегодняшний день мы ищем с Католической церковью общие точки соприкосновения. Недавно на христианской конференции проповедовал сначала католический кардинал, а потом я. А один армянский пастор подарил кардиналу книгу «Иисус Господь». После прочтения кардинал сказал, что множество католических священников нуждаются в откровении о Господе Иисусе Христе.

Экскурсия по заснеженной Москве

– Каким Вам запомнился образ отца как служителя? 

– Мой отец был очень одарен Богом. Он был сильным евангелистом. Во время его проповеди люди часто исцелялись от болезней. Слепые начали видеть, глухие слышать, хромые ходить. Он приезжал в город, начинал там молиться, проповедовать, и город менялся. Сначала казалось, что сердца людей наглухо закрыты для Евангелия, но отец и его команда молились, и жители города начинали искать Бога.

Нашу церковь он начал в 37 лет. В этом же возрасте я получил от него мантию служения. Через неделю после этого события, мой отец ушел к Господу. Он был верным слугой Бога, много сделавший для Его Царства.

Он оставил мне лично и всей церкви пример того, как надо служить Богу. На сороколетие церкви был показан исторический ролик, как начиналось служение, какую цену готовы были заплатить христиане, чтобы в нашей стране была свобода вероисповедания.

Беседовала Ирина Манкина