Счастье пастора

Интервью с пастором Артуром Симоняном

Артур Симонян является старшим пастором христианской церкви «Слово Жизни» в Армении, а также президентом союза церквей «Слово Жизни» на Кавказе и Ближнем Востоке. На протяжении двадцати лет деятельности церкви «Слово Жизни» верующими были основаны и утверждены около сорока поместных церквей на территории Армении и за рубежом.

Пастор Артур Симонян и его семья

Артур Симонян – автор многочисленных статей и ряда книг. Его проповеди и программы транслируются через христианские спутниковые телеканалы, их можно слушать и смотреть через Интернет. Пастор Артур преподает во многих библейских школах и центрах духовного обучения. В 1997 году он основал Библейскую школу «Слово Жизни» в Ереване, куда из разных стран приезжают учиться люди. Мечта пастора Артура Симоняна – принести Евангелие Иисуса Христа народам Ближнего Востока и воспитать среди них десять тысяч духовных лидеров.

В сентябре пастор посетил ярославскую «Церковь Божью», провел несколько дней в Ярославле. Верующие Ярославля радушно встретили пастора Артура Симоняна как почетного гостя. Его приезд – это всегда большое событие для христиан. Его проповеди отличаются глубоким знанием Слова Божьего, легкостью подачи серьезных духовных тем, жизненностью и незабываемым юмором. За плечами Артура Симоняна большой опыт пасторского служения, в его сердце сильна любовь к Божьему народу, понимание и забота о нем.

– Пастор, как Вы поняли свою нужду в Боге?

– Я вырос в обычной неверующей семье. Мои родители были очень порядочными людьми, и нам, детям, они старались привить высокие моральные ценности. Как все родители они хотели мне добра, желали оградить от неправильных решений, от неверного выбора в жизни.

Повзрослев, я стал зарабатывать большие деньги, «красиво жить». А на самом деле, я был грешником и вел соответствующий образ жизни. По сути, у меня были две ценности — друзья и деньги.

Но однажды двое моих друзей ударили друг друга ножом. После этого один из них стал инвалидом. Эта история потрясла меня до глубины души. К тому же мне довелось увидеть и пережить много предательств. В моем разуме последовала переоценка ценностей. Я почувствовал себя очень одиноким. Денег у меня было много, но они мне были не нужны. Я мог пойти в ресторан, но не хотел. Мне хотелось сидеть и плакать, но не перед кем было излить свою душу.
Когда неверующие люди говорят, что они одиноки, я понимаю их. В церковь я пришел за старшим братом. На первом же служении я покаялся перед Богом в своих грехах.

И с тех пор я никогда не чувствовал себя одиноким. В жизни христианина могут быть разные трудности, препятствия, искушения, но я уверен, что верующий человек не одинок. С ним Господь!

Когда я пришел домой после покаяния, то почувствовал, что дьявол меня искушает. «Неужели оставишь все: красивую жизнь, друзей, подружек — и пойдешь за Богом?» Я поддался соблазну, задумался. И уснул. Во сне я увидел ад. Там был дедушка, которого я очень любил. Он хвалился, что никогда в жизни не был в церкви. В аду я почувствовал запах грехов. Каждый грех имел свой «аромат». В аду очень сильно пахнет чем-то тухлым.

Дьявол и бесы издеваются там над людьми. Самое страшное, что в аду нет никакой надежды. Если на земле болит голова, то можно выпить таблетку, пойти к врачу, который назначит лечение. Но там нет спасения от боли, нет надежды на исцеление. Я увидел в аду много молодежи, которая вела такой же образ жизни, что и я. Во сне ангел взял меня за руки и сказал: «Ты не выйдешь отсюда, если придешь еще раз».

Я проснулся и «сжег все мосты», которые могли бы увести меня от Бога. Я принял решение служить Господу. Не частично, а полностью посвятить свою жизнь Ему.

– Вы мечтали служить пастором, или для Вас пасторское служение было неожиданностью?

– Во время своего первого прихода в церковь, я жил в Москве. У меня был свой бизнес, и я зарабатывал хорошие деньги. Но одна женщина-служитель сказала, что мне нужно ехать в Армению: «Ты там нужен». Я приехал в Армению и там собирался начать бизнес. Но пророк предсказал мне, что я буду служить Господу. В нашем городе церковь только начиналась, пастором был миссионер. Я помогал ему и служил многим людям в начале их духовного становления. Я проповедовал, и много людей пришло в церковь. Однажды во время молитвы Бог мне открыл, что я буду пастором в этом городе – Ереване. Несмотря на то, что я не был научен пасторскому делу, Бог мне обещал, что научит меня всему Сам. Я решил пастору-миссионеру ничего не говорить, но через год он подошел и сказал: «Бог мне открыл, что ты будешь пастором в этом городе». А сам он уехал миссионером в другую страну. В этом году двадцать лет моего пасторского служения.

– Что значит для Вас быть пастором?

– Чем больше я в служении, тем больше я понимаю, что пастор – это слуга Бога, полностью зависящий от Него. Однажды подошел ко мне мальчик и спросил: «Где надо учиться, чтобы стать пастором?» Я ответил: «Чтобы стать журналистом, люди учатся на факультете журналистики, юридический заканчивают будущие юристы, медицинский – медики. И все эти люди приходят к пастору с вопросами. Как ты думаешь, что нужно закончить пастору, чтобы ответить им на вопросы, помочь им?»

Чтобы быть пастором, надо иметь призвание, сердце пастора и верность Богу. Если нет призвания, то лучше не быть пастором, потому что это огромная ответственность.

Как у хирурга, который оперирует на сердце. Порой пасторский совет влияет на всю жизнь человека.

– Какие три качества Вы считаете главными в характере пастора?

– Верность, честность и святость. Иногда меня спрашивают, какой маркетинг я использую для роста церкви. Сначала я не знал, что ответить, потому что никакого маркетинга нет. А потом стал задавать встречный вопрос: «А какой маркетинг Вы использовали, чтобы Ваша жена вышла за Вас замуж?» Ответ один: не маркетинг, а любовь привлекает людей. Поэтому очень важно, чтобы пастор любил тех, кому он служит.

– Вы часто проводите параллель между церковью и семьей…

– Крепкие семьи – сильная Церковь, крепкие семьи – сильное государство. Если семьи будут разрушены, чего так хочет дьявол, у нас не будет ни сильных церквей, ни сильного государства.

Самые глубокие, болезненные, порой незаживающие раны человек получает в семье. Но и счастье, которое он обретает, невозможно где-то получить, кроме как в кругу родных и близких. Семью невозможно компенсировать ничем. Современные семьи находятся в таком состоянии, что часто их восстановить может только Бог. Поэтому одна из задач церкви – помогать им.

В Библии так много сравнений об отношении Христа и Церкви с семьей, что для понимания каких-то духовных истин надо просто обратиться к семейным отношениям.

Потому что именно в них Бог проявил Себя очень сильно.

– Как Вы создали семью?

– До своего обращения к Богу, я имел неправильное представление о семье. Она не была для меня ценностью.

После покаяния я даже хотел не жениться, а заниматься только служением. Но Бог мне сказал, что не сможет меня использовать, если у меня не будет семьи. С моей будущей женой мы много общались, были хорошими друзьями, я даже думал подобрать ей жениха. Но однажды мои глаза открылись, и я увидел в ней свою вторую половинку. А она только через год после моего озарения поняла, что мы созданы друг друга. Мы счастливы вместе уже двадцать лет.

– Отличается ли восприятие Евангельской Вести на постсоветском пространстве?

– Я очень много ездил по территории бывшего СССР и могу поделиться своими наблюдениями. Несмотря на то, что СССР вмещал разные народы с очень разной культурой, за семьдесят лет у нас сформировалось некое сообщество, единство. Мы слушали одни песни, смотрели одни фильмы, у нас были одни праздники, одни победы, переживания, и у нас осталась одна боль. В отличие, допустим, от Америки, где несколько поколений так или иначе слышали о Христе, на постсоветском пространстве множество людей, не знают Евангельской Вести. Годы без веры в Бога разрушили множество людей, их души, их судьбы. Так много льется слез, которых никто не видит. И если где и есть духовный голод, так это у нас. Я хочу помочь этим людям – утолить их жажду по Богу, привести их ко Христу.

– Нередко Вы проводите различие между западным пониманием христианства и восточным. Почему?

– Во-первых, корни христианства – на востоке, и чтобы понять христианство надо вернуться к корням, изучить их. Во-вторых, на востоке, кстати, как и в бывшем СССР, христианство – это вопрос жизни и смерти. Так было и остается до сих пор.

– Есть ли моменты, когда Вы думаете, что Ваш пасторский труд не напрасен?

– Когда я слышу свидетельства людей о том, что Бог изменил их жизнь, какую–то ситуацию, сферу их жизни. Например, семьи, бывшие на грани развода, восстанавливаются; больные люди исцеляются; одинокие обретают семью, друзей, духовный дом; разочарованные получают надежду. Как врач радуется результату своего труда – выздоровлению пациента, так и я радуюсь, видя, как несчастные люди становятся счастливыми. Ведь это же счастье – принести кому-то счастье.

Беседовала Ирина Манкина