Конфессии. Курс на сближение

.

Христианство — крупнейшая как по числу последователей, так и по географической распространенности религиозная группа в мире. Но христианство воспринималось как единый развивающийся социальный организм, к сожалению, недолго. Уже в первые века в едином Теле Христа начали появляться новые течения и различные восприятия Евангелия. Широко применялся перевод истин веры на язык разума как в мирных, так и в военных целях.

А фантазия человеческого разума, как всем нам известно, характерно отличается от Божественного видения Церкви. И если в первые века религиозные христианские течения были малочисленны и в основном ограничивались географическими или социальными условностями, то спустя века особенности вероисповедания этих христианских групп преобразились в отдельные конфессии со своими Кафедральными Соборами, Отцами Церкви и целой армией святых заступников.

Конечно мы понимаем, что христиане, как приверженцы учения Божьего Сына, неминуемо с веками должны были вырасти в числе, зрелищности богослужений и обрести культурные особенности той части света, в которой находились Церкви. Но ведь ощутимые различия христианских конфессий выходят за грани культурных и языковых особенностей! Причиной непохожести и даже противоречий стала отнюдь не культура.

Первые конфликты Патриархов и священников времен Византии произрастали по причине земельных споров и управленческих разногласий. Конфликты подобного рода заставляли приходы замыкаться от единого общения с Вселенской Церковью и генерировать в своих обрядах отличительные традиции, перегоняя друг друга в ложных христианских особенностях, все больше и больше отдаляясь от своих же братьев и сестер по вере. Таким образом, в христианстве, по разным данным, в 21 веке насчитывается около семи христианских конфессий.

Больше века назад необходимость приблизить конфессии в допустимой мере друг к другу осознали католические Патриархи, используя авторитетные для всех верующих слова из Евангелия. Призывом к сближению стало обращение Христа к Своим ученикам, написанное Апостолом Иоанном в 17 главе, 21—22 стихе: «Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино». В 1908 году была проведена первая, так называемая экуменическая молитва, объединяющая разные конфессии. Постепенно к молитве католиков присоединились протестанты, лютеране и православные. Спустя больше 100 лет в интервью радио Ватикана председатель Папского совета по содействию христианскому единству, кардинал Вальтер Каспер скажет: «За эти сто лет традиция проведения Недели молитвы за единство христиан распространилась, она отмечается во всем мире».

Действительно, в этом году даже в России информационные источники различных христианских конфессий транслировали объявление о проведении молитвы о единстве всех христиан с 18—25 января. Во всех крупных городах, где присутствует конфессиональное разнообразие, организовывались совместные пресс—конференции и служения. Сложно представить, как в одном храме могут одновременно служить протестанты, католики и православные. Однако, побывав на молитве Единства в Московском Католическом Кафедральном Соборе Непорочного Зачатия, мы убедились, что это не только возможно, но и действительно помогает верующим обрести общность и вспомнить тысячелетнее христианское родство.

В одном ряду, плечом к плечу возле алтаря сидели протестантский епископ, православный священник, пасторы пятидесятников и баптистов и католический настоятель, принимавший высокопоставленных гостей. Каждый из них ожидал своей очереди огласить призыв своей конфессии о единстве и переживал с нескрываемым волнением, не характерным для священства. Ведь перед Словами Христа, упомянутыми Иоанном, все они были равны, и, казалось, ощущали святой долг в доверенное им время управления паствой превратить эти Слова в действии.

Католический храм, находящийся в центре Москвы, окруженный многоэтажными жилыми домами, был наполнен верующими, и свободных мест на традиционных для католического Собора дубовых скамейках было немного. Чтобы понять, какие конфессии собрались, достаточно было обратить внимание на одежду пришедших. Публика на местах для прихожан была столь же разнообразна, как и священство, восседающее у католического алтаря. Католические монахини, в точности похожие на Матерь Терезу в своих сине—белых покровах; лютеранские служительницы в серых облачениях, покрывавших их от головы до пят; православные, приклоняющиеся перед своим священником перед началом служения; и протестанты, в большинстве представленные молодыми людьми с Библиями в руках, но с виду неотличимые от обычного людского потока на улицах города.

Под высокими сводами Собора, такого же древнего, как и экуменическая молитва, служение открыл хор протестантской «Церкви Божией» Российского Объединенного Союза христиан веры евангельской. На удивление собравшихся вокалисты исполнили знакомые всем христианские гимны, такие как «Благодать» и «Святой Господь», но с необходимой для нашей современной действительности харизмой и прогрессивностью. Во время одного из гимна в храме неожиданно для гостей, кроме привыкших активно участвовать в служении протестантов, в ладоши захлопали католики, а за ними и остальные верующие. В эти моменты собрание уже перестало быть формальным и все больше походило на истинно—церковное общение последователей Христа.

Открыл молитвенную череду своим приветствием католический священник Игорь Ковалевский: «Сердечно приветствую всех верующих, думаю, что независимо от конфессии пришедшие сюда стремятся в глубине сердца исполнить заповедь единства, данную Христом. Да, нет между нами общения полного, но в соответствии со своими традициями мы вознесем свои молитвы, дабы исполнить волю Христа, в Которого мы все веруем!»

Выступления священства были различны, но все они были похожи хотя бы в одном мнении: верующим необходимо перевести взгляд от различия в совершении богослужений на Великую миссию Церкви — достигать погибающих светом Евангелия и совместным служением обществу.

Дмитрий Сизоненко, секретарь Отдела Внешних Церковных Связей Русской Православной Церкви, подчеркнув тесное межконфессиональное сотрудничество в социальной сфере, сделал особенный акцент в своей речи на следующем: «Следуя примеру Отцов Церкви, мы веруем в Единую Вселенскую Апостольскую Церковь, тем самым понимая, что единство Церкви заключается в даре воскресшего Христа, но, к сожалению, в действительности вопрос этот остается проблемным. Ежегодно мы соединяемся в совместной молитве, чтобы, обратившись к Священному Писанию, увидеть, что дар единства Господом уже приподан, нам остается лишь его обрести».

Для выступления протестантов характерными были призывы к служению нуждающимся и распространению Вести о Христе неверующим согражданам, и, по мнению Константина Бендаса, епископа РОСХВЕ, это главный фактор, способный объединить в допустимой мере различных верующих в России: «Есть вещи, которые важны… Но не столь же важны, как спасение людей, которых объяла тьма ада!»

В целом, по моему мнению, стены Собора, в 2011 году перелистнувшего страницу вековой истории; прогрессивное выступление протестантов и довольно трогательные, даже для мирян, выступления священства положили очередной камень в крепкий фундамент межконфессионального сотрудничества. С надеждой, что в истории христианства больше не повторится Крестовых завоеваний, Варфоломеевских ночей и других разделений христианского братства по мирским причинам, верующие покидали Собор Непорочного Зачатия с большим и светлым чувством принадлежности к крепкой семье под названием Церковь.

Олег ­­Краснов,  г. Москва