«…помнит вся Россия про день Бородина…»

Пастор Сергей Толоконников о 200-летии Бородинской битвы и участии в ней протестантов

 

7 сентября 2012 года исполнилось ровно 200 лет Бородинскому сражению. Дата значительная. Событие памятное и не однозначное. В сражении с обеих сторон были продемонстрированы и тактические умения полководцев, и офицерская доблесть, и солдатская стойкость. Неоднозначность события состоит в том, что в сражении, состоявшемся на Бородинском поле, ни одна из сторон не могла назвать себя безоговорочным победителем. Тогда почему именно эта битва выбрана как кульминационное событие Отечественной войны 1812 года?

Карл Федорович Левенштерн

Во-первых, во всей войне это самое крупное сражение двух армий. По разным данным, суммарно в нем приняли участие с обеих сторон от 250 до 330 тысяч человек. Кроме того, это было самое кровопролитное однодневное сражение за всю историю войн. И в этой битве русские войска не понесли поражение.

А теперь хочется задать новый вопрос: обо всем ли помнит Россия, вспоминая про Бородино? В сознании россиян победа в этой войне запечатлена только как победа русского оружия. Русского, т.е. православного. Русского офицера и солдата и русского же народа, громившего французского супостата во время партизанских вылазок при помощи «ошарашников» и «окачурников». Помнит ли она, что из генералов, участвовавших в этой войне, почти 10% были по вероисповеданию протестантами? Можно было бы сказать, что на 10% победа одержана благодаря протестантскому вкладу. Но не все так арифметически просто.

Яков Васильевич Виллие

Если посмотреть на генералитет, зная особенности вероисповедания высших офицерских чинов, справедливо будет считать, что этот процент несколько больше.

Например, командующим артиллерией 2-ой Западной армии, находящейся под началом Багратиона, был генерал-майор барон Карл Федорович Левенштерн, произведенный впоследствии в генералы артиллерии за заслуги по службе.

Всеми инженерными работами 1-ой Западной армии, возглавляемой Барклаем де Толли, руководил Христиан Иванович Трузсон. Он не только был одним из главных военных инженеров русской армии, но и занимался модернизацией самого известного отечественного военного предприятия – Тульского оружейного завода.

Барклай де Толли

Главным военным врачом в русской армии был уроженец Шотландии и сын пастора Джеймс Уайли. Приехав в Россию, он стал именоваться как Яков Васильевич Валлие. Он был не просто талантливым хирургом и лечащим врачом нескольких русских императоров, но и стал основателем полевой медицины в русской армии, которая занималась оказанием помощи не только офицерам, но и солдатам. До него медицинская помощь предоставлялась исключительно офицерам.

Еще два наиболее именитых полководца были протестантского вероисповедания. Первый – граф Левин Август фон Беннигсен. Он возглавлял генеральный штаб русской армии при Бородинском сражении и уже имел опыт успешного противостояния военному гению Наполеона. Это опыт он приобрел в русско-прусско-французской войне в 1807 году, во время сражения при Прейсиш-Эйлау, в качестве главнокомандующего русской армии. Это было первое в истории сражение, которое Наполеону не удалось выиграть. Не только фамилия Беннигсена не оставляла сомнений в происхождении и вероисповедании, но и его неумение говорить по-русски.

Наконец, наиболее широко известным героем-протестантом Бородинского сражения был Барклай де Толли. Это его стратегия «выжженной земли» и партизанской борьбы с Наполеоном была использована князем Кутузовым. А перед тем вызвала недоверие и подозрительность со стороны окружения и привела к смещению с поста главнокомандующего русскими войсками.

Мы не ставили целью перечислять всех. Это только наиболее заметные участники военных событий. После внимательного взгляда становится понятно, что вклад в победу русской армии в Отечественной войне 1812 года военноначальников протестантских традиций весьма значителен. Не говоря уже о том, что обучение подавляющего большинства офицеров, участников этой войны, как правило, совершалось в европейских университетах протестантского толка, что повелось еще с петровских времен.

Так что же Россия помнит про «день Бородина»?

Наверное, как всегда, она не очень настроена увидеть в большом героическом облаке-ореоле, повисшем над страной, отдельных людей, составляющих его суть и ставших его причиной. Ну, была ведь победа – и все тут! За таким отношением проглядывается не только нетребовательность к деталям и мелочам (это не так страшно), но и безразличие к людям. Воспринимая все как должное, мы не только обесцениваем героизм других, но становимся и сами неспособны к героизму – черствость собственных сердец не позволяет.

Сегодня снова совершается попытка «объяснить» гражданам нашей необъятной родины, что единственно значимый вклад в укрепление и развитие нашей страны был принесен (и приносится) только со стороны православия. Как будто никак иначе и нельзя было. Но стоит вглядеться – и становится очевидным, что не так это. И было и можно. Не только православному милы березки и просторы этой земли. Не только у христиан в чести любовь к родине, доблесть и верность.

Вспоминая Бородино, нужно вспоминать людей, с честью и верностью исполнивших свой долг. Так, глядишь, и вокруг себя кого-то заметить сможем, кто тоже верно и с честью… да и самим будет куда устремляться…

Сергей Толоконников, 
пастор церкви «Дом Отца»,
г. Подольск