Воскресение и жизнь

В Москве в Концертном зале Чайковского прозвучала духовная опера великого Антона Рубинштейна «Христос»

Долгие годы это сочинение считалось утраченным, и о нем были только скудные сведения. И вот, спустя более 100 лет после написания, эти ноты вновь стали предметом внимания музыкантов и слушателей.

Столь сложная судьба ожидала сочинение по нескольким причинам. Во-первых, духовная опера как жанр не разрешалась к исполнению в дореволюционной России. После революции об исполнении такого сочинения говорить не приходилось вовсе. Опера была написана композитором на либретто немецкого драматурга XIX века Генриха Бультгаупта. Ноты хранились в Берлине, причем их находку стоит считать поистине сенсационной.

Но были и другие причины. Антон Рубинштейн, известный, прежде всего, как величайший пианист и основатель Санкт-Петербургской консерватории, видный музыкально-общественный деятель и превосходный дирижер, создал много сочинений, однако далеко не все из них стали известными. Достаточно часто исполняется его опера «Демон», многие страницы партитуры которой проникнуты своеобразным творческим талантом Рубинштейна. Но значительная часть его творческого наследия со временем оказалась преданной забвению. По-видимому, дело здесь было в самом характере творческой личности музыканта, который был выдающимся исполнителем, но одновременно (и это признавали современники) с этим не мог сосредоточиться на отделке своих сочинений настолько, чтобы они могли стать в один ряд с партитурами Чайковского или Римского-Корсакова, не говоря уже о других гениях, например, Вагнере. Почувствовав творческий импульс, Рубинштейн, едва зафиксировав его, не останавливался, а шел дальше своей могучей походкой — и поэтому, им написано много, но лишь несколько сочинений можно назвать действительно художественно совершенными.

Поэтому, когда я узнал об исполнении этой оперы, честно говоря, я шел на него со смешанными чувствами. Во-первых, я совершенно не знал, чего ожидать в художественном плане. Во-вторых, впечатление омрачало то, что сам Рубинштейн, как теперь сказали бы, позиционировал себя атеистом, и меня откровенно удручало, что чуть ли не единственное оперное (именно оперное) сочинение под названием «Христос» создано… неверующим человеком. Даже великий Мессиан, убежденный католик и величайший реформатор музыки XX века, создавая свой монументальный шедевр — свою единственную оперу, после долгих размышлений остановился не на образе Христа, а на образе Франциска Ассизского. При всем уважении к святому, основателю движения францисканцев, согласитесь, это все-таки не равноценные персонажи. О Христе не написали опер ни Вагнер (хотя и он рассматривал Евангельский сюжет, но остановился на мифологии), ни Верди, ни Пуччини, которым были нужны для сюжета сильные страсти и великие характеры, ни даже Онеггер, написавший известную ораторию «Жанна Д’Арк на костре». Все они, возможно, полагали, что сюжет Евангелия предназначен для церковных ораторий и мистерий, а на «светской» сцене нужны более «отвлеченные», либо «земные» образы. Но вот Рубинштейн почему-то так не считал. И, несмотря на запрет в своей родной стране, писал духовные оперы и пытался ставить их за рубежом. Благо, что он мог свободно путешествовать и его талант открывал для него двери.

Мое мнение изменилось, когда я узнал об этом сочинении несколько больше.

Дело в том, что это последнее крупное сочинение композитора. Вот что мы читаем в буклете: «Творческая деятельность Рубинштейна, поражавшая своей интенсивностью, в 1890-е годы идет на спад… В письмах этого времени красной нитью проходит тема усталости и разочарования: «Я исстрадался (исписался); философия с ее грозным словом «зачем» овладело мной». И вот, на берегу живописного итальянского озера Комо композитор решает посвятить свои силы своей давнишней мечте — написать оперу о Христе.

Это время действительно было очень непростым для композитора. На руках у него был больной сын, который позже умер от туберкулеза. Но то, что вышло из-под пера Рубинштейна в эти дни, полно внутренней силы. И последний хор, говорящий о воскресении, не оставляет сомнений: Христос победил и воскрес, разрушив силы тьмы и дав надежду каждому человеку.

Своеобразие структуры оперы (например, практически полное отсутствие ансамблей — насколько можно судить по современной редакции, выполненной дирижером — кстати, потомком композитора — заслуженным деятелем искусств России и Украины Антоном Шароевым), по-видимому, стоит объяснить желанием авторов максимально рельефно передать евангельскую историю — от Рождества до Воскресения. И можно говорить о том, что мы находим более «сценично выигрышные» сочинения у тех же оперных классиков. Но стремление рассказать людям о жизни и подвиге Христа не оставило равнодушными людей, и по окончании сочинения в зале было радостное ощущение праздника. Многие моменты партитуры воспринимаются, я бы сказал, действительно как написанные по откровению. Исполнение тоже было на должном уровне. Дирижер Антон Шароев, автор редакции и художественный руководитель концертной постановки, действительно выполнил грандиозную задачу. Найдя партитуру и сделав необходимую редакцию, он смог собрать достойные творческие силы и исполнить, а позже — записать ряд фрагментов из оперы, а в этот раз представить более полную версию в Москве. В редакции А. Шароева опера состоит из пяти картин с прологом и эпилогом, последовательно раскрывая события, связанные с Рождением, искушением Сатаной, Нагорной проповедью и чудесами, въездом Христа в Иерусалим, Тайной вечерей, судом, распятием и вознесением.

Партию Христа убедительно исполнил солист Магнитогорской государственной академической капеллы им. С. Г. Эйдинова Александр Гайнутдинов, партию Марии — Богородицы и Марии Магдалины исполнила заслуженная артистка Российской Федерации Ирина Бибеева. В роли Матери воскресшего отрока, а также жены Пилата выступила лауреат международного конкурса Елена Шароева, а в роли Сатаны, Каиафы, Иуды и Пилата (чудесные роли, правда?), а также волхвов — солист Магнитогорской государственной капеллы Сергей Муртазин. И солисты, и коллектив (оркестр «Камерата Сибири» под управлением Антона Шароева и хоровая капелла Тюменской филармонии под управлением лауреата международного конкурса Анжелики Таланцевой) достойно справились с творческой задачей, и хочется их искренне поблагодарить. Особой оценки заслуживает исполнение партии органа лауреатом международных конкурсов Марии Блажевич.

Итак, исполнение оперы состоялось, и последний оперный шедевр Рубинштейна обрел вторую жизнь. Написав о Христе, Рубинштейн, вполне возможно, нашел необходимую помощь в Евангелии. Вспоминаются слова Христа: «Я есмь воскресение и жизнь».

Хочется верить, что, во-первых, это сочинение еще не раз прозвучит, а во-вторых, сам опыт воплощения в оперном жанре евангельских событий послужит примером и ободрением для молодого поколения композиторов.

Борис Рысин,
член Союза композиторов,
г. Москва