В октябре 17-го года

Октябрь 17-го года. В памяти сразу всплывает устойчивый, сформированный художественными и документальными лентами и многолетней навязчивой пропагандой образ событий начала XX века: выстрел «Авроры», штурм Зимнего, Ленин в Смольном. События, безусловно, изменившие лицо не только России, но и всего мира. «Весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем…» С первым точно справились, мы все еще живем среди руин: духовных, социальных, личностных. Миллионы судеб уничтожены и исковерканы творцами и прорабами революции.

Но был еще один октябрь 17-го года, но уже XVI века, который стал началом не революции, а нового движения, обновившего средневековый мир, событию этому впоследствии дали название — Реформация. В сердцевине этого движения было, прежде всего, духовное обновление. А обновлять было что. К началу XVI века жизнь Европы лишь отдаленно и в основном только внешне была христианской. Чем больше средневековая церковь обретала светскую власть и богатства, тем дальше она уходила от своего прямого предназначения. Продажа индульгенций вместо проповеди Евангелия. Сила оружия в крестовых походах вместо силы Святого Духа в молитвах. Многочисленные обряды вместо благочестивой повседневной жизни. Костры инквизиции вместо увещевания и убеждения. Многие верующие, искренне почитающие Бога, понимали, что христианская церковь находится в упадке и что-то надо менять.

Попытки обновления вспыхивали в разных концах Европы. Одними из самых ярких предшественников Реформации стали Джон Уиклиф в Англии, Ян Гус в Богемии (территория современной Чехии), Савонарола во Флоренции. Реформаторские идеи, сутью которых было возвращение к жизни на основании Библии, всколыхнули их страны, но не привели к всеобщему движению духовного обновления. Гус был сожжен на костре, Савонаролу вместе с ближайшими помощниками повесили, Уиклиф смог умереть своей смертью, но после его останки были извлечены из земли и сожжены.

Важным для последующей Реформации событием стало изобретение в 1455 году Иоанном Гутенбергом печатного станка. Первой напечатанной книгой была Библия. До этого книги переписывали от руки. На переписку одной Библии у писаря уходило больше года. Поэтому Библия была редкой и очень дорогой книгой. Только за первое десятилетие после изобретения печатного станка количество книг увеличилось с 50 тысяч до 10 миллионов. По этой причине в дальнейшем Священное Писание стало доступно многим и начало быстро распространяться.

И вот в начале XVI века в земной истории происходит событие, которому даже его участники не придавали тогда особого значения, но которое привело к смене эпох, к открытию новой страницы в истории христианства, которое положило начало другим значительным переменам и открытиям как в области духовной, так и в общественной, политической, культурной и научной жизни целых народов.

31 октября 1517 года в День Всех Святых молодой монах, священник и профессор богословия Виттенбергского университета доктор Мартин Лютер прибил к воротам собора, который находился рядом с Виттенбергским замком, список из 95 тезисов, осуждающих существующую практику продажи индульгенций. Никто, даже сам Лютер, не мог представить себе тогда, что этот момент станет началом Реформации.

Поводом для этого события стал вопрос об индульгенциях. Несмотря на обильные доходы, Риму требовались все новые и новые суммы на строительство собора Святого Петра. Одним из способов добывания денег стала продажа индульгенций. Римско-католическая церковь учила, что после смерти души людей попадают в место, называемое чистилищем, где они очищаются посредством страданий и тем самым приготовляются к восшествию на небеса. Покупая индульгенции, простые люди верили, что благодаря этому их душам меньше времени придется провести в чистилище и что покупка индульгенции для умершего может сразу же высвободить его душу из чистилища и открыть ей прямой путь на небеса. Именно практика продажи индульгенций осуждалась в «95 тезисах» Лютера. Для Лютера это означало глумление над важнейшей открывшейся ему истиной — о спасении одной лишь верой в Иисуса.

Мартин Лютер (1483-1546) родился в Эйслебене (Германия). Он готовился стать юристом, но неожиданно пережитый им ужас смерти изменил всю его жизнь и побудил уйти в монастырь. Лютер вступил в орден августинцев и приступил к изучению теологии. Но, несмотря на это, Лютер страдал от осознания собственной греховности, поэтому постоянно пребывал в посте и молитве. Позднее он писал об этом тяжелом для него времени: «Я пытался соблюдать устав, как только мог. Я был смиренным. Я постоянно составлял список моих грехов, вновь и вновь я исповедовал их. Я тщательно исполнял все наложенные на меня епитимьи, но совесть моя не успокаивалась: Я пытался исцелить мою совесть человеческими средствами, преданиями человеческими. Но чем больше я прибегал к этим средствам, тем более беспокойной и мучающей меня становилась моя совесть». Лютер не мог понять, как можно любить Бога, который судит? В чем тогда заключается Благая Весть для грешников?

Эти и другие подобные вопросы долгое время не давали ему покоя. Но однажды, изучая послание к Римлянам, он обнаружил, что праведность Божью мы не заслуживаем, а получаем по нашей вере в искупительную жертву Христа. Он увидел, что суд Божий, предназначенный грешникам, совершился на Голгофском кресте, где страдал Сын Бога живого. Он увидел, что оправдание и спасение — дары Божьей благодати грешникам, и никто не может их заслужить, но только принять по вере. Сделав это открытие, Лютер писал: «Я чувствую себя рожденным заново и вижу, что передо мной открылись врата небесные. Все Писание обрело новый смысл. С этой минуты слова «правда Божья» больше не пугают меня, а, напротив, вызывают во мне невыразимое наслаждение как выражение великой любви».

Вера — единственное условие, на основании которого человек может получить спасительную благодать Божью. Спасение — дар Божий, а не результат усилий человека. Спасение по вере подразумевает, что Бог спасает людей по Своей воле, а не за их добрые дела. Добрые дела — это не средство получить спасение, а естественное следствие бескорыстной любви к Богу. Мировоззрение Лютера трансформировалось, и его жизнь также преобразилась. С этого времени он стал учить тому, что открылось ему в Писании. Впоследствии Лютер сделал перевод Библии на свой родной немецкий язык, написал множество трактатов и богословских трудов, которые быстро распространились по всей Германии и другим странам Европы.

Одной из средневековых доктрин была безгрешность Церкви и ее представителей. Любая критика в адрес Церкви или духовенства объявлялась ересью с весьма серьезными для ее приверженца последствиями. Лютер же провозглашал истинность Священного Писания, на котором должна быть основана вся вероучительная и практическая жизнь Церкви. В Вормсе, перед императором и князьями в ответ на обвинение его в ереси он сделал очень смелое для того времени заявление: «Если я не буду убежден свидетельствами Писания и ясными доводами разума — ибо я не могу доверять Папе или соборам, поскольку очевидно, что зачастую они ошибались и противоречили сами себе, — то не отрекусь, ибо христианину небезопасно поступать против совести. На том стою и не могу иначе. Да поможет мне Бог! Аминь».

Реформация произошла не потому, что так решил Лютер, а потому, что для нее пришло время, потому что этот великий реформатор, а вместе с ним и многие другие были готовы исполнить свою историческую миссию.

С тех пор прошло пять веков. Реформация не завершилась. Она продолжается и сегодня. Мы все нуждаемся в постоянном обновлении, в постоянной оценке собственной жизни тем, что больше, чем наш собственный опыт, чувства и мнения. Этим мерилом для христианина должна быть Библия — слово Самого Бога. Поэтому Церкви нужно, прежде всего, не возврат в историческое прошлое и не следование современным размытым ориентирам. Церковь должна строиться на истинах Слова Божьего, которые всегда остаются актуальны, современны и способны преобразить как жизнь отдельного человека, так и общества в целом. Чему есть множество примеров.

Пастор Игорь Поляков